ХАМАС должен сидеть

В мире
№9 (671)

Стало уже почти неприличным писать о том, что на Ближнем Востоке сила ценится в первую очередь. Но делать это приходится – справедливость данного утверждения доказывается здесь едва ли не каждый день.
В очередной раз можно было убедиться в этом, прочитав сообщение о том, как Махмуд Аббас, председатель палестинской автономии,  беседовал с главой Евросоюза, президентом Чехии Вацлавом Клаусом. «ХАМАС должен сидеть в правительстве, для того, чтобы мы могли продвигать политические процессы», - сказал Махмуд Аббас.
После того как хамасовские боевики частично поубивали, а частично выгнали за пределы сектора Газы сторонников Аббаса во время военного переворота, после того как под шумок антитеррористической операции армии Израиля хамасовцы прострелили ноги оставшимся в Газе сторонникам Фатха, после того как стало ясно, что Израиль может освободить в обмен на своего пленного военнослужащего больше тысячи террористов, которые пополнят ряды ХАМАСа в Газе, а также на территории Иудеи и Самарии, после всего этого Махмуд Аббас, прикинув, что к чему, видимо, окончательно решил, с кем ему по пути.
А если решил это он не сам, то ему подсказали. Мировое сообщество спит и видит, что «палестинский народ» наконец-то преодолел «трагический раскол», что все «палестинские фракции» вновь едины в своем стремлении к обретению собственного независимого мирного государства, которое в полном соответствии с «дорожной картой», а также с прекраснодушными мечтами всего прогрессивного человечества живет в мире и дружбе со своим соседом – еврейским государством. В этих снах мировому сообществу снится, что ХАМАС расстался со своим экстремистским прошлым, признал право Израиля на существование и занимается лишь тем, что споспешествует расцвету культуры, наук и ремесел на вверенном ему пространстве.
Прежде такие сны снисходили лишь на социал-демократическую Европу, но вот уже месяц, как после известных судьбоносных перемен в Соединенных Штатах Америки радостные приверженцы Демократической партии тоже счастливо смыкают веки в надежде быть убаюканными поистине библейским зрелищем раскаяния грешников.
На это, как на очевидный факт, ссылаются в окружении Махмуда Аббаса, говоря о том, что «администрация Обамы дала «зеленый свет» на формирование правительства Фатха-ХАМАСа». Это лишний раз подтверждает мнение, бытующее в руководстве израильских правых партий о том, что среди «палестинцев» нет людей, с которыми можно было бы вести переговоры. ХАМАС не признает Израиль. Махмуд Аббас слаб, неавторитетен, а теперь еще и выясняется, что у него попросту нет за душой ничего своего. До тех пор, пока на мировом уровне превалировало мнение администрации Джорджа Буша, он прислушивался к этому мнению. После того, как в Белом доме появился Барак Обама, Аббас превратился в транслятора Обамы.
Позиция нового американского президента по вопросу урегулирования арабо-израильского конфликта, похоже, начинает приближаться к позиции европейских левых. Не зря Европа восторженно встречала Обаму в статусе претендента. Левые вообще-то всегда были склонны преувеличивать воздействие субъективных факторов на что-либо. Вот и теперь они надеются на то, что, получив в свои руки легитимную власть, террористы из ХАМАСа перестанут быть террористами и переквалифицируются, как говорил Остап Бендер, в управдомы, то есть займутся хозяйственной и административной деятельностью. Главное, кажется левым, уступить ХАМАСу в чем-то, а там уж – как-нибудь.
Такое уже было в истории. Гитлеру тоже шли навстречу. Хотел Судеты – дали Судеты. Хотел Чехословакию – вот вам Чехословакия. Не успокоился Гитлер, не занялся обустройством вновь обретенных территорий. Сколько волка ни корми...
Если Европа, а вслед за ней и «обновленная» Америка уповают на то, что ХАМАС «перевоспитается», то другие в рассуждениях о причинах арабо-израильского конфликта углубляются в квазиюридические материи. Премьер-министр Турции Эрдоган, например, считает, что «достижение мира на Ближнем Востоке возможно только в том случае, если будущий премьер Израиля признает государство Палестина». Премьера не смущает, что для того, чтобы что-нибудь можно было признать, надо, чтобы это «что-то» существовало. Вы слышали, читатель, о таком государстве, как «Палестина»? Нет такого государства и никогда не было. Турецкий премьер-министр должен был бы знать, что это государство имело все шансы появиться в 2000 году, но Арафат предпочел интифаду. «Палестина» ему не была нужна. Ему нужен был перманентный конфликт.
Чтобы хоть как-то придать своей речи «актуальный» характер, Эрдоган сослался на модные ныне «перемены»: «Партия изменений и реформ победила на выборах. Мы должны их поддержать. Мы должны дать им шанс». Это он о ХАМАСе.
По мне же о ХАМАСе лучше говорить так, как вайнеровский Жеглов говорил о ворах. Для этого достаточно в той фразе Махмуда Аббаса, которую я приводил в самом начале, оставить первые три слова: «ХАМАС должен сидеть...». Ну, и добавить: «...в тюрьме».


Комментарии (Всего: 2)

+1 Vasya ))))

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
ХАМАС должен сидеть, а ХИАС должен лежать.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *