СЦЕНЫ ИЗ СЕМЕЙНОГО СПЕКТАКЛЯ

Дела житейские
№14 (676)

Эту историю мне поведала молодая женщина по имени Фаина. Посему повествование пойдет от первого лица.
- Здесь рядом, - сказал Илан, пропуская меня вперед. - Пройдем до перекрестка и свернем направо.
- Стоило так далеко оставлять машину? - спросила я. - Конечно, будущей маме не помешает прогулка по свежему воздуху, но не в такую жару!
- Ты же знаешь! - беспомощно развел руками мой суженый. - Тут нигде нет места для нормальной парковки - полчаса ездили бы, так и не сумев найти подходящего участка.
- Ладно-ладно. Где твой автосалон?
- Еще немного... - Илан остановился, снял очки, достал бумажную салфетку и стал тщательно их протирать, затем снова надел на нос. Его внимание явно привлекли люди на противоположной стороне улицы, и мне ничего не оставалось, как повернуть голову. Повернула... и глазам своим не поверила! Через дорогу, по тротуару, шла мама под руку с каким-то толстым и лысым мужиком, и они о чем-то весело “щебетали”. Я бы сказала даже - с неким оттенком интимности.
- Кажется, это - Роза? - усомнился Илан, стыдливо отводя взгляд.
- Похоже, - я никак не могла прийти в себя от всего увиденного. - Она, мама...
И тут, согласно неписаным законам телепатии (ты всегда чувствуешь, когда на тебя пристально смотрят), мама обернулась и с тем же выражением недоумения на лице, которое, очевидно, отпечаталось на моем, посмотрела на нас. И растерянно застыла.
Было видно, что мама не знает, что делать - подойти к нам или сделать вид, что не заметила нас. Она зашептала о чем-то своему спутнику, а тот, не поворачивая головы (спасибо, интеллигентный человек), ей ответил, и они, не торопясь, пошли дальше.
- Не поняла... - запоздало отреагировала я и потянулась рукой к сумочке, где находился мобильный аппарат.
- Не стоит, - как всегда, предугадал мое желание Илан (что его радикально отличало от других сабр, так это интуитивное понимание нашей ментальности - неужели далекие предки мужа из маленького саксонского городка на генетическом уровне настолько постарались?!). - Может быть, это всего лишь добрый знакомый Розы, а ты начинаешь беспокоиться.
- Я не беспокоюсь. В моем положении надо соблюдать относительное равновесие в настроении и эмоциях.
- Правильно, это то, о чем нам говорили на курсах будущих родителей, - припомнил предусмотрительный муж. - Мы, помнится, куда-то шли? Салон - в трех минутах отсюда. Лучшие образцы для немецкого автобана ждут свою будущую хозяйку!
В салоне нас встретил расторопный служащий, бросившийся рассказывать о преимуществах автомобилей именно “их” фирмы. Он распахивал дверцы, предлагал опуститься на сиденья, почувствовать уют внутри машины, и прочее, прочее, прочее, а я думала совсем о другом.
“Господи, неужели мама, считавшаяся для меня всю жизнь образцом нравственности и порядочности, завела роман на стороне?! С ума сойти! Куда мы катимся?! Ведь я, как и все друзья, знакомые и родственники, считала родителей образцовой парой, пронесшей свою любовь через долгие годы испытаний и переживаний... А тут такой зигзаг! Нет, подобного сюрприза я никак не ожидала. И, самое главное, Илан все видел. Конечно, исходя из своей врожденной толерантности, он будет тактично помалкивать, но ведь в этой умной ашкеназской голове наверняка уже роятся мыслишки: “Если мать в достаточно зрелом возрасте позволяет себе подобное, то что можно ждать от ее еще молоденькой дочери?!” И за что мне такое наказание на шестом месяце беременности?!”
В салоне мы провели часа полтора, пока Илан, скрупулезно и дотошно доведя служащего до состояния тихой истерики, выспрашивал все интересующие его подробности, после чего обещал как следует подумать и в случае позитивного выбора непременно позвонить. Все это время я никак не могла забыть о той неожиданной встрече с мамой. А что если муж прав и этот мужчина - всего лишь ее давний знакомый? Одноклассник или однокурсник из института? Сейчас же модно заниматься “личной археологией”, усердно копаясь в своем прошлом при помощи интернета - сколько “социальных” сайтов и порталов развелось. И, наверное, не стоит раньше времени поднимать панику...

