Спор на дороге, ведущей к храму

В мире
№7 (669)

Оппозиционная партия в грузинском парламенте требует отставки министра. Казалось бы, что здесь удивительного? Такое происходит по всему миру почти каждый день. Но вся «фишка» в том, что министра охраны окружающей среды и природных ресурсов предлагают изгнать не за то, что иностранцам распродаются лесные массивы, а загрязненность приграничных рек очень беспокоит соседний Азербайджан. Георгия Хачидзе обвиняют в том, что он взломал двери церкви. Причем чтобы впустить не паству, а премьер-министра. И не грузинского, а армянского.
Это могло бы показаться курьезной мелочью, если бы не было частью серьезнейшей проблемы. Между двумя странами, которые не  перестают подчеркивать свои братские отношения, уже давно идет бескомпромиссный спор об армянских храмах на территории Грузии. Его всячески стараются не афишировать чтобы не перевести в политическую плоскость. Но шила в мешке не утаишь, тем более если оно вонзается в столь болезненную часть большой политики, как межнациональные отношения.
Одна из главных достопримечательной Старого Тбилиси церковь Сурб-Норашен (Святого Норашена) построена в середине XV века и принадлежала Епархии Армянской Апостольской Церкви в Грузии. В 30-х годах прошлого столетия ее, как и большинство остальных храмов Советского Союза, закрыли, а потом отдали под книгохранилище. Через полвека, уже в независимой Грузии, склад из церкви убрали, вернули ее законному историческому владельцу, но служба в ней не возобновилась. В 1995-м оттуда вдруг исчезли армянские настенные надписи, фрески, хачкары (традиционные каменные стелы с резным изображением креста). А некий священник Тариэл Сикинчилашвили даже начал реставрационные работы, но был пойман, когда топором крушил алтарь.
Поднялся большой шум, на переговоры с грузинским Патриархом приехали армянские архиепископы, и было решено церковь снова закрыть, приостановив любые действия до лучших времен. Но по сей день продолжаются попытки подчеркнуть, что храм – исконно грузинский. В его дворе появились грузинские надгробные плиты, а все тот же отец Тариэл пытается возвести ограду,  «включающую в себя религиозные элементы, характерные для Грузинской Церкви», и грозит начать реставрацию в самом помещении.
Армянская епархия расценила происходящее как «нарушение грузинской стороной договорённости о цивилизованном разрешении вопроса принадлежности» этой и еще  4-х армянских церквей в Тбилиси. В дело вмешался Верховный Патриарх и Католикос всех армян, и оно вышло на межгосударственный уровень.
Позапрошлый премьер-министр Грузии (а их меняют, как перчатки) пообещал своему армянскому коллеге Сержу Саркисяну «изучить проблемы, связанные с юридическим статусом церкви». А когда тот в декабре прошлого года приехал в Тбилиси, сам президент Саакашвили заверил его, что намерен лично заняться решением проблемы Сурб-Норашена.
Именно во время того визита и произошло событие, заставившее партию «Картули даси» («Грузинская группа») поднять скандал. После того, как уже прошлый премьер Грузии сообщил, что для решения вопроса создается специальная комиссия из представителей церквей и  общественности двух стран, глава армянского правительства отправился в спорный храм. И там впервые за 70 лет прошла служба.
Теперь главного природоохранителя Грузии Хачидзе обвиняют в том, что именно он взломал двери церкви, чтобы впустить высокого армянского гостя. Тот заявляет, что и близко не подходил к дверям, а просто сопровождал Саркисяна, который, по протоколу, объехал тбилисские достопримечательности, в том числе и Сурб-Норашен. Что их встретили верующие, уже находившиеся в церкви, все было чинно и мирно, а шум поднял внезапно появившийся непримиримый отец Тариэл.
Но оппозиционеры его не слушают. Молодежное крыло партии «Картули даси» проводит акции возле ведомства Хачидзе, которому создается имидж то ли предателя, то ли хулигана.
А «Национально-христианское движение» передало в посольство Армении специальное обращение, начинающееся словами:
«Братья армяне, не поддавайтесь на провокацию». В нем говорится, что и в Армении есть около десяти значительных церквей, которые пришли в полный упадок. «Исторические источники и архитектура этих памятников, - утверждают национал-христиане,  - свидетельствуют, что они принадлежат Грузинской, а не Армянской  Церкви, иначе о них заботились бы соответствующим образом. 
Грузинская Церковь, думается, сознательно не ставила вопрос передачи этих храмов чтобы не осложнять положение и сохранить  статус-кво. К сожалению, определенные группы с армянской стороны постоянно добиваются эскалации напряжения и в одностороннем порядке требуют возвращения церквей, которые в Грузии пока считаются армянскими... И нам не остается ничего другого, как потребовать передачи грузинских церквей, расположенных на территории Армении».
Особенно примечательно, что авторы обращения надеются:  все это – «провокация третьей стороны», стремящейся посеять раздор между соседними народами.
Братский народ в долгу не остается. «Ассамблея тбилисских армян» призвала грузинских парламентариев обращать больше внимания на «попытки  спекуляции темой межрелигиозных и межэтнических отношений, особенно со стороны их коллег». Лидеру же «Картули даси» Джонди Багатурия послана скульптура неандертальца, символизирующая «возвращение в пещерный национализм».
А еще тбилисские армяне провели митинг перед министерством культуры, потребовав  привести в порядок и вернуть общине все армянские храмы, конфискованные советской властью, и «оградить их от неподобающих по отношению к Божьим храмам действий».
Не остался в стороне и «Союз армян-ветеранов Грузии», посчитавший, что в послевоенной обстановке «действия Багатурия, пытающегося спровоцировать обсуждение столь болезненной для всех армян и грузин темы, причем в агрессивном тоне, равноценны предательству по отношению к грузинской государственности».
А в Ереване показали документальный фильм «Молчание», в котором говорится об уничтожении следов армян из пантеона общественных деятелей в Тбилиси и приводятся  видео- и фотокадры о том, как при строительстве кафедрального собора Святой Троицы в столице Грузии были разрушены могилы старинного армянского кладбища  Ходжеванк.
Вообще армяне озабочены судьбой своих церквей не только в Тбилиси, но и в регионе Месхет-Джавахети, где они живут издавна и компактно. А МИД Армении официально заявил, что есть разногласия и о «принадлежности некоторых участков территории на 150-километровом отрезке границы, где сосредоточено много древних армянских храмов».
Внешнеполитические ведомства обеих стран решили сформировать комиссию, которая займется демаркацией границ и решит, у кого останутся церкви. При этом армянская сторона заявляет:
«Трудно сказать, сколько времени будет потрачено на урегулирование приграничных разногласий, но больших сложностей не ожидается. В любом случае мы не можем испортить отношения с дружественной Грузией, и вопрос будет решен на взаимовыгодном уровне”.
Ну а если вернуться к инциденту с Сурб-Норашеном, то не может не возникнуть естественный вопрос. Без разрешения «сверху» невозможно включить спорную церковь в маршрут высокого гостя и допустить верующих в пока еще не действующий храм. Если бы люди ворвались туда несанкционированно, их  преспокойно разогнали бы.
Так почему власть, давшая «добро» на все это, молчит теперь, когда разгорелся скандал с далеко идущими последствиями?