Мелилья и мавры

В мире
№11 (934)
История порой такая забавная штука! В который уже раз она повторилась в виде фарса: испанский анклав в Северной Африке, Мелилью, опять взяли штурмом мавры 
 

Мавры в историческом значении - это выходцы из Северной Африки, периодически устраивавшие набеги на Испанию. Чудесно определяет их наш старый друг Брокгауз и Ефрон: “Очень симпатичны, красивы, с несколько задумчивым выражением лица, но они трусливы, фанатичны, чувственны, жестоки, коварны и умственно тупы. Значительная часть М. занимается торговлей и разведением кофе, остальная - ремеслами, садоводством, земледелием. Говорят по-арабски”. 
Знакомая история, правда? Сеуту мавры взяли бы тоже, но Сеута сегодня маврам не интересна. Потому что там нет лагеря беженцев. А мавр сегодня пошел умный, мавр хочет именно в такой лагерь. Это раньше мавр стремился взять Сеуту, Мелилью, а заодно уж и всю остальную Испанию под свой контроль и всем там управлять. Сегодня это мавру вообще не сдалось. 


Зачем ему управлять, заботиться и вообще напрягаться, если все, что нужно сегодня мавру, - прорваться в лагерь беженцев. А там, считай, дело в шляпе. Потому что демократия велит демосу брать на свой кошт всякого, кто объявит себя несчастным. По любой причине. В подавляющем большинстве случаев причина эта стара, как мир: работать не хочется, а жить, как живет тот, кто работает, хочется...


Очередное падение Мелильи было анекдотичным - пришло штук 200 мавров, навалились на забор (что вокруг Мелильи, дабы не шастали), раскачали, повалили и просочились внутрь. Просто “День трифидов” какой-то. 





Пришельцы худого не делали, наоборот, как по компасу, прямым ходом направились в лагерь местных беженцев, где, не скрывая радости, дисциплинированно уселись в кружок. То есть какой там кружок при двухстах-то лбах! В круг, конечно. 
Но радость их оказалась несколько преждевременной. Лагерь, видите ли, переполнен, так что девать счастливчиков, дорвавшихся до кормушки, некуда. В лагере некуда, а так-то известно куда - откуда пришли. Потому что в битком набитом лагере держать их негуманно. Причем согласно закону. Но тут рявкнул Брюссель. 


Поймите меня правильно, лично Бельгия, несмотря на некоторые прошлые взаимные исторические затруднения, ничего против Испании не имела. Зато много чего имел официальный Брюссель как место пребывания всеевропейской бюрократии (у нас примерно ту же роль успешно играет Северный Тель-Авив). 


И там, и тут прекрасно знают, что должны делать другие, и потому не скупятся на советы. Но плебей нынче пошел не тот и норовит огрызнуться. То есть вот ему отеческую заботу предлагают и объясняют, что он делать должен, а он не только не слушает, но и норовит обидеть. Причем огрызаются они практически слово в слово: “Вам легко говорить, сидя в своем комфортном севере!” 


Вот угадайте, откуда это прозвучало - из Испании или из Южного Тель-Авива? Потом еще немного попрепирались с европейским начальством по поводу того, стреляли местные пограничники по нелегалам или нет. Местные упирались, что ни-ни, а если все же да, то только резиновыми пулями. Брюссель хмурился, не верил и пули подозревал настоящие. Дело, как всегда, закончилось ничем, но просочившихся нелегалов придется оставить у себя. Впрочем, уж нам-то это знакомо.
Как водится, это все Израиль расстарался, подгадил Европе. Забор, вишь, выстроил! Раньше ведь как было? Европа обходилась малой деньгой - всего-то и расходов, что плати исправно зарплату (пардон, гуманитарный грант, конечно же!) примерно сотне местных правозащитников, включая адвокатов, и дело в шляпе. Вся африканская шпана плавно текла в Израиль за возможностью сладко жрать, не работая, временно оставив европейские социальные фонды в покое. 
И ведь главное, всем удобно. 


Европе особенно - кроме резкого снижения числа нахлебников у нее снизились также немалые расходы на береговую охрану, строительство и содержание все новых лагерей временного содержания, армии соцработников и прочей обслуги “несчастненьких”. 


Шпане, кстати, тоже стало удобнее. Европа, знаете ли, не ближний свет, пока ножками дотопаешь да ручками догребешь! А Израиль - вот он, под боком. 


Милое дело: до Синая любым транспортом, не исключая ишаков, а там рукой подать, любой бедуин поможет. Да и климат привычней. Израилю, правда, от всего этого было крайне неудобно, ну да мог бы и потерпеть ради общего блага. А он вон как!


Вследствие технических проблем с проникновением в Израиль полноводная река нелегалов начала искать, где бы просочиться. А чего искать, если вот она, единственная сухопутная граница с Европой, как раз проходит по городам Мелилья и Сеута. Туда и хлынули. 


Закон Ломоносова-Лавуазье доводит до сведения общественности, что “если где-то что-то убыло, то в другом месте это что-то прибыло”. Что и произошло в Европе после успешного завершения строительства забора Синай-Израиль. Нашествие мавров повторилось в виде фарса.    

“Новости недели”