КОЛ ЦЕДЕК

Нью-Йорк
№15 (677)

Хочу честно признаться – я не ортодоксальный еврей. В моем представлении это человек, для которого законом является строжайшее соблюдение всех записанных в Торе заповедей.
Но, похоже, я ошибаюсь. И это ощущение у меня возникает, когда я читаю в СМИ о фактах педофилии в бруклинской общине ортодоксальных евреев. Не знаю, входит ли это сексуальное преступление в список ветхозаветных заповедей, поскольку не знаю всего списка, но, если верить специалистам по иудаизму, а также работникам районной прокуратуры Бруклина, подобное деяние является тяжким преступлением.
Многие упрекают районного прокурора Бруклина Чарльза Хайнса в либерализме, в недостаточной жесткости по отношению к таким преступникам. И Хайнс на эти упреки отреагировал.
На прошлой неделе прокурор провел пресс-конференцию в своем офисе и объявил об инициативе Кол Цедек (Голос юстиции), «помогать жертвам сексуальных преступлений в бруклинской общине ортодоксальных евреев делать заявления в прокуратуру о совершенных над ними насилиях».
Сотрудничать с прокуратурой в реализации этой инициативы будут еврейские организации, включая Ohel Children’s Home and Family Services, Tikvah at Ohel, Metropolitan Council on Jewish Poverty и Jewish Board of Children and Family Services. Их представители присутствовали на пресс-конференции.
В рамках этого проекта будет действовать конфиденциальная «горячая линия» и обеспечиваться возможность связи со «специализированными» социальными работниками и сотрудниками бюро прокуратуры по сексуальным преступлениям (Sex Crimes Bureau).
Координировать всю работу будет Хана Видавски – социальный работник, которая ранее в офисе Хайнса занималась расследованием бытовых преступлений в ортодоксальной общине. Ей будут помогать сам руководитель  Sex Crimes Bureau Ронни Хаус, директор подразделения по обслуживанию жертв преступлений Сара Эллис и сотрудник прокуратуры по связям с ортодоксальной общиной Хенна Уайт.
В своем выступлении Хайнс, учитывая определенную изолированность этой общины и царящее в ней табу на сообщения властям о происходящих там правонарушениях, подчеркнул важность подобного партнерства. «Я верю, что наше кооперирование с общинными организациями, ешивами, школами, влиятельными лицами ортодоксальной общины позволит обеспечить необходимое информирование реальных и потенциальных жертв сексуального насилия, а также членов их семей относительно ресурсов проекта Кол Цедек», - сказал Хайнс.
В практике бруклинской прокуратуры программа борьбы с преступностью среди еврейских ортодоксов возникает не впервые. Помимо уже действующих программ борьбы с преступлениями в семьях и злоупотреблениями наркотиками, офисом Хайнса в 1997 году уже было объявлено о программе  Offender Treatment Program, задачей которой было предотвращение насилия над детьми. На правах партнера в программе участвовала  Ohel.
За время действия  этой ныне прекратившей функционировать программы в ее сети через судебные процедуры  попало 16 правонарушителей. Половина из них при этом, вместо того чтобы попасть за решетку, подвергалась соответствующему лечению. Вторую половину вообще не привлекали к уголовному суду, а оставили на «перевоспитание в собственном кругу» без уведомления властей.
Для ортодоксальных общин вообще характерно применение собственной юриспруденции с помощью религиозных судов, которые обе стороны рассматриваемых дел, а также юристы-эксперты подчас расценивают как институты, не заслуживающие правового доверия.
Дело не только в недостаточности квалификации и практического профессионализма в оценке дел, связанных с насилием, но и в распространенном мнении людей о подверженности подобных судов коррупции.
Марк Хамилтон, профессор еврейской юридической школы Cardozo Law School, в своей книге “Justice Denied: What America Must Do to Protect Its Children” пишет:
«Религиозные суды не имеют полномочий по защите людей. Они не могут осужденных ими уголовников посадить в тюрьму или направить  при необходимости на лечение в психиатрические больницы. Обычная судебная система создана для наказания людей - независимо от их религии, чему не соответствует еврейский религиозный суд».
В своем выступлении Хайнс признал существование этой проблемы и подчеркнул, что «ключевым элементом проекта Кол Цедек является задача побудить раввинов убеждать жертв преступлений , насколько необходимо обращаться за защитой к светским государственным органам».
«Уже 19 лет я стараюсь внушить своим друзьям – раввинам, что принятие ими решений по уголовным преступлениям внутри  еврейской среды не входит в их юрисдикцию. Для этого существует округ Кингс и я как избранный прокурор этого округа», - сказал Хайнс.
Определенный скептицизм по поводу этого заявления Хайнса выразил адвокат и эксперт по раввинатским судам Майкл Лешер. В своей книге “Tempest in the Temple: Jewish Communities and Child Sex Scandals” он рассказывает о том, как в 2000 году Хайнс согласился передать в руки раввинатского суда дело Шломо Хаффнера, обвиненного по 92 пунктам преступлений против хасидского еврея.
Считая новый проект Кол Цедек обнадеживающим, Лешер указал на неудовлетворительный в этом отношении опыт программы Offender Treatment Program, которая была непрозрачной.
«Я надеюсь, что участники нового проекта учтут свои прошлые ошибки в этом направлении», - сказал Лешер.
В общем проблема сложная и достаточно позорная. Очень печально, что она вкладывает острое пропагандистское оружие в руки антисемитов.


Комментарии (Всего: 1)

Podobnih virodkov polno v Israele.Vse obshini,kak omut,tiho perevarivaiut svoi problemi.Malo togo,berut na perevospitanie ugolovnikov,odevaia im kipu.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *