Жизнь и смерть “живого контейнера”

В мире
№17 (679)

Марина Демидова, «русская» израильтянка, будет похоронена в Хайфе, где живут ее папа, мама и бабушка. Да и это возможно только в том случае, если муниципалитет и МИД найдут возможность выделить семье 7500 долларов. Такая неподъемная для совсем еще новых репатриантов сумма необходима для доставки тела девушки из Эквадора в Израиль.
19-летняя  Демидова умерла в середине апреля в изоляторе временного содержания одной из тюрем Кито, куда была помещена после задержания по подозрению в контрабанде наркотиков. Как следует из акта вскрытия, проведенного в тюремной больнице, причиной смерти стал “острый отек легких, наступивший вследствие попадания в кровь большого количества наркотического вещества через слизистую оболочку влагалища”. Марина была «живым контейнером» с кокаином.
Вместе с нею в аэропорту Кито был задержан Эдуард Кесельман, также житель Хайфы, мужчина, намного старше своей юной спутницы. Часть упаковок с кокаином была обнаружена в его багаже, роль же «мула» (так на родине этого варварского способа контрабанды в Нигерии называют людей, перевозящих наркотики в себе) была отведена девчонке, подростку. Позже, в разговоре с посетившим его в тюрьме представителем еврейского религиозного движения ХАБАД в Эквадоре, Кесельман будет настаивать, что его подругу забили насмерть сокамерницы за то, что она израильтянка. Однако когда проведут вскрытие, станет очевидно, от чего умерла Марина. Врачи выскажут предположение,  что она пыталась избавиться от «груза», но повредила одну из капсул и тем самым убила себя.
Примерно за полтора года до этой трагедии в нескольких израильских газетах появились похожие объявления. Некто предлагал молодым женщинам выгодное трудоустройство, связанное с поездками за границу. Претенденткам, позвонившим по указанному телефону, приятный мужской голос сообщал, что работа будет связана с доставкой в  Израиль из Эквадора «дорогостоящих лекарств». Каждый рейс, в зависимости от объема груза, оплачивается от 2 до 5 тысяч долларов. А чтобы не оставалось сомнений в истинном назначении «препаратов», наниматель уточнял, что работа будет сопряжена с определенным риском. И согласные на все нашлись...
А спустя еще несколько месяцев израильские таможенники задержали в аэропорту имени Бен-Гуриона двух пассажирок, возвращавшихся из Кито, - безработную учительницу младших классов и многодетную домохозяйку. При молодых женщинах было обнаружено около килограмма чистейшего кокаина. Их обвинили в контрабанде наркотиков, судили, но, учтя, что обе безработные, а одна еще и мать-одиночка с тремя детьми, определили им минимальное наказание – менее двух лет лишения свободы каждой. Поразительно, но факт: их «работодателем» оказался заключенный, отбывавший в израильской тюрьме срок за торговлю наркотиками. Контрабанду он проворачивал, не покидая камеры, а с газетами и претендентками связывался по мобильному телефону. Ему за эту «проделку» накинули еще несколько лет заключения.
Повернись ситуация иначе, задержи их не в израильском аэропорту, а в Кито, этим «экспедиторшам» несдобровать.  В Эквадоре контрабанда наркотиков считается одним из самых тяжелых преступлений. Минимальное тюремное заключение - восемь лет, максимальное зависит от объема перевозки и может составить долгие годы. Условия жизни в тюрьмах большинства латиноамериканских стран невыносимые, и эквадорские – не исключение, а добиться экстрадиции в Израиль – дело трудное, долгое и очень дорогостоящее.
Неизвестно, попалась ли Марина Демидова на крючок одного из вышеописанных аферистов, послал ли ее в Эквадор кто-то из израильских наркобаронов или у них с Кесельманом был «частный бизнес».  Ясно одно: попавшейся «русской» наркокурьерше, скорее всего, светило остаться на годы в эквадорской тюрьме: денег на адвокатов, которые ускорили бы ее выдачу израильскому правосудию, у бедной иммигрантской семьи не нашлось бы никогда.
Она и сама, как теперь выяснилось, страдала тяжелой формой наркомании. Полицией Хайфы эта девушка не раз задерживалась за употребление и хранение наркотиков. Семья тоже все знала, но сладить с единственной дочерью родители уже не могли. Девушка, как принято говорить, катилась по наклонной и неминуемо должна была оказаться в лапах местной наркомафии. Ради денег, необходимых для приобретения наркотиков, или в обмен на очередную дозу «русские» ребята и девушки соглашаются быть рабами наркоторговцев, выполнять самую рискованную работу – как в стране, так и за границей.
