Президент под наркозом

В мире
№16 (678)

До сих пор я считал, что голодающих президентов наблюдал лишь господин Бильжо, когда он работал врачом в одной маленькой психиатрической больнице. Там, в этой больнице, наверняка можно было встретить и Наполеонов, и прочих великих не от мира сего. Не исключено, что кто-то из них и голодал в силу разных причин. Но президент Боливии Эво Моралес голодает не стационарно и даже не  амбулаторно, он голодает при исполнении служебных обязанностей и тем самым вызывает живейший интерес публики, которая всегда падка на эксцессы, связанные с теми таинственными процессами, которые происходят в психике людей, будь то рядовые граждане или руководители государств. Последнее даже интереснее.
Что заставило товарища Эво прибегнуть к столь радикальному средству, к которому обычно прибегают обездоленные и обиженные? Не в его ли руках сосредоточена огромная власть? Против чего он протестует?
Президенту кусок в горло не идет, когда он думает о том, что ему не удастся завершить столь блестяще начатые преобразования, которые обещают полностью и бесповоротно изменить к лучшему жизнь его соотечественников, то есть экспортировать не только газ, но также и коку, которая в изобилии произрастает на территории Боливии. И все из-за какой-то мелочи, вроде закона, не позволяющего одному и тому же человеку занимать два раза подряд пост президента страны. А одного срока, как известно, хватает лишь на то, чтобы набросать вчерне, наметить в общем, прикинуть приблизительно то, что данному человеку захотелось свершить на высшей в стране должности. Давно замечено, что всем прогрессивным руководителям мешают избирательные законы, причем чем прогрессивней деятель, тем более эти законы ему мешают. Каждый борется с ними по-разному, единого рецепта здесь нет. Вот и Моралес вынужден был импровизировать на ходу.
Став президентом страны в декабре 2005 года, Моралес национализировал нефтегазовую промышленность и железные дороги, установил госконтроль над горнодобывающей отраслью и приступил к аграрной реформе, что вызвало резкое неодобрение со стороны руководителей наиболее развитых регионов. Дело дошло, страшно сказать, до угрозы раскола страны – в 2006 году муниципальные референдумы и съезды муниципальных советов на юге и востоке Боливии позволили властям этих регионов объявить о возможности создания нового государственного образования -  «Нации равнин Боливии», что конечно же вызвало острую борьбу регионов и центра, вплоть до многочисленных актов насилия. В декабре 2007 года власти страны инициировали изменение конституции, ответом на что стали региональные референдумы 2008 года, на которых была высказана поддержка широчайшей экономической и политической автономии регионов, что едва не привело к созданию «суверенной Новой Республики Боливии» - субъекта международного права со всеми собственными атрибутами государственной власти вплоть до права заключать международные соглашения.
Как это произошло, до сих пор неведомо, но в том же году центральным властям удалось провести еще один референдум, на этот раз общенациональный, на котором около 60 процентов проголосовавших поддержали политику Моралеса, хотя надо заметить, что население «мятежных» регионов референдум бойкотировало.
Лучшим средством борьбы с мешающими законами является введение новой конституции. Сказано – сделано. В феврале нынешнего года еще один референдум, конечно же всенародный, одобрил новую конституцию, которой закон, запрещающий президенту находиться на этом посту два раза подряд, был отменен. Осталась самая малость – принять другой закон взамен отмененного. Вот с принятием этого-то закона и тянет Конгресс, а вернее – члены оппозиции, просто игнорирующие заседания. В том случае, если оппозиции удастся протянуть с принятием закона еще какое-то время, проведение выборов, которые должны состояться в декабре, окажется под вопросом. И что тогда делать товарищу Моралесу? Нет, без работы он не останется, он по-прежнему сможет возглавлять профсоюз производителей коки и на этом поприще продолжать способствовать развитию отрасли, но как быть с более глобальными планами?
Все-таки жаль, что Эво Моралес не прошел суровой армейской школы наподобие коллеги Чавеса. Это закаляет. Чавесу никогда не пришло бы в голову объявлять голодовку из-за какого-то конфликта с собственным Конгрессом. Слаб оказался президент Боливии. Он и прибег к средству слабых. Ведь, по сути, он пригрозил свои парламентариям ни более и ни менее, чем самоубийством. Тем более что, по слухам, он не просто голодает, а постоянно жует листья коки, что, как утверждают, притупляет чувство голода. Вот если новый закон будет принят и Моралес сможет и далее возглавлять любимую им до смерти (в буквальном смысле слова) страну, тогда что ж, он согласится жить дальше. Ведь он живет лишь для того, чтобы работать. Работать президентом. «Чертовски хочется работать», как говорил Егор Лигачев.
Ну а пока президент пребывает в кокаиновом тумане, его советники не сидят сложа руки. Они уже придумали, как умиротворить оппозицию, подозревающую, что новый избирательный закон позволит пожизненному президенту манипулировать голосами неграмотных производителей коки. Они заявили, что все можно исправить введением биометрической идентификации боливийского населения, что, мол, раз и навсегда лишит оппозицию подозрений в том, что в голосовании участвуют «мертвые души». «Благодаря предложению президента Эво сложились все необходимые условия для того, чтобы парламентарии, покинувшие здание Конгресса, вернулись на свои рабочие места», - заявил соратник Моралеса вице-президент страны и председатель Национального конгресса Альваро Гарсиа Линера. Навряд ли товарищ Эво точно знает, что такое «биометрическая идентификация», но в том случае, если хитрость его советников сработает, он, выйдя из-под наркоза, воздаст им по заслугам. Может быть, выдаст каждому по годовой норме своей любимой сельскохозяйственной культуры.