Пережившие Холокост

Литературная гостиная
№52 (296)

«Habent sua fata libelli».
«Книги имеют свою судьбу»


В среду, 12 декабря, в ИВО открылась выставка, посвященная еврейскому коллекционеру и общественному деятелю Мататияху Страшуну. Сейчас это имя почти забыто, а еще не так давно любой житель Вильнюса мог показать вам, где находилась библиотека Страшуна, старожилы же помнили, как они пользовались этой библиотекой.
Впервые о Мататияху Страшуне и его коллекции я услышала десять лет назад, осенью 1991 года.[!] Было это не в Вильнюсе, а в Иерусалиме. В семинаре по подготовке руководителей еврейских общин участвовали три человека из Питера (я была в их числе) и три представителя Вильнюса. Именно от них я и узнала о библиотеке Страшуна. Вильнюсцы говорили о ней, как о чем-то выдающемся и всем известном. «Ну что особенного может быть в общинной библиотеке, - подумала я. - У нас в Петербурге тоже была общинная библиотека, там библиотекарем был сам Гаркави. Значит, в Вильнюсе этим занимался некий Страшун, ну и что?» Мое внимание привлекла не сама коллекция, от которой я не ожидала ничего интересного, а весьма необычная фамилия, которую я запомнила сразу. Но тогда дальше простого запоминания дело не пошло. Мне и в голову не могло придти, что мне когда-нибудь придется разбирать книги из этой коллекции.
Слова о том, что наша жизнь - это цепочка случайных совпадений, уже стали банальностью, но что делать, если в данном случае именно такое совпадение и произошло. Последние полтора года я занимаюсь разбором и каталогизацией книг из той самой коллекции Страшуна, которую я когда-то сочла не заслуживающей внимания. И буквально каждый день нахожу нечто такое, что я хватаю книгу и бегу к директору библиотеки Авиве Астринской: «Авива, посмотрите, что я нашла, это очень редкое издание, надо перевести его в отдел редкой книги»
Сейчас я уже знаю кто такой был Мататияху Страшун, что представляет собой его коллекция, и хочу рассказать об этом читателям РБ.
Мататияху бен Шмуэль Страшун (1817-1885) был не только крупным бизнесменом и меценатом, главой благотворительного комитета Виленской еврейской общины и депутатом городской думы. Он переписывался со многими деятелями еврейского просвещения (Хаскалы) и даже сам писал статьи для научных изданий на иврите. Благодаря своему финансовому благополучию Страшун мог позволить себе весьма дорогостоящее хобби - он приобретал ценные еврейские книги и рукописи, причем, в отличие от многих других коллекционеров, он внимательно прочитывал свои приобретения, иногда даже комментировал их. Как сам Мататияху Страшун, так и его личная библиотека притягивали раввинов и деятелей еврейского просвещения. В 1885 году, когда Мататияху скончался, его библиотека насчитывала 5739 книг и рукописей. Страшун умер бездетным, он завещал свою библиотеку (а также свой дом) Виленской еврейской общине с тем, чтобы она стала общинной библиотекой. В своем завещании он даже выделил специальные средства на зарплату библиотекаря и его помощника. Своим душеприказчиком Мататияху Страшун назначил племянника, Давида Страшуна.
Давид пригласил специалистов, которые составили каталог коллекции. Под названием «Ликутей шошаним» (Собрание роз) он был опубликован в 1889 году. Вскоре библиотека Страшуна была открыта для публики в его бывшем доме. Но коллекции увеличивались, а бывший жилой дом не подходил для использования в качестве публичной библиотеки, поэтому в 1899 году попечительский совет библиотеки принял решение построить для нее специальное здание.
В 1901 году библиотека переехала в новое помещение, построенное для нее во дворе Большой синагоги. Может быть, кто-то из наших читателей, родом из Вильнюса, помнит стоявшее во дворе синагоги двухэтажное здание с надписью на фронтоне «Библиотека раввина Мататияху, сына раввина Шмуэля Страшуна.» В специальной комнате хранились редкие книги и рукописи из собственно собрания Страшуна, а основной читальный зал обслуживал всех желающих. Сорок лет, с 1901 по 1941, это был один из крупнейших центров еврейской культурной жизни «Литовского Иерусалима». Библиотека продолжала расти, в основном за счет пожертвований и завещаний. Кроме того, начиная с 1928 года она стала получать все книги на идише и иврите, издаваемые в Польше (Вильно тогда принадлежал Польше). В тридцатых годах количество книг в общинной библиотеке превысило 35000.