* * *

Вернувшись домой, пока Илан готовил кофе, я села возле телефонного аппарата и набрала кодовую цифру номера родителей. Трубку снял папа.
- Привет, па! У вас все нормально? А то я вчера не звонила, мы с Иланом сначала были в одной консультации, потом в другой, а вечером уже сил не было даже на разговоры...
- Все в порядке, - привычным спокойным тоном ответил он. - Мама, представляешь, встретила на центральной автостанции свою старую приятельницу и решила съездить к ней на денек в Нетанию. Так что сегодня и завтра я один-одинешенек.
- С ночевкой? - не могла скрыть удивления я. - На маму это что-то не похоже...
- Они дружили с “первопамятных” времен, в одном дворе жили, - пересказывал отец, - почти тридцать лет не виделись, а, оказывается, тут обитают почти рядом.
- Что-то не слышала раньше о подобных приятельницах, - заметила я. - Тем более в Нетании.
Мне было явно не по себе, что мама оказалась не только лжива, но и на редкость изворотлива.
- Да она и сама об этом только позавчера узнала, - сказал папа. - Все в нашей жизни происходит случайно. Мама знает, что вы с Иланом хотели сегодня посмотреть новый автомобиль, а потому решила позвонить тебе вечером. Кстати, как Илан, где твой муж?
- Где ему быть?! - усмехнулась я. - Сварил кофе и сидит у монитора - как обычно.
- Передавай от меня привет!
- Спасибо, передам. А когда мама вернется?
- Послезавтра утром обещала.
- Ну, хорошо, тогда будем ее ждать, - поспешила я попрощаться, чтобы сгоряча не сболтнуть чего-нибудь лишнего.
С мужем я подобной новостью поделиться не могла, а “нести” все в себе самой - сил не хватило. Пришлось звонить Вере - лучшая подруга должна меня понять и поддержать.
Та сначала не сообразила, о чем идет речь, а потом невразумительно молчала в трубку.
- И что скажешь? - не выдержала этой паузы я.
- Даже не знаю, - ответила Вера. - Понимаешь, Фая, они почти двадцать семь лет вместе...
- Ну и что? Гарантийный срок продукта истек?
- Нет, но в жизни бывает всякое. Люди меняются, меняются ситуации, в которые они попадают, но ко всему следует относиться спокойно, без предубеждения и негативных эмоций.
В подруге заговорили полтора года курсов для начинающих психологов.
- Если бы все это с тобой произошло, интересно, какие бы у тебя возникли эмоции?! - поинтересовалась я.
- Со мной все в порядке, - невесело пояснила Вера. - Мама живет с отчимом в Украине, а отец встречается с одной женщиной из Афулы. Думаю, за израильский период она у него десятая по счету.
- Да, у тебя все просто, - позавидовала я.
- Не бери в голову, - посоветовала подруга. - Твои родители сами должны во всем разобраться, а твое вмешательство, пусть оно и идет от чистого сердца, способно все испортить. Ты ведь знаешь, куда нас заводят благие намерения?
- Когда-то слышала!
- Посему не терзай себя и не переживай. Глядишь, все еще и устаканится, как говорит Севка. Он на шаббат хочет меня в “Маленький Израиль” свозить, может, вы с Иланом компанию нам составите?
- Мы обещали быть у его родителей...
- Предложение снято. Родители превыше всего, тем более такие, как у Илана. Да, повезло тебе, Файка, угадала в “лото” не шесть цифр, а семь с половиной: такого мужа и в мечте не найдешь!
- Сам меня нашел, сам пускай и мучится, - заметила я. - Впрочем, ты, вероятно, права - с этим мужчиной мне повезло.
- Еще бы! - завистливо вздохнула Вера. - Кто бы говорил...

