Александр Захаров: Не паниковать!

Культура
№14 (676)

«Не паниковать!» – это название одной из разных по жанру, сюжету, по поставленной мастером задаче работ Александра Захарова, представленных сейчас в Сохо в знаменитой галерее Мими Фёрзт. Сама выставка примечательна по своему многообразию и самобытности авторского почерка. В какой-то степени это удавшаяся попытка зарядить зрителя так нужным ему сегодня оптимизмом.

Светящаяся, мастерски написанная пастелью с вкраплениями акрилика в узнаваемой захаровской манере, призывающая нас обойтись без паники в эти трудные времена картина – одна из серии «портретов облака» (применим термин Вячеслава Шевченко). Гряда облаков - невероятно динамичная. Они, как и мы, «вечные странники». Напрашивается лермонтовская строка: «Кто же вас гонит: судьбы ли решение?» Освещены по-разному, будто очеловечены.
Тут всё – и «Падение», и успешное «Приземление». Как в жизни. Вдруг совершенно неожиданное, несколько ошарашивающее зрителя появление в облаках, на крыле самолёта, в бушующих в просветах облаков морских волнах игрушечных, почему-то красных медвежат.
«Представьте себе это добавление как допинг и для того, кто вглядывается в картину, и для меня самого, – отвечает на мой вопрос художник. – Я осязаю эти игрушки как текст в комиксе».
А я восприняла их ещё и как упорное нежелание художника поддаться пессимизму, и как его «фирменный» знак или вторую авторскую подпись, и как выражение его тяги к символизму, и как многомерную метафору перепадов человеческого настроения – от заоблачной выси до старания укрыться в воспоминаниях детства с его плюшевыми мишками. Почувствовать себя защищённым.
Захаров – москвич. В Москве родился, учился живописи, стал членом молодёжной секции Союза художников. Его разнохарактерные работы бесчисленно представлялись на выставках нонконформистов. Так и стал известен – как художник андерграунда. В конце восьмидесятых эмигрировал в Америку.
А потом началось «вечное странничество» – между Нью-Йорком, Москвой и Мюнхеном, где живёт теперь его семья. Так что имя его известно по обе стороны океана, а картины и фотомонтажи представлены в музеях Москвы, Югославии, Германии, но больше всего - Америки: в Зиммерли музее, в музеях ряда университетов, в том числе в Гарварде и Кэмбридже.
На нынешней нью-йоркской выставке мы видим и отлично выполненные цифровые фотографии Захарова: куклы, повторяющие реалии сегодняшней жизни с её жестокостью, садизмом даже, но и с простыми радостями, которых нам так не хватает.
«Высаживаю кукол на освещённом солнцем дворе, – рассказывает художник, – продумываю и фотографирую композицию». Результат интересен и оригинален.
Кстати, медвежата – красным акриликом поверх фото – есть и здесь. Больше всего привлекли меня абсолютно реалистичные, небольшие, тщательно выписанные картинки (художник называет себя фотореалистом, хотя и символизм не отпускает его).
Масло на доске. Дивный, будто живой лес, а где-то в гуще бродит невиданный кабан с мордой динозавра. Но самый мощный символ – семья: он, она и дитя, слившиеся воедино перед деревянным распятием в багряном осеннем лесу. Неумирающие категории.

Экспозицию стоит посмотреть:
Манхэттен,
81 Greene Street,
поезда метро R, W до Prince.