Вильнюс был оккупирован немцами уже 23 июня 1941 года. Евреи были заперты в гетто, а еврейские книги собраны из разных библиотек в одно место, тоже своеобразное гетто. Когда мы говорим о жертвах Холокоста, мы обычно думаем о людях. Однако узниками нацистов были не только сами евреи, но и их книги. Евреев недаром называют народом Книги. Для евреев на протяжении многих веков скитальческой жизни книги оставались той единственной ценностью, которую бережно хранили и передавали из поколения в поколение. Когда евреев изгоняли из какого-то места, они перевозили с собой свои книги. Еврейские книги запрещали, сжигали на кострах, уничтожали шрифты и не разрешали евреям заниматься книгопечатанием. Однако во все века находились люди, которые сохраняли и печатали книги, часто рискуя ради них своей жизнью.
Фашисты, которые хотели сохранить иудаику (но без самих евреев, разумеется), мобилизовали вильнюсских еврейских библиотекарей и литераторов на разбор еврейских книг из библиотек ИВО и Страшуна. «Папир бригаде» должны были отбирать и упаковывать наиболее ценные книги для отправки в Германию; менее ценные книги подлежали уничтожению. С книгами поступали как с людьми: те, которые можно было как-то использовать, подлежали депортации, остальные - сожжению или переработке. Таким образом, ящики со старинными книгами и рукописями из Вильнюса оказались во Франкфурте-на-Майне, а затем их отправили на гигантский склад в близлежащем городке Оффенбахе. Когда в 1945 году американские войска вошли в Оффенбах, они обнаружили на этом складе три миллиона (!) еврейских книг из разных стран. Все книги, пережившие Холокост, так же, как и узники концлагерей, находились в ужасном состоянии и нуждались в срочной реставрации. Но тогда такой возможности не было. Среди этих книг было около двадцати пяти тысяч книг с печатью библиотеки Страшуна и более пятнадцати тысяч книг из библиотеки ИВО в Вильнюсе.
В 1947 году эти книги были перевезены в США и переданы в библиотеку ИВО в Нью-Йорке. Однако прошло много лет, прежде чем хотя бы часть этих материалов была каталогизирована. В семидесятые годы ИВО пригласило известного библиографа раввина Хаима Либермана разобрать и каталогизировать религиозные книги из собрания Страшуна. В 1999 году американские потомки семьи Страшуна предоставили ИВО средства для компьютерной обработки карточного каталога р. Либермана и каталогизации ранее не разобранных материалов. Именно этим я и занимаюсь на протяжении последних полутора лет. И каждый раз, когда я открываю новую (для меня, так как многим из этих фолиантов около пятисот лет) книгу «с грязным обрезом, в пестром переплете», у меня захватывает дух. Читая владельческие и цензорские записи и рассматривая различные печати и штампы, я пытаюсь представить себе судьбу каждой книги, пережившей то, что называют Холокост с большой буквы и множество других, не менее страшных, холокостов, которые хотя так не называются, но по сути не отличаются от Холокоста. На некоторых книгах сохранились отметки цензоров инквизиции. И на очень многих - разрешения наших «родных» российских цензоров. В царской России все еврейские книги, независимо оттого, где и когда они были изданы, подвергались цензуре. Еврейскими цензорами были либо крещеные евреи, либо казенные раввины. Помимо всем известной цензуры, перед изданием (в таком случае разрешение цензора с указанием его имени и даты печаталось прямо в типографии) российские цензоры просматривали все книги, ввезенные в страну, и ставили на них свой штамп или просто писали от руки «Сия книга просмотрена мной, гродненским (виленским и т.д.) казенным раввином (имя и дата)».
Да, в этой коллекции нет инкунабул - собственно первопечатных книг, изданных до 1500 года. Тем не менее в ней отражена практически вся история еврейского книгопечатания. Самая старая книга, которую я нашла, «Врата раскаяния» напечатана в итальянском городке Фано в 1500 году. По титульным листам этих книг можно изучать географию еврейских общин. В шестнадцатом веке широко представлены города Италии: Кремона, Феррара, Верона, Мантуя, Рива ди Тренто, Римини, Саббионета, не говоря уже о замечательной коллекции книг, изданных в Венеции (в том числе много книг знаменитого издательства Брагадино). Евреи, изгнанные из Испании и Португалии, привезли с собой технику книгопечатания в Оттоманскую империю, где еврейские книги были впервые напечатаны еще до 1500 года, за много лет до появления книгопечатания во многих европейских странах. В коллекции есть книги, изданные в Константинополе, Салониках и Измире. С началом семнадцатого века география еврейского книгопечатания резко расширяется. Еврейские книги издаются в многочисленных городах Германии: Гамбурге, Альтоне, Франкфурте-на-Одере, Франкфурте-на-Майне, Вильгельмсдорфе, Вандсбеке, Лейпциге, Бреслау, Еснице и других. В Италии к прежним центрам книгопечатания присоединился Ливорно. В Западной Европе крупнейшими центрами становятся Амстердам, Антверпен и Базель. Появились еврейские типографии и в Восточной Европе - Кракове, Люблине и Праге.