* * *

Не успела я положить трубку и отпить пару глотков принесенного Иланом кофе, как завибрировал мой мобильник.
Подняла его со стола и с удивлением обнаружила на определителе мамин номер. Ага, значит, до вечера мы так и не дождались.
- Здравствуй! - весело сказала я. - Как погодка в Нетании? С моря дует холодный ветер?
- А... Так, значит, ты и это уже знаешь... - погрустнела она.
- Да, представь, всего за пару часов мне очень многое стало известно о тебе, - продолжила я тем же тоном, - прямо не день, а полоса маленьких сюрпризов. Не сказала бы, что приятных.
- Ну, что ж, думаю, что будет гораздо лучше, если я сама тебе абсолютно все расскажу, - предложила мама.
- Зачем? - удивилась я. - Ведь мне и так все с тобой ясно. Или почти все...
- Думаю, что не все... И очень прошу меня выслушать. Ты не против, если я завтра вечером заеду и все объясню?
- Нет, не стоит. Потому что завтра я намерена пообщаться с папой, - категорично заявила я. - Считаю, он должен знать, что творится в его семье. Ведь все идет к тому, что если я не расскажу, то кто-нибудь другой донесет. Израиль - слишком маленькая страна, а Тель-Авив куда меньше, чем Нью-Йорк: затеряться практически невозможно.
Мама промолчала, а потом в трубке послышались короткие гудки.
- Что-то случилось? - поинтересовался Илан.
Вероятно, выражение на моем лице говорило само за себя.
- Ничего страшного, - заверила я. - Позвонила Вера, приглашала нас в “Маленький Израиль” на субботу. Но я сказала, что мы будем у твоих.
- Тебя это расстроило? - удивился муж.
“Боже мой, мне еще надо что-то придумывать и обманывать!”

- Нет, что ты. Ты ведь знаешь Севку, когда он начинает шутить, то всем вокруг хочется плакать.

- Бывает, - кивнул Илан, возвращаясь к своему любимому монитору.

* * *

Примерно около десяти вечера в нашу дверь позвонили.
“Кто-то из соседей”, - решил Илан и пошел открывать. Из гостиной послышался... голос мамы.
“Начинается, - подумала я, - Она решила меня сегодня окончательно доконать!”
- Это Роза, - с улыбкой сказал Илан, пропуская маму в спальню, - кофе или минеральную воду?
Даже если бы к нам в три часа ночи в балконную дверь постучал инопланетный уродец с тремя глазами, то мой муж, совершенно не удивившись, также предложил бы ему в первую очередь кофе или минералку: ничего не попишешь - натура такая!
- Спасибо, не буду, - поблагодарила гостья. - Если ты не против, мне бы хотелось поговорить с Фаиной.
- Да-да, конечно, - кивнул Илан, поспешно прикрывая за собой дверь.
- Доченька, ты, ради бога, не злись, а выслушай меня, - взмолилась мама. - Нам с тобой обязательно надо во всем разобраться!
- Ладно, - пожала плечами я. - Если уж ты наведалась к нам из Нетании, то можно и побеседовать на сон грядущий. Только не больше, чем на тридцать минут, - в одиннадцать Илан уже спит.
- Фаечка, - начала мама, - ты не знаешь о наших взаимоотношениях с отцом очень многого. А то, что сегодня бросилось тебе в глаза, всего лишь верхушка айсберга, давно кочующего по Атлантике.
- Неужели?! - еле сдержалась я. - Он такой холодный?!
- Без иронии, хорошо? - вздохнула она. - Может, и к лучшему, что все наконец, вышло наружу, даже таким непредвиденным образом... Вы ведь собирались купить себе “хонду”?
- Илан в последнюю минуту переориентировался на немецкие модели - нашел в интернете, что они становятся дешевле с каждым днем.
- Понятно. Видишь ли, я тебя... точнее, мы с отцом от многих проблем оберегали... Сейчас ты уже взрослая, сама скоро будешь мамой, должна понять...
- Странно, но по твоим намекам можно подумать, что у вас с папой давно нелады? - с недоумением спросила я. - А мне казалось, что я расту в идеальной семье!
Мама лишь горько усмехнулась.
- Мы славно жили с Эдиком только в самом начале. Тогда я искренне надеялась, что те отношения любви и уважения будут с нами всю жизнь. Ну, если не всю, то большую ее часть...
Когда появилась ты и я была в декретном отпуске, начала замечать, что отец все чаще и чаще задерживается на работе. Каждый раз, приходя домой почти к полуночи, он объяснял мне, что приходится выезжать на срочную аварию - папа занимал в то время должность старшего инженера цеха в системе “Водоканал”, наверное, самый молодой начальник в системе на тот период. Сама понимаешь, ответственность огромная, подотчетный район - на пять больших кварталов, а вода такая стихия, что рано или поздно где-нибудь да прорывается...
Мама тяжело вздохнула и замолчала.
- Ну и что же у вас с ним произошло? - ехидно поинтересовалась я. - Прорвало трубу не в том месте?
- Однажды я пошла с тобой в нашу районную поликлинику, - тем же почти ровным тоном продолжила мама, - и встретила в очереди свою знакомую, нашу бывшую соседку. Мы почти шесть лет не виделись, обрадовались друг другу и разговорились. И она, после общих фраз, стала жаловаться на младшую сестру, Нину. Мол, связалась девушка с плохой компанией, все вечера в гулянках проводит. Настоящие оргии устраивают. Причем происходит это на территории цеха “Водоканал”. Заправляет там какой-то Липасов, начальник, а в первых помощниках у него старший инженер, довольно бойкий паренек.
Тут у меня все внутри и замерло. Липасов возглавлял цех, где трудился мой муж, иногда заходил к нам домой, любовался тобой, крошкой. Грузный усатый мужчина лет пятидесяти, бывший полковник.
Но соседка продолжала. Оказывается, там у них какой-то скандал получился: то ли кого-то обидели, то ли еще что-то, но сейчас вопрос “о моральном разложении руководящих работников” будет рассматриваться на партийном собрании. И соседка надеется, что после всего этого они Нину оставят в покое, а то совсем девку “заездили”.
Мама снова замолчала, словно собираясь с силами.
- Как это? - не поняла я. - При чем тут партийное собрание?
- Раньше подобные вопросы сначала решали там, - грустно пояснила мама, - а Эдик был членом КПСС. Но дело не в этом - от всего услышанного я была в настоящем шоке. А тут еще вечером заявляется твой отец и говорит, что ему придется срочно уйти из “Водоканала” - недруги завидуют, палки в колеса ставят, интриги плетут. Мол, все понятно: эти проблемы из-за “пятой графы” - слишком высоко поднялся в молодом возрасте и при такой национальности. Тогда я ему все и выложила...
Эдик покраснел и растерялся. Спустя минуту клялся и божился, что это была трагическая ошибка и его в свои развлечения втянул развратник Липасов, а он просто не мог пойти наперекор начальству. Но я потребовала развод.
Довольно скоро к вопросу о “погашении конфликта” подключились все его многочисленные родственники, включая тетушек и бабушек. А сам Эдик стал просто шелковым. Мне уделял массу времени и внимания, задаривал цветами и разными приятными мелочами. И я передумала подавать на развод. Нет, я его не простила, обида осталась. Но очень уж не хотелось, чтобы ты выросла, как я, без отца. По собственному опыту знаю, как это плохо!.. Тем более что Эдик в тебе души не чаял. Впрочем, ты знаешь, что всегда была его любимицей...
- И с тех пор, насколько я понимаю, у вас все наладилось? - спросила я.
- Если бы, - вздохнула мама. - Примерно через год, когда твой папа был уже на другой работе, я снова узнала подробности его личной жизни, но уже другие. На сей раз не случайно - коллеги прилежно донесли. И я поняла, что нормального сосуществования у нас с ним не будет и развода не миновать.
- Но снова он начал тебя уговаривать, а ты, конечно, опять поверила? - пыталась отгадать я.
- Нет, иначе. Эдуард больше не играл клятвами и словами, а только попросил, чтобы мы потянули с разводом до тех пор, пока ты не подрастешь. Единственное, что нас с ним всю жизнь объединяло, - это твое счастье и благополучие. И мы договорились, что пока ты не станешь самостоятельной, будем делать вид, что у нас хорошая, во всех смыслах этого слова полноценная семья. Тем более что уже начались крутые перемены, все вокруг разваливалось и менялось, и нам не пришло в голову ничего лучшего, чем отправиться в Израиль. Ну а здесь, сама понимаешь, выстоять в нашем возрасте можно было только плечом к плечу или спина к спине, - это на твое усмотрение. А когда все более-менее обрело устойчивость, на повестку дня выбрался другой вопрос. Твое знакомство с Иланом... Сама посуди, как мы могли предстать перед его родителями не иначе, чем дружной и милой парой? Тем более когда тут смотрят на все, особенно в таких семьях. Зачем нам было тебе счастье губить?! Когда ваш “паровозик” осилил равнину и к свадьбе заторопился, тем более пришлось чуть ли не каждый день нагонять улыбки на физиономии, вместе появляясь там, где это было нужно. Хотя на самом деле мы с Эдуардом очень давно чужие люди. У каждого из нас своя жизнь. Не знаю, хорошая или плохая, но своя.
- Да, мамуля, - сказала я, - что-что, а притворяться вы умеете. Ведь мне подобное и в голову прийти не могло!..
- А если бы это пришло в голову Илану?! - рассудила мама. - Или кому-нибудь из его родителей? Ты ведь помнишь, какое было к нам настороженное отношение с их стороны? Особенно после вашего решения о женитьбе... Мне иногда казалось, что они даже ШАБАК к проверке наших данных подключили. С другой стороны, понимаю: единственный сын, умница, красавец, а тут какая-то “русская”, неизвестно откуда. А если бы еще и родители “подкачали”! - Могу себе представить... - я невольно поежилась, мысленно проиграв возможное развитие ситуации. - Это было бы крайне не вовремя.
- И мы с Эдуардом тоже так думали. А когда ты вышла замуж и перебралась к Илану, мы расселились с ним по разным комнатам - уже не надо было хотя бы в собственной квартире делать вид, что мы - дружная семейная пара...
- А этот, твой... Он в курсе?
- Толя все знает. Я с ним познакомилась два года назад на одном из семинаров для новых репатриантов. И мы сразу поняли, как много между нами общего. Так и оказалось: и душой, и телом. Несмотря на не шибко молодой возраст.
- Толя женат?
- Разведен. Жена с семьей остались в России - не хотели уезжать в Израиль. А у него еще с детства была мечта. Вот и осуществил, попав на Землю Обетованную. И тут, после долгих мытарств, встретил меня. Или я его - это не имеет принципиального значения, когда два человека любят...
- Отец тоже все знает?
- А кто у нас в квартире всегда первым к телефону бежит? - усмехнулась мама. - Толя ему нравится, говорит, очень положительный мужик, без форса и амбиций.
- Ну и дела, - покачала головой я. - И что теперь?
- Как что? - улыбнулась мне мама. - Ты все знаешь, Илан - твой муж, его родители с нетерпением ждут наследника, и мы с Эдиком вполне можем подумать о собственной жизни. Точнее, каждый из нас.
- Постой-постой, - вздрогнула я. - Ты хочешь сказать, что вы разведетесь?

- Почему нет? Нас уже много лет ничего не связывает, а ты - взрослый и самостоятельный человек!
- И это накануне рождения внука, когда у меня все “на мази”, и мы в субботу идем в гости к родичам Илана, где соберется вся его многочисленная мишпаха?! И после этого - здрасте вам: видите ли, дорогие, мои мама и папа решили начать новую жизнь! Причем отдельно друг от друга. Что они после этого обо мне подумают?!
Мама рассмеялась. Тихо, но горько.

- Эдик предупреждал, - заметила она. - Все-таки отец знает тебя лучше, чем я. Хорошо. Выходит, постановка в нашем камерном семейном театре будет продолжаться. Ты готова участвовать в дальнейшей антрепризе?
- А что мне еще остается?! У меня тоже семья... где все должно быть на своих местах. Илан, любимый, иди сюда! Мама пришла пригласить нас к себе на субботу, но я ей сказала, что мы будем у твоих. Не возражаешь, если к моим мы пойдем через неделю?
- О чем речь?! - появился в дверном проеме откровенно позевывающий Илан. - Я буду только рад!
Вот таков мой муж. Девять из десяти мужчин на его месте заметили бы, что в такое время можно передать приглашение, взяв в руки телефонную трубку, а он, деликатно промолчав, сияет гостеприимством и радушием. Ну как ради такого парня не сыграть свою роль в маленьком семейном спектакле?!
Алиса ГРИН