Полная электрификация

В мире
№11 (934)
Правда ли, что израильским чиновникам судьба украинских евреев до лампочки?
 

В свое время мы, тогдашние советские евреи, ставшие затем русскоязычными репатриантами, принимая в начале 1990-х решение о немедленном переезде в Израиль, точно так же, как в эти дни украинские евреи, буквально физически ощущали, как прогибается почва под нашими ногами. Ждать, когда она разверзнется, слава Богу, наши люди не стали. По примеру знаменитого барона Мюнхгаузена, мы в самый последний момент буквально вытащили себя за шиворот из гигантской воронки, в которую провалился наш прежний мир. Вытащили, чтобы попытаться воссоздать свой мир заново уже в Израиле. 
Другое дело, удалось ли это нам, и если удалось, то в полной мере или же не вполне… Важнее, что мы теперь здесь, живые и здоровые, и жизнь наша на новом месте, при всех ее проблемах и сложностях, понемногу налаживается, пусть не сразу и не у всех. Чего мы всем остальным своим землякам-соотечественникам, здесь и там - в первую очередь, в Украине - от души желаем.


Да, об Украине и украинцах, обо всех, не только о евреях, мы сейчас думаем и переживаем даже больше, чем два с лишним десятилетия назад - о себе. Обрушение огромного Союза не было одномоментным процессом. На большей части его территории сохранялся видимый порядок, власть перешла в целом к вменяемым людям, сумевшим предотвратить худший, кровавый вариант развития событий.


Почти всем бывшим советским республикам удалось избежать гражданских войн в самую опасную пору их государственного становления. Но именно это обстоятельство сыграло злую шутку для нынешнего поколения украинских евреев. Без малого 300-тысячная еврейская община этой страны научилась выживать при всех завихрениях и пертурбациях вокруг себя, но не сумела просчитать угрозу, которую таило для нее, как, впрочем, и для всего населения независимой республики, противостояние власти и оппозиции вокруг “европейского выбора” Украины. О том, что это противостояние не закончится миром и его последствия еще много лет будут отравлять жизнь простых людей, в те дни говорили все мало-мальски ответственные эксперты. 
 


Даешь “перемогу”!

В Израиле, впрочем, за событиями в далеком Киеве следили, можно сказать, вполглаза. Хотя и в нашей общине главенствовало мнение, что добром все это для украинцев не окончится и что тамошним евреям стоило бы серьезно задуматься о воссоединении с израильскими земляками, если они не хотят вновь оказаться на линии огня и превратиться в мишени для обеих сторон расколовшего украинское общество конфликта.


Вот что писала в те дни о событиях в Киеве и стоявшем перед украинским еврейством выборе наша газета: “По оценкам экспертов, при любом варианте развития событий, военном и мирном, удержать их под контролем вряд ли удастся. Противостояние может завершиться массовым исходом жителей восточных и южных районов Украины в Россию, если российские власти сохранят нынешний нейтралитет, или же оккупацией этих регионов, разумеется, по просьбе населения, в целях спасения его от вооруженных банд “западников”. Все это в полной мере, отмечали “НН”, относится и к еврейскому населению независимой Украины. Значительная часть этой страны, указывали тогда наши эксперты, пребывает в полной готовности к отъезду на историческую родину. Сделать решающий шаг мешают бюрократические проволочки при оформлении документов и равнодушие отвечающих за выезд и прием репатриантов израильских чиновников. 


Тогда же один из наших собеседников произнес загадочную фразу “о полной электрификации” бюрократической системы страны. “То есть? - переспросил я автора загадочной фразы. - Что имеется в виду?” “А то, что нашим чиновникам и Украина, и ее евреи до лампочки. Понятно?” - отрезал тот.


Сейчас, когда в Украине все стало еще хуже, упомянутая в давешнем разговоре “электрификация” предстает, что называется, в полный рост. Драматизм разворачивающихся на территории независимой республики по обе стороны Днепра, а не только в Крыму, уже близок к критической отметке. Прежнее, пусть и жесткое, но все же большей частью невооруженное противостояние после военного вмешательства России приняло международный характер и уже явно не ограничится только российско-украинским противоборством в Крыму. Объявленная новыми киевскими вождями мобилизация в украинскую армию при всей потешности этой идеи может втянуть в противоборство и тысячи местных евреев, для которых перспектива принять в конфликте чью-то сторону, русскую или украинскую, выглядит просто непереносимой. И весь этот ужас даже близко не подошел к своему апогею. Впереди многомесячная борьба за “перемогу”. Но уже понятно, что наших с вами единоверцев в числе победителей быть не может. И нужно ли им было оно, это испытание, для полного счастья? 

 
В трудный час

Только сейчас, кажется, в местной еврейской общине стали понимать, в какой капкан попали. И дело не только в том, что большая часть еврейских лидеров оказалась в лагере захвативших власть в столице евромайданцев, на сторону которых, увидев в них естественных союзников в противостоянии с Россией, тотчас встали США и Европа. Аморфно и безвольно выглядит в этой ситуации большая часть общины, безропотно доверившейся амбициям “профессиональных евреев”.


Могли бы им в этот трудный час оказать помощь словом и делом израильские соплеменники? Могли бы, несомненно. Вновь приходится вспоминать, как в такой же драматической ситуации наши компетентные службы и организации действовали 25 лет назад в бывшем СССР. И тогда было многое неясно, туманно, в том числе в судьбе вдруг зашатавшегося советского государства. И в своей агонии оно вполне еще могло быть очень опасным для тех, кто осуществлял здесь работу по организации массового выезда советских евреев на историческую родину. 


Не будем идеализировать эту работу, но не станем и преуменьшать ее результаты, воплощением которых стал “золотой миллион” репатриантов из СССР, перевернувших провинциальную жизнь новой родины.
 


“Вечный скептик”  и другие

Что же мешает теперь, когда в аналогичном катастрофическом положении оказались треть миллиона украинских евреев? Задавая этот вопрос нынешним руководителям тех же самых “компетентных органов”, мы в редакции наталкивались либо на непонимание, либо на нежелание вести непростой разговор. Все, что удалось вытянуть из неразговорчивых чиновников, - успокоительное заявление, что все под контролем, держим, мол, руку на пульсе. “На чем, на чем? - саркастически отреагировал на эти слова руководивший в те самые годы Бюро по связям с советским еврейством Яша Казаков (Кедми). - Если они продолжат в этом месте искать пульс, на репатриации из Украины можно будет точно забить. Репатрианты просто не смогут пробиться через бюрократический кордон...” В чрезвычайной ситуации, которая сложилась в этой стране, продолжает Яша, от чиновников требуются и чрезвычайные, неординарные действия. А они спят на ходу. Прием и рассмотрение документов у потенциальных переселенцев длится месяцами и уже, по его сведениям, расписан до осени. Такая же волокита продолжается в Израиле. Как водится, более всех свирепствует МВД. Его сотрудникам отказать в разрешении на въезд - плевое дело. Они и отказывают.


Увы, тут вечный скептик Яша оказался прав. В министерстве абсорбции нам поведали печальную историю репатриации одной еврейской семьи из Украины. Мама и сын наконец-то решили воссоединиться с родственниками, давно ставшими израильтянами. Получили, как водится, согласие в местном консульстве и совершили исторический перелет Киев - Тель-Авив. Проблемы начались сразу же после приземления. Оформив документы матери, служба МВД в аэропорту отказала ее сыну. Чиновники заподозрили в нем христианина. А по Закону о возвращении... Далее вы сами можете продолжить. И хотя сын, вполне взрослый и самостоятельный человек, уверял, что в его случае произошла трагическая ошибка, во въезде ему было категорически отказано. 


Спасло положение вмешательство министра абсорбции. Софа Ландвер взяла дело под личный контроль и заставила-таки МВД разобраться в этой истории заново. Ждем, чем она закончится.
 


Чемодан, Киев, Израиль

Будет просто здорово, если семейство “украинцев” сможет переселиться в Израиль в полном составе. Но о чем говорит этот пример и другие подобные эпизоды все еще сидящим на чемоданах их землякам? А таковых, по данным наших экспертов, уже сегодня десятки тысяч. Теперь понятно, почему большая их часть, приняв для себя историческое решение, все еще пребывает в нерешительности, не зная, как его воплотить в жизнь. 


Многие на юго-востоке Украины, где сейчас обстановка накалилась до критической точки, все еще рассуждают о дачах, квартирах и машинах, которыми придется пожертвовать. Израильские посланцы на местах могли бы помочь этим людям разрешить сомнения. Но где они?


Недавно возвратившийся после многолетней командировки в страны СНГ бывший глава украинского отделения Еврейского агентства Яков Файтельсон уверен в необходимости безотлагательных организационных, финансовых и кадровых мер, без которых репатриация украинских евреев по-прежнему будет оставаться сильнейшей головной болью и для Израиля, и для самих потенциальных иммигрантов. Яков, по его словам, все свои предложения о реорганизации деятельности агентства и других еврейских организаций в этих краях изложил в объемной аналитической записке. Какова была реакция на нее руководства агентства, да и страны в целом, ему неизвестно. Да и была ли эта реакция вообще? 


Софа Ландвер в интервью нашей газете привычно взяла коллег-министров под защиту и объявила себя конечным адресом для обращений потенциальных переселенцев из Украины на Святую землю: “Берусь помочь в репатриации каждому, кто в такой помощи нуждается!” - заявила Софа и подкрепила свое заявление ссылкой на электронный адрес министерства и на личный телефон: мол, этот номер может получить каждый в канцелярии министра. Указание на этот счет помощникам ею уже дано. В общем, дорогие украинские братья-евреи, собирайтесь в дорогу, не откладывая дело в долгий ящик. Не стоит, честное слово, ждать, когда этот ящик начнет превращаться в нечто другое, близкое по форме, но совсем иное по содержанию...

“Новости недели”