На выставке, которая открывается в ИВО, посетители могут увидеть документы из архива ИВО (например, разрешение, выданное администрации Большой синагоги инспекцией по делам печати при Виленском губернаторе 20 сентября 1902 года на открытие «платной библиотеки с читальней из дозволенных цензурою книг и журналов духовного и светского содержания.»), а также некоторые книги из коллекции Страшуна (перевод «Логики» Аристотеля на иврит, изданный в Рива ди Тренто в 1560 году; «Старинные притчи», первая иллюстрированная книга на иврите, напечатана в Венеции в 1547 году; первые полные переводы Библии на идиш, Амстердам, 1679 и 1687).
Одновременно с выставкой в ИВО открывается отдел редкой книги, основную часть которого составляют книги из коллекции Мататияху Страшуна. Все наши редкие книги - жертвы Холокоста. Они нуждаются в специальных условиях хранения, консервации или реставрации. За прошлый год на средства спонсоров было отреставрировано несколько книг, но это капля в море. Старинные книги надо микрофильмировать, таким образом можно и сохранить оригинал для наших потомков, и облегчить читателям доступ к редким материалам. Но в настоящее время об этом остается лишь мечтать.
На торжественное открытие выставки были приглашены многочисленные представители рода Страшун. На эту встречи приехало более ста двадцати потомков братьев и сестер Мататияху Страшуна (у него самого детей не было). Гостям показали выставку и комнату редкой книги из коллекции Страшуна, затем они посмотрели художественный фильм на идиш (с английскими субтитрами) о виленском канторе Йоеле Страшунском, который стал солистом Варшавской оперы. В холле Центра еврейской истории стояли стенды, сделанные специально для почетных гостей. Там было представлено генеалогическое дерево семьи Страшун. Многие потомки этого известного рода провели несколько часов перед этим деревом, разыскивая себя и своих родных, фотографируя и снимая на видеокамеру, объясняя, кто есть кто своим детям. Удивительно - на открытии выставки, в общем-то, официальном мероприятии, было очень много детей. Их привезли на эту встречу, чтобы они запомнили это и смогли передать потом своим детям и внукам. Для них, впервые в жизни, представилась уникальная возможность одновременно познакомиться как с историей, так и с сегодняшним днем своего рода.
А пока, с 13 декабря до 15 марта, посетители могут познакомиться с выставкой редких книг и документов из библиотеки Страшуна. Ждем вас с понедельника до четверга с 9 до 17 часов по адресу: 15 West 16th Street, в Манхэттене. Выставка, как и читальный зал ИВО, бесплатная, но для входа необходимо иметь удостоверение личности.


Комментарии (Всего: 2)

Uvazhaemaja Alla!<br>Moi predki - iz semeji Strashun,<br>o chiom u menia imejutsia dokazatel'stva. Mne, razumeetsia, beskonechno vazhno poznakomit'sia s semejnym drevom Strashunov. Gde ja mog by osuschestvit' eto?<br>Zaranee blagodariu za pomosch'!<br>Alexander

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Это одна из самых подробных статей о библиотеке Страшуна, которые мне доводилось читать. Она хорошо написана и использует как большинство известных источников, так и собственные знания и опыт автора. Неточно, что у Матисьягу не было детей - было двое, но они умерли в младенчестве. Следовало также упомянуть команду Розенберга, и доктора Поля, непосредственно занимавшегося грабежом книг, участие в работе (по принуждению) доктора Лунского. потом уничтоженного немцами. Следовало также осветить героизм виленских евреев из гетто, в частности, деятельность Суцкевера и последующую судьбу спасенных книг. Без этого история библиотеки неполна. Сомнительно, что Матисьягу занимался коммерческой деятельностью. Источники на это не указывают.<br>Иоэль был не Страшунский, а Левенштейн, надо было это оговорить, хотя жена его была, действительно, из Страшунов.<br>Анатолий Хаеш.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *