Играть ва-банк опасно!

Мнения и сомнения
№37 (333)

Вот и прошел год с того памятного для всего мира дня, когда арабы-террористы нанесли Америке удары невиданной силы. Всего несколько минут потребовалось, чтобы разрушить три здания, каждое из которых по праву считалось своеобразным символом страны. Тысячи безвинных жертв, миллиардный ущерб, массовый психологический шок. Вряд ли кто-либо на земном шаре сомневался в том, что трагические события 11 сентября 2001 года вызовут в мире крупные перемены.[!] Так и произошло, и все мы этому свидетели.
Трудно ответить на вопрос, к лучшему или к худшему изменилась ситуация. С одной стороны, почти все страны примкнули к Америке в ее борьбе с международным терроризмом, в Афганистане свергнут дикий, средневековый режим талибов, мощный удар нанесен по террористам «Аль-Каеды», более или менее надежные заслоны поставлены на пути обильных финансовых потоков, какими террористы долгие годы кормились. Очевидны, к сожалению, и последствия иного рода. В Америке ощутимо замедлился выход из экономической рецессии, и одной из причин явились события 11 сентября. В стране воцарилась атмосфера тревоги, неуверенности, подозрительности. Как выразился политический комментатор Кевин Бекер, у американцев истощился запас иронии. К тому же события самого последнего времени обозначили новую и не слишком приятную веху в развитии международных отношений. Камнем преткновения стал Ирак.
Невозможно не обратить внимание на тот факт, что многие американские политики, эксперты, обозреватели рассматривают трагические инциденты 11 сентября по стандартам тотальной войны. Профессор Гарвардского университета Роберт Путнем ставит знак полного равенства между 11 сентября 2001 и 7 декабря 1941 года, когда японцы совершили коварное нападение на Перл-Харбор. Исторические аналогии щедро используют и другие авторы. В особенности когда речь заходит о праве на превентивный удар по той стране, которую можно считать потенциальным противником. Нам то и дело напоминают о пресловутом «мюнхенском соглашении», губительном миротворчестве английского премьера Чемберлена, упущенных возможностях прихлопнуть Гитлера еще до того, как он единым махом проглотил чуть ли не всю Европу.
Любители исторических параллелей уверены, что на протяжении веков и тысячелетий все в жизни человечества повторяется и «ничто не ново под луной». А раз так, значит, по событиям, которые были ДО, с полной достоверностью можно судить о том, что будет ПОСЛЕ. И сетуют: жаль, что история нас ничему не учит. Верно, не учит. По той простой причине, что и не может ничему толковому научить. На забывчивость человечества пенять не стоит - никому не дано опровергнуть древнего Гераклита: невозможно дважды ступить в одну и ту же воду. Объективные обстоятельства стремительно меняются, искать в прошлом способы решения современных проблем - занятие несерьезное. Оно пригодно лишь для пропагандистских целей и только в этом смысле способно оказать содействие реальной политике.
Что общего, скажем, в нападении императорской Японии на военно-морскую базу США в Перл-Харборе и терактах, совершенных арабами-самоубийцами в Нью-Йорке и Вашингтоне? Да, оба агрессивных акта исполнены с воздуха, оба привели к многочисленным жертвам. Различия гораздо более значительны. Первый был составной частью мировой, межгосударственной, войны, тогда как второй был и пока остается разовым выпадом группы преступников, объединенных догмами ислама и ненавистью к Западу, однако не подчиненных официальным властям какой-либо определенной страны.
Точно так же нет никакого сходства между «осью зла», объявленной Бушем, и памятной старшему поколению осью Берлин - Рим - Токио, стран, развязавших Вторую мировую войну. Ирак, Иран и Северная Корея, нанизанные на единую «ось зла», в действительности совершенно не похожи друг на друга. Конечно же, это тоталитарные государства, но таких в современном мире насчитывается еще не меньше дюжины. Тоталитаризм, авторитарная власть во многих случаях корнями уходит в далекое прошлое, одной лишь силой эти корни не порушить. Уберешь одних диктаторов, им на смену придут другие.
И общая ситуация в мире мало походит на ту, что сформировалась более полувека назад. С политической карты земного шара исчез социалистический лагерь, враждебный свободным странам, коммунизм как влиятельное идеологическое и политическое течение давно и, скорей всего, навсегда утерял былую мощь. Нынешних лидеров Китая, Кубы, даже Северной Кореи можно назвать коммунистами лишь с большой натяжкой. Диктатуру совсем не обязательно всегда связывать с теориями Маркса или губительной практикой Ленина-Сталина.
В прошлое уходит экономическая разобщенность мира. Бурно развиваясь, экономика сама по себе, согласно своим внутренним законам, стремится к глобальности. Казалось бы, одно это должно дать человечеству гарантию относительной стабильности. Такой стабильности, которую не в состоянии опрокинуть ни локальные конфликты, ни болезненные акции террористических групп. Из этого вовсе не следует, что на вспышки насилия не нужно обращать внимание. Все чаще их удается гасить дипломатическими приемами. А с международным терроризмом, безусловно, надо вести жестокую, бескомпромиссную борьбу. Лишь бы она не выплеснулась за разумную грань, не приобрела черт тотальности, не привела к последствиям, которые невозможно предусмотреть или хотя бы предугадать. Сегодня именно такая опасность назревает.
Определенная группа американской политической элиты настойчиво старается придать Ираку образ самого злобного и коварного в мире врага. Чуть ли не копии гитлеровской Германии, только в арабском обличье. Отсюда и соответствующие исторические параллели, хотя на самом деле такое сходство невозможно усмотреть ни в микроскоп, ни в телескоп. Не усматривает ничего подобного и весь мир за пределами Соединенных Штатов. Во всяком случае ни одна страна не поддерживает планов нападения на Ирак, настаивая на иных способах свержения диктаторского режима Саддама Хусейна. Даже верный союзник Америки - Великобритания недавно наотрез отказалась от участия в вооруженной акции.
Не секрет, что в администрации президента Буша далеко не все придерживаются на этот счет единого мнения. Впрямую разногласия не афишируются, и ничего хорошего в такой скрытности нет. Ведь и без того ясно: разногласия существуют. Тему превентивной войны против Ирака старательно обходят, например, государственный секретарь (он же, кстати говоря, и глава правительственного кабинета) и советница президента по национальной безопасности. Сам президент, откровенно или не очень, изо дня в день повторяет, что окончательное решение пока не принято. Зато множество аргументов против опасной затеи высыпали независимые политики, ряд конгрессменов и сенаторов, в том числе лидер республиканцев в Палате представителей.
Застрельщиками военной акции, как известно, выступают вице-президент Дик Чейни и министр обороны Рамсфелд. Из каких-то соображений оба они приурочили свои публичные выступления ко времени, когда страна готовится отметить печальную годовщину событий 11 сентября. Вероятно, посчитали дату наиболее для себя подходящей. Оба влиятельных администратора настаивают на немедленном проведении массированной военной кампании.
Известный политобозреватель Фарид Закариа в статье, опубликованной в журнале «Ньюсуик» сразу же после выступлений Чейни и Рамсфелда, попытался спасти их имидж. По его мнению, оба всего лишь ждут, когда появится «казус белли» - повод начать военные действия. Если такой явный повод найдется, Америка тут же приобретет союзников и сможет с чистой совестью начать вооруженную борьбу против Саддама Хусейна. К сожалению, выступления вице-президента и министра обороны не дают даже малейших оснований для таких утверждений. Больше того, судя по их речам, Америке не следует ждать ни поводов, ни союзников.
Зарубежная печать выдвигает несколько версий в объяснение столь жесткой решимости. Ссылаются, в частности, на то, что Америка при Буше-сыне желает завершить начатое, однако не завершенное Бушем-отцом в период войны в Заливе. Другие версии представляются более близкими к истине. Позиция Америки как мирового политического и экономического лидера за последние полтора-два года пошатнулась. Ее следовало бы укрепить, а иного инструмента, кроме военной мощи, у страны пока нет. Экономика все глубже увязает в рецессии. Успешно созданная Джорджем Бушем антитеррористическая коалиция не проявляет охоты выходить за рамки борьбы непосредственно с группами террористов. Двойственное отношение США к израильско-палестинскому конфликту еще дальше отодвинуло возможность его мирного разрешения, что у многих вызвало только раздражение.
Тот круг американских политиков, который принято называть «ястребиным», видимо, считает войну наиболее радикальным способом восстановить безусловное мировое лидерство своей страны. «Казус белли» как-нибудь, да проявится, это не проблема, кто ищет, тот всегда найдет. Как полагает один французский политобозреватель, в «ястребах» проснулся азарт игрока, желающего во что бы то ни стало сорвать банк. Иногда это удается, иногда - нет. Риск игры ва-банк очень высок, можно проиграть последнее.
Пока что мы наблюдаем явно преднамеренные утечки информации из высших правительственных сфер о том, что атака на Ирак обязательно будет предпринята то ли до, то ли после промежуточных ноябрьских выборов. Насколько слухи и утечки отвечают реальным планам, судить трудно. Вместе с тем нельзя не заметить, что бурная активность пропагандистов новой войны уже негативно сказалась и на экономике страны, и на политическом авторитете Соединенных Штатов в мире.
Так уж случилось, что воинственные заявления Чейни и Рамсфелда по времени совпали не только с печальной годовщиной событий 11 сентября, но и с другой исторической датой. В конце августа 1962 года Никита Хрущев начал масштабную операцию по переброске крупных воинских формирований, в том числе ракетных, на Кубу. Журнал «Ньюсуик» напоминает, что тогда у президента Кеннеди хватило выдержки не поддаться советской провокации. Едва вспыхнувший конфликт удалось вовремя погасить. В данном случае историческая параллель выглядит уместной, хотя и она не слишком близка ситуации сегодняшнего дня. Все-таки Ирак с его не совсем очевидными попытками создать оружие массового уничтожения - это не Советский Союз, откровенно претендовавший на мировое господство.