Положение, в котором оказываются семьи иммигрантов из бывшего СССР, чрезвычайно выгодно израильской наркомафии, и она поняла это очень давно. Дети многих бывших советских евреев, растерявшихся в новой беспощадной действительности, становились легкой добычей для потноруких наркодилеров, быстро садивших ребят на иглу и подчинявших себе полностью. Среди детей из репатриантских семей показатель употребления наркотиков возрос с 5% в 1992 году до 15% в 2005-м. А показатель 2007 года просто обескураживает: среди подростков в возрасте от 12 до 18 лет, репатриировавшихся из стран СНГ в последние годы, 35% употребляют наркотики. Каждый третий! Из российской и украинской глубинки, где положение с подростковой наркоманией ужасающее, в Израиль сегодня прибывают юные наркоманы с «недетским» стажем. На их счет у некоторых родителей были наивные надежды, что в «хорошей еврейской стране» ребятишки порвут с наркотиками. Знали бы они, насколько ошибались!.. 
В русскоязычной прессе Израиля не раз отмечалось, что на фоне циничного равнодушия истеблишмента к экономическим, духовным и образовательным нуждам новых граждан алия выглядит как дорогой  подарок местной наркомафии. «Русские» и «эфиопские» подростки стали живой пищей для ненасытного криминального чудовища, вольготно чувствующего себя в современном Израиле. А государственные структуры вроде Национального управления по борьбе с наркотиками, как неоднократно указывали добровольцы репатриантского общественного объединения  АЛИС («Матери – за детей, находящихся в опасности»), «наркоманов не спасают, а ждут, пока они не упадут на дно, ужаснутся и вернутся в общество».
Вернутся или не вернутся (молитвами управленческих «госспасителей») к нормальной жизни юные наркоманы-иммигранты это, как говорится, еще бабушка надвое сказала. Зато о наркоторговцах из славного числа уроженцев и старожилов страны израильский истеблишмент беспокоится  очень трогательно.
Осенью прошлого года разразился скандал, связанный с вынесением судом Таиланда смертного приговора двум израильским наркоторговцам. Они были арестованы еще в конце 2007 года, когда полицейские обнаружили у них в багаже 23 тысячи таблеток «экстази». За соотечественников вступился МИД Израиля в лице самого высокого руководства.  Бывший министр иностранных дел Ципи Ливни лично пообещала дойти до самого короля Таиланда, чтобы добиться снисхождения к согражданам, и была готова начать контакты по этому поводу со своим коллегой – министром иностранных дел Таиланда. Пример высокого заступничества, надо признать, вполне отвечает еврейской традиции не бросать своих в беде, и на самом деле было бы ужасно смириться со страшной участью, ожидавшей провинившихся израильтян. Все так... Однако не стоит забывать и о том, сколько смертей везли на родину в своем багаже эти двое.
Тогда же, когда они угодили в камеру в Бангкоке, из израильской тюрьмы «Маасиягу» выходил на свободу один хорошо одетый господин. Гонен Сегев, бывший депутат Кнессета, бывший министр энергетики, был осужден за перевоз наркотиков из Голландии в Израиль. Он пытался протащить на родину 25 тысяч таблеток «экстази» стоимостью в полмиллиона долларов. Был позорно изобличен, много врал, валил на подельников –  адвокатов Ариэля Фридмана и Моше Вернера – и в итоге в апреле 2004 года получил пять лет тюремного заключения за контрабанду наркотиков. По идее, точнее, по приговору суда он должен был освободиться в конце нынешнего апреля, но, как было сказано, «откинулся» на два года раньше. Израильское правосудие справедливо и гуманно - кому, как не таким, как Сегев, это знать...  
А самый дорогой стране наркоторговец и вовсе просидел немножко в КПЗ полицейского участка Нетании и был отпущен подобру-поздорову. Почему «самый дорогой»? Да потому, что за Эльханана Тенненбойма, бывшего подполковника разведки, похищенного «Хезболлой», были выпущены на волю 430 арабских террористов, на руках у многих из которых была еврейская кровь. Вместе в живым Тенненбоймом домой вернулись останки израильских солдат, геройски погибших в бою с врагом. Сам-то он попал в плен не на Ливанской войне, а много позже. Израильского бизнесмена Эльханана Тенненбойма украли в одной из арабских стран, куда он  тайком отправился для заключения выгодной сделки по переправке в Израиль крупной партии наркотиков. Сделка же по его освобождению стоила родине «наркополковника» куда дороже.
Оставим в стороне такую важную часть дела Тенненбойма, как подозрения в передаче «Хезболле» секретных сведений, которыми он обладал, то есть в государственной измене. Не будем также пользоваться слухами, согласно которым его вытаскивали, чтобы он не выболтал также и секреты семейства Шаронов, к которому был близок через своего тестя. В сегодняшнюю тему – только то, что этот крупный наркоторговец избежал какого-либо наказания. И еще одно: он жив, здоров и наверняка не нуждается.
...Марина Демидова, наркоманка,  «живой контейнер», мертва. Гроб с ее телом родители получат в грузовом терминале аэропорта и тихо похоронят свою дочь на городском кладбище. Это только их горе. А у страны, которая любит прирастать иммиграцией, но не любит приезжих, стало одной заботой меньше...


Комментарии (Всего: 1)

Честно очень трогательная история!К чему стремилась то и получила...
Мой друг тоже поехал в Эквадор,и его приняли в аропорту за 300г кокаина,кто будет дальше?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *