Что значит смена элит?

В мире
№11 (673)

На что намекал помощник президента, каждый расшифровывает по-своему, но некоторые эксперты предполагают чуть ли не грядущее сотрясение основ.
В разных концах страны приближенные к власти и оппозиционеры власти обсуждали одни и те же вечные вопросы: кто виноват и что делать? 
От российского экономического форума в Красноярске осталось ощущение вынужденного исполнения обязательного ритуала. Ну, объявили когда-то “русский Давос “, теперь вроде несолидно от него отказываться – вот и провели. Денег не жалко, да и какие деньги – копейки, так, штук пять персональных самолетиков прогнали от Москвы до Восточной Сибири, заплатив чартерным авиакомпаниям десяток-другой миллионов рублей.
Первый вице-премьер Александр Жуков отработал ритуальное вступление: “Россия подошла более подготовленной к кризису. Нам удалось сохранить банковскую систему и накопления, чего ранее не удавалось. Более того, продолжается финансирование долгосрочных инвестиционных проектов”.
Но участники говорили о реальном положении дел. Хозяин – губернатор Красноярского края Александр Хлопонин объявил, что запаса прочности регионам хватит на месяц: “Начались неплатежи между смежниками крупных предприятий. Параличом охвачена банковская система. Если не принимать никаких конкретных мер, ситуация сложится критически”.
Его коллега, недавно назначенный губернатор Кировской области Никита Белых ответил, что это у сильных регионов еще есть запас на месяц, а у слабых и того нет.
Помощник президента Аркадий Дворкович был суров к большому бизнесу: “Сейчас не нужно бегать к государству за помощью. Государство помощь не окажет. Никого спасать не будем. Нужно брать на себя ответственность и работать более эффективно”.
Хлопонин сказал, что страну спасет “мегапроект, который в перспективе и должен занять население”. Жуков его поддержал: мол, к существующим национальным проектам надо бы добавить новые.
На том и разлетелись. Может, и не стоило бы на красноярский Давос тратить газетные строчки и время читателей, если б не одно замечание, о нем речь в конце.
В то же время в Москве состоялся политсовет партии “Яблоко”, где Григорий Явлинский как раз и предложил “мегапроект, который в перспективе и должен занять население”. Григорий Алексеевич говорил, что надо внутри России стимулировать внутренний спрос. Мысль не новая, выдвинутая еще академиками советской школы - Робертом Нигматулиным и Дмитрием Львовым. Помню, они четыре года назад удивлялись: неужели в правительстве не понимают, что главным двигателем рыночной экономики является рыночный спрос, покупательная способность населения? А спроса нет и не будет, пока зарплата россиян - нищенская.
“Если учитель, врач, рабочий раз в год не могут слетать в отпуск всей семьей на самолете, то отечественная авиация не нужна. Становятся ненужными наши заводы, НИИ, КБ, авиационные вузы. Низкая оплата труда - главный тормоз научно-технического прогресса”, - говорил академик Нигматулин. “Почти бесплатная нефть, эксплуатация наемного труда - вот что позволяет правительству затыкать дыры, образовавшиеся из-за безобразного управления экономикой”, - заключал академик Львов.
Теперь многие лишились и тех зарплат, и цены на нефть упали, и ни одного производства не создано за 8 лет купания в баснословных нефтедолларах. С чего начинать, за что браться?
Явлинский предлагает начать с программы строительства индивидуального жилья “Дом - каждой семье”. Раздать бесплатно землю в вечное владение, выдать кредиты на 30 лет с минимальным процентом. Этот локомотив потянет за собой промышленность строительных материалов, строительство дорог, сетей, трубопроводов. Новые поселки – это новые школы, детсады, магазины и вся социальная инфраструктура.
Главное и ценное в его плане – личная заинтересованность. Многие захотят иметь собственный благоустроенный дом.
Однако есть сомнение в порядке действий. Критики говорят, что такой проект хорош в стране с более или менее налаженной промышленностью. Вначале заводы и дороги, а потом – дома. Сторонники отбиваются: хватит людей тащить за производством, пусть теперь индустрия гонится за деньгами в руках народа.
Пугает и масштаб в сочетании с необычностью – практически все деньги государства, грубо говоря, раздать людям. Да еще на 30 лет. Действительность такова, что мы и на год вперед не зарекаемся. А уж за такое время, подумают многие, или ишак сдохнет, или шах умрет. Значит, от государства требуются четкая организация, учет и контроль за освоением средств. Как и сам Явлинский отметил, риск огромный, требующий политического мужества, чего за нынешним правительством не замечалось.
Пожалуй, главный недостаток плана - его самодеятельный, общественный статус. Однажды, в пору перестройки, за идеи Явлинского ухватился Михаил Горбачев и призвал молодого экономиста в свои ряды. Они ничего не успели сделать: сказались и сопротивление номенклатуры, и нерешительность Горбачева, и, наконец, крушение СССР. Путину и Медведеву Явлинский на дух не нужен. Позвать его, прислушаться к его советам – значит расписаться в том, что 10 лет занимались не тем, чем надо. Они, их чиновно-правительственная система будут проводить “русские Давосы” в Красноярске. И ждать, когда поднимутся цены на нефть.
Впрочем, президента Медведева однозначно причислять к существующей системе, может быть, не совсем верно.
На Красноярском форуме чуть ли не от его имени прозвучала странная фраза. Ее не тиражировали, не обсуждали, но запомнили. Прежде всего – участники высокого собрания. С какими чувствами они уезжали домой – бог весть.
Помощник президента по экономике Аркадий Дворкович сказал: “Должна быть сменяемость элит, то есть на смену нынешней, прежде всего бюрократической элите должна прийти новая элита, которая будет более открыта для общества. И вот это само по себе может стать серьезным фактором роста российской экономики”.
В переводе на русский слова советника главы государства означают, что штаб президента Медведева виновной в плачевном состоянии экономики считает существующую управленческую вертикаль. До такой степени виновной, что ее смена сама по себе станет “фактором роста российской экономики”.
Относится ли термин “сменяемость” к фигуре вождя “нынешней бюрократической элиты” - Владимиру Путину? Его позиции месяц за месяцем подтачиваются неблагоприятным развитием экономической ситуации. Рано или поздно понадобится главный человек, на которого спишут кризис.
Захочет ли новый президент разделить этот жребий с премьер-министром? Неумолимая логика событий подталкивает его к тому, чтобы принести в жертву старшего товарища – политический боливар в трудную пору двоих не выдерживает.
Москва