О добре и зле

Мнения и сомнения
№38 (334)

Трагические события 11 сентября спровоцировали немало перемен в мире, и процесс этот еще очень далек от завершения. Событиям придана глобальная значимость, хотя террористические акты с многочисленными жертвами - явление отнюдь не новое, давно, к сожалению, известное в истории. За наглыми выпадами убийц-одиночек или небольших преступных групп обычно скрываются силы более масштабные и причины более существенные. Никто не считает, например, что Первая мировая война вспыхнула из-за коварного убийства австрийского эрцгерцога Фердинанда.[!] Теракт в Сараево ни одна из европейских стран намеренно не планировала. Случившееся лишь ловко использовали как формальный повод для разрешения назревавших конфликтов силовыми способами.
Существуют ли подобные напряженные конфликты в современном мире? Вроде бы нет. Никакие оси или блоки государств друг другу не противостоят. Есть достаточно обоснованные предположения, что за спинами одиннадцати террористов-самоубийц стоит группировка исламского фундаменталиста Осамы бен Ладена. Ее разгромили, остатки разыскивают и добивают в горах Афганистана.
Однако ряд наших довольно авторитетных современников, главным образом, американцы и россияне, ставят вопрос по-иному. Дело не в одном только бен Ладене, это правильно, что событиям прошлого года придается глобальное значение, надо смотреть на вещи шире. И смотрят. В трагедии 11 сентября им видится доказательство четкого разделения мира на Запад и Восток, признак того, что многовековой конфликт между ними достиг пика и должен быть разрешен без промедления.
Запад - это иудео-христианские религиозные установления, это демократия, широкие индивидуальные свободы, научный и технический прогресс. Восток - это жесткие и незыблемые догмы ислама, диктаторские режимы, косность и полное отсутствие равноправия. Азиатские страны и народы, не следующие заветам пророка Мухаммеда, в формулу враждебного противостояния Западу авторитеты не вписывают. Возможно, до поры до времени.
Разговоры о неминуемом столкновении двух цивилизаций сегодня никого уже не удивляют и не шокируют. Вспоминают почти тысячелетней давности крестовые походы, экспансию арабов на Пиренеи, в Центральную и Среднюю Азию, ссылаются на суры Корана, в которых содержатся призывы к уничтожению неверных. И все для того, чтобы доказать: мусульманский Восток агрессивен по определению, и пришла пора с ним разобраться всеми доступными средствами. Некоторые даже уверены, что планируемым нападением на Ирак дело не ограничится. Надо идти дальше - на Иран, Сирию, Ливан, Саудовскую Аравию. В таком контексте теракты 11 сентября действительно выглядят лишь формальным предлогом для решительных, глобального масштаба, действий.
Чуть ли не ежедневно нас убеждают, что мусульманский Восток - средоточие мирового Зла. А чтобы было понятнее, цитируют то писателя Василия Аксенова, то шахматного гения Гарри Каспарова, то политолога Сергея Кургиняна. Они одного мнения: Зло надо немедленно искоренить! Владимир Соловьев в эссе «Уроки зла» («РБ» № 37) ссылается на Иосифа Бродского. Замечательный поэт однажды посетил Стамбул и тоже пришел к выводу: средоточие мирового Зла следует искать на Востоке.
Я никоим образом не могу претендовать на равенство с Бродским, хотя, видит Бог, был бы не прочь тоже получить Нобеля за что-нибудь - жаль, что не за что. Но я неплохо знаю художническую натуру и в свое время часто и подолгу бывал на мусульманском Востоке.
Абсолютное большинство писателей, поэтов, драматургов романтического склада не очень любят пастельные тона. Им больше по душе тона яркие, контрастные. Это понятно. Характеры литературных героев наиболее полно раскрываются в конфликтных ситуациях, в бескомпромиссной борьбе Добра со Злом. Вот только наш, общий с читателем, опыт свидетельствует, что когда речь идет о политическом лице персонажа, книжное Добро в реальности оказывается Злом, и наоборот. Опять же, кому что нравится, кто на чьей стороне. Красные - белые, монархисты - республиканцы, всевластный вождь - демократия, добро - зло...
Понятно, что не одному Бродскому чужды некоторые черты восточного менталитета: абсолютно иррациональная истовость веры, масса добровольных самоограничений, настороженное, а то и враждебное отношение ко всему непривычному, нетрадиционному. Еще недавно все это называлось замечательным своеобразием и вызывало восхищение. Арабы не внесли достойного вклада в мировое искусство? Господи, побывайте в Испании, где мавры оставили великолепные образцы зодчества и неповторимой красоты орнамент. Вспомните, как восхищались ориенталистикой выдающиеся писатели и путешественники. Мусульманам запрещено изображать человека, поскольку он создан по Божьему подобию. Такой же запрет существует и в иудаизме. Что в этом ужасного, пугающего? Надо полагать, те и другие постепенно раскрепостятся, не силой же навязывать народам эстетические пристрастия.
Скоропалительно и насильно превратить Восток в подобие Запада означает пойти тем же путем, каким шли большевики. Старики в Узбекистане до сих пор пугают непослушных детей портретом усатого Буденного. Будущий маршал, приняв командование Второй конной армией, в 20-х годах огнем и мечом пронесся по Ферганской долине, не щадя ни женщин, ни детей. И в конце концов большевики добились своего: женщины сняли чадру, дети пошли в школу обучаться светским наукам. Цель прогрессивная, но оправдывает ли она средства? Не думаю, что в современном мире такое возможно и дозволено.
Владимир Соловьев пишет, что следует отобрать у исламистов прерогативу на мораль, на веру, на истину. Оно бы хорошо, только где все это Западу взять? Западный человек привык жить в атмосфере нравственной свободы, по-настоящему верит только в необходимость собственного материального успеха, а поиск истины давно свел к способам решения математических задач - технологию-то надо двигать все вперед и вперед, это главное.
Когда российские большевики подчинили себе Среднюю Азию и начали передел земельной собственности, дехкане наотрез отказывались брать участки, раньше принадлежавшие баям. Чужое брать нельзя, запрещено нравственными нормами. Потому там сравнительно легко прошла коллективизация. Колхозное - значит обезличенное, на чужое никто не посягает. Потом, конечно, многому научились у более «продвинутых» северных соседей. И хорошему, и плохому. А научиться демократии негде было. Заполучив с легкостью необычайной независимость, государственный суверенитет, там не нашли ничего лучшего, как оставить на своей шее того же самого раиса. Не все ли равно, как он называется - хан, эмир, первый секретарь, президент... Корни. Ими дорожат, и замахиваться на них топором безнравственно, хотя многим на Западе кажется рациональным.
Чужое, непривычное мы часто воспринимаем как враждебное. Но почему-то не признаем точно такого же права за теми, для кого мы сами чужие. Многовековой опыт человечества показывает, что терпимость помогает взаимоуважению стран и народов, тогда как настойчивое стремление подогнать других под свою мерку неминуемо вызывает обоюдную вражду, агрессивность, жажду победить во что бы то ни стало. Победитель и будет считать себя воплощением Добра, с чем вряд ли согласится побежденный.
Арабы не хуже и не лучше других наций, ислам не хуже и не лучше иных религиозных конфессий - Тора и Евангелие местами требуют не менее жесткого отношения к иноверцам, чем Коран. Снабжать народы ярлыками «Добро» или «Зло» - занятие не слишком корректное. А если добиваться военного столкновения «двух цивилизаций», может случиться так, что на планете вообще никакой цивилизации не будет. И перед немногими уцелевшими откроется мир такой единообразный, что они перемрут от тоски.


Комментарии (Всего: 1)

Мне понравилась ваша статья. Вы обьективно смогли затронуть и показать ту проблему с которой приходится жить.Я благадерен вам.Пишите, у вас получается.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *