Бойцы невидимого фронта

История далекая и близкая
№14 (937)
Бойцами невидимого фронта принято называть агентов спецслужб. На самом деле не секрет, что таких невидимых фронтов у Израиля, да и у еврейского народа в целом, множество, и один из них - историко-археологический 
 
Чтобы понять это, достаточно побеседовать с любым арабом и увидеть, с какой страстной убежденностью он отрицает связь нашего народа с этой землей. 
 
Не особенно задумываясь над тем, что это противоречит не только фактам, но и Корану, арабы напрочь отвергают исторический характер ТАНАХа и с пеной у рта доказывают, что Иерусалим никогда не был еврейской столицей, что евреи здесь никогда не жили, а если и жили, то это были “совсем другие евреи”, говорившие на другом языке, что вся древняя еврейская история - не более чем поздняя фальсификация...
 
При этом у них находится немало союзников, высказывающих те же взгляды, как на Западе, так и в Израиле, причем даже в стенах исторического факультета Тель-авивского университета. 
С этой точки зрения, каждая новая историческая находка, подтверждающая правдивость библейских текстов или просто нашу вековечную связь с этой землей, это еще один артиллерийский залп этой войны, еще одно выигранное локальное сражение. 
 
Вот почему Управление древностей Израиля с полным правом можно отнести к еще одному спецназу Израиля, а все его сотрудники - археологи, исследователи, реставраторы и т.д. - с полным правом могут быть названы бойцами этого спецназа. 
Недавно правительственное бюро по связям с прессой организовало для группы русскоязычных журналистов экскурсию в те самые лаборатории Управления древностей, которые отвечают за реставрацию, сохранение и подготовку к выставкам различных находок археологов. 
 
Невозможно не испытывать трепета, глядя на артефакты, возраст которых исчислялся тысячелетиями. Очень интересными оказались и люди, которые с ними работают. Мастера, подлинные знатоки и в хорошем смысле слова фанатики своего дела, рыцари-хранители нашей с вами истории и культуры.
 
Рукописи не горят. Но ветшают
История обнаружения рукописей Мертвого моря (которые принято называть также Кумранскими свитками и Свитками Иудейской пустыни) хорошо известна многим нашим читателям. Однако не многие знают, что же собой представляют эти свитки и с какими трудностями пришлось столкнуться тем, кто старается сохранить их для последующих поколений.
 
- Сегодня в распоряжении Управления древностей находится порядка 900 древних свитков, найденных в различных пещерах Мертвого моря, - рассказывает глава отдела по хранению свитков Пнина Шор. - Самые ранние из них датируются IV-III вв. до н.э., самые поздние - II веком н.э., то есть периодом восстания Бар-Кохбы. Большинство этих свитков представляют собой рукописные копии различных книг ТАНАХа, по большей части совпадающие с каноническим текстом, и это однозначно доказывает справедливость утверждений о том, что евреи сумели пронести эти тексты через тысячелетия. Конечно, отдельные разночтения со знакомыми нам текстами имеются, но их относительно немного. Часть этих свитков записана на так называемом палеоиврите - раннем варианте ивритского алфавита, но немалая часть - хорошо знакомым нам современным алфавитом, так что прочесть и понять их может каждый, кто владеет ивритом. 
 
Помимо канонических текстов, свитки включают в себя различные апокрифы, например, “Книгу Ханоха”, “Книгу о войне Сынов Света с Сынами Тьмы” и т.д., не вошедшие в канон псалмы, а также уникальные документы еврейской коммуны, которая после разрушения Второго Храма обреталась в Иудейской пустыне. Эти свитки - сокровище не только нашего народа, но и, безусловно, всего человечества, интерес к ним огромен, и потому в нашу задачу входит также их подготовка к показу на выставках, которые проходят по всему миру...
 
Слушая Пнину Шор, я невольно вспомнил, как недавно под давлением исламистов была сорвана подобная выставка в Париже. Эти люди прекрасно поняли, что более веское доказательство древности ТАНАХа и непрерывности цепочки еврейской культуры и традиции трудно придумать: тот же алфавит, те же тексты, которые и в самом деле без особого труда может прочесть любой израильский школьник.
 
Выясняется, что в начале 1990-х годов свитки Мертвого моря оказались на грани гибели. Ведь в течение десятилетий не учитывалось то, что для сохранения пергамента необходимы строго определенные влажность и температура воздуха (именно благодаря особым климатическим условиям пещер Иудейской пустыни эти рукописи и сохранились нетронутыми в кувшинах, в которые они были упрятаны), что этот уникальный материал панически боится прямого солнечного света. 
Вдобавок реставраторы 50-60-х годов обычно пользовались для соединения свитков только-только появившейся тогда липкой лентой, считавшейся универсальным и безвредным средством. Однако время показало, что слой клея на скотче с годами стареет, чернеет и разъедает пергамент, нанося тяжелый урон этим историческим сокровищам...
 
Спасла Кумранские свитки от неизбежной гибели массовая алия из Советского Союза. Репатриировавшиеся в Израиль в начале 1990-х годов сотрудники различных советских музеев и НИИ сегодня составляют заметную часть работников различных структур Управления древностей, а в лаборатории по реставрации и консервации свитков, возглавляемой Еленой Либман, все пять сотрудниц - наши дважды соотечественницы. 
 
- По специальности я искусствовед, окончила истфак МГУ, затем работала хранителем отдела графики в Музее Пушкина, а потом попала в отдел рукописей НИИ реставрации, и там начала работать с пергаментом, в основном с рукописями Х века. Этот опыт пригодился мне в Израиле. В 1991 году я стала первым сотрудником нашей лаборатории, а когда стало ясно, что одному человеку с таким объемом работы не справиться, мы стали искать и других специалистов.
 
Сотрудницы лаборатории Елены Либман смогли очистить свитки от клея, оставленного скотчем, и, используя опыт лучших музеев мира, разработали способы их упаковки, хранения и экспозиции. 
 
Для подготовки, к примеру, свитков к выставке уникальные артефакты помещаются между двумя слоями полиэстеровой ткани и укладываются в рамочку, после чего вся площадь вокруг свитка прошивается специальными нитками. Так что время от времени Елене и ее коллегам приходится быть еще и портнихами.
 
Сейчас в лаборатории завершается процесс фотографирования свитков методом спектральной фотографии, используемым в НАСА. Создатель этого дающего фантастически высокую резолюцию и выявляющую все недостатки состояния свитка метода американский ученый Грегори Берман является сегодня консультантом Управления. Процесс фотографирования производится в абсолютной темноте, причем каждый фрагмент свитка имеет право положить под объектив фотокамеры только одна из сотрудниц лаборатории, мужским рукам тут не доверяют.
 
Надо заметить, что Кумранские свитки продолжают хранить свои тайны, которые еще предстоит разгадать исследователям. Но это уже тема другого, не менее, а может, и куда более долгого разговора.
Между тем, историки узнают о прошлом не только и даже не столько по свиткам, сколько по сохранившимся до наших времен домашней утвари, одежде, остаткам пищи - всему тому, что французский историк Бродель называл “структурами повседневности”.
 
Говорящие вещи
- Не секрет, что значительную часть находок при любых археологических раскопок составляет керамика. Это естественно, так как речь идет об одном из материалов, меньше всего подвластных влиянию времени, - рассказывает сотрудник лаборатории керамики Йосеф Бухенгольц, тоже наш дважды соотечественник. - Вместе с тем, керамика таит бездну информации о своей эпохе. 
 
По керамическим предметам и осколкам можно судить об уровне развития технологии и искусности древних мастеров, об экономических связях между различными регионами, о степени благосостояния хозяев этих предметов, а остатки пищи, обнаруженные на стенках керамических предметов обихода, помогают узнать рацион давным-давно жившей здесь семьи.
Даже по тому, как разбросаны черепки на месте их находки, тоже можно сделать множество выводов о жизни и судьбе людей, которые ими пользовались.
 
В задачу Бухенгольца входит сортировка найденных при раскопках осколков керамики и их восстановление. Многие воссозданные из сотен черепков кувшины, горшки и прочие предметы быта, выставленные в израильских музеях, - что называется, его рук дело. Иногда на восстановление такого артефакта уходит всего один день, иногда - многие недели и месяцы.
 
Но так же, как в работе со свитками, здесь нужны золотые руки. И так же, как и со свитками, одних рук, умений и знаний недостаточно - нужна подлинная увлеченность своим делом, осознание того, что ты не просто склеиваешь черепки, а служишь Ее Величеству Истории. 
 
Особенно если учесть, что зарплаты сотрудников Управления древностей отнюдь не велики и профессионалы такого класса при желании вполне могли бы найти куда более высокооплачиваемую работу.
 
Среди прочего Бухенгольц показал нам длинные кувшины эпохи Второго Храма, в которые были упрятаны свитки Мертвого моря. Анализ налета на дне этих кувшинов показал, что они использовались для перевозки рыбы, в свою эпоху изготавливались в массовом количестве и были довольно дешевы. Не исключено, что кумранская коммуна “Яхад” (“Вместе”), как она сама себя называла, образовалась из евреев, бежавших в Иудейскую пустыню от римлян. Когда римляне обнаружили “еврейских коммунаров”, и те поняли, что гибель неизбежна, они завернули свитки в ткань и поместили в эти кувшины.
 
Кстати, ткани наши предки, оказывается, тоже делали на совесть, так что, по меньшей мере, лоскутки двухтысячелетней давности тоже время от времени встречаются при археологических раскопках. Занимается ими специальная лаборатория тканей при том же Управлении древностей.
 
По словам ее сотрудников, в эпоху Второго Храма большинство евреев носили туники по тому же образцу, что и остальные жители Римской империи, но вот еврейские сандалии, которые тоже довольно часто находят на останках поселений античного периода, значительно отличались от римских. Если римляне скрепляли подошву своих сандалий гвоздями, то евреи ее прошивали. 
 
О статусе и благосостоянии представителей той эпохи свидетельствовала раскраска туники. Оказывается, не только во времена праотца Яакова и 12 еврейских колен, но и в Римской империи окрашенные ткани стоили недешево, и позволить себе такую одежду мог далеко не каждый. 
 
Специалисты лаборатории тканей смогли восстановить технологии производства многих растительных и животных красителей, которыми пользовались древние евреи, соперничая в этой области с греческими и римскими мастерами. 
И все же одна тайна еврейской одежды остается неразгаданной: до сих пор археологам не удалось найти ни одной детали одежды с кистями цицит, которые традиция предписывает носить евреям. Некоторые историки спешат из этого сделать вывод, что ношение цицит стало принято у евреев довольно поздно. При этом игнорируется тот факт, что эта заповедь содержится в Торе. 
 
Однако жизнь не раз доказывала, что отсутствие археологических доказательств тех или иных утверждений ТАНАХа отнюдь не означает ложность последних, просто эти доказательства еще предстоит найти.
 
Довелось нам побывать в еще одной лаборатории - занимающейся археологическими находками неорганического происхождения, то есть всевозможными ювелирными украшениями, монетами, бронзовыми статуэтками, оружием и т.д. 
Здесь сотрудники творят все то же чудо возвращения артефактов из глубины веков и подготовки их к экспозиции в музеях. Всё, буквально всё было очень интересно, но наибольшее ошеломление я испытал в действующей при Музее Рокфеллера лаборатории по восстановлению мозаики. 
 
Как известно, мозаика была любимым способом украшения пола в домах у греков и римлян, и естественно, что в период Второго Храма этот способ был позаимствован евреями. Поэтому мозаика довольно часто встречается при раскопках жилых зданий и синагог на территории Израиля. 
 
Разумеется, Управление древностей старается сохранить найденные мозаичные полы в первоначальном виде там, где они были обнаружены. 
 
Но в тех случаях, когда это невозможно, переносом и восстановлением мозаик занимается специальная группа специалистов Управления древностей во главе с выходцем из Болгарии Жаком Нажаром, тоже, кстати, неплохо говорящим по-русски.
 
Чтобы понять, насколько кропотливой и сложной является эта работа, достаточно сказать, что каждая мозаика состоит из миллионов камешков. Причем, по словам г-на Нажара, древние мастера никогда не использовали для нее специально окрашенные камни, все камешки мозаики имеют естественную окраску. А потому нам остается лишь поражаться многоцветью сложенных из нее картин, представляющих порой уникальные произведения искусства...
 
По обе стороны Стены
Главным полем непрестанно идущей археологической битвы, вне сомнения, был и остается Старый город Иерусалима. Как рассказывает пресс-секретарь Управления древностей Йоли Шварц, подчас самые невинные проекты этой организации натыкаются на отчаянное сопротивление мусульманского ВАКФа и жителей близлежащих арабских кварталов. К примеру, последние пытались помешать даже просто возвращению на место камня, выпавшего из Шхемских ворот, в результате чего работы по реставрации этих ворот пришлось проводить ночью.
 
В связи с этим становится понятным, почему открытие в 1996 году проходящего рядом со Стеной Плача так называемого туннеля Хасмонеев вызвало массовые беспорядки, приведшие к человеческим жертвам. К примеру, обнаруженные в туннеле миквы (ритуальные бассейны), в которых евреи совершали омовение, прежде чем ступить на территорию Храма, - еще раз доказывают, что это место было святым для евреев задолго до того как основоположнику ислама Мохаммеду привиделся сон о том, как чудесный конь Эль-Борак в мгновение ока перенес его из Мекки в “Аль-Аксу, мечеть отдаленную”, под которой в исламе понимается Иерусалим.
 
Археологи утверждают, что в последнее время в этом туннеле был сделан еще целый ряд интересных открытий, но, увы, пока свое обещание ознакомить нас с этими открытиями не сдержали. Думается, в ближайшее время пресс-служба Управления древностей все равно сделает их достоянием широкой публики.
 
Трудно сказать, убедит ли эта публикация записных фальсификаторов истории, но в любом случае она привнесет что-то новое в наши знания о Храме и эпохе его существования. А знание, как известно, сила... 
 
Петр Люкимсон
 “Новости недели”