Лист ожидания или список смерти?

Америка
№18 (941)

Грандиозный скандал разворачивается вокруг госпиталя в городе Феникс (Аризона). Прокуратура штата установила, что на протяжении нескольких лет сотрудники учреждения отказывали в срочном лечении американским ветеранам - героям войн в Ираке и Афганистане. Около сорока ветеранов-инвалидов умерли за последний год из-за желания администрации госпиталя сэкономить на их лечении. Общее количество пострадавших уже перевалило за 1,400 человек.

Одна из жертв бесчеловечной политики аризонского госпиталя – 71-летний ветеран военно-морского флота (Navy) Томас Брин. Он поступил в эмердженси-рум с болью в мочевом пузыре. Доктор заверил отставного офицера, что причин для беспокойства нет и в будущем необходимо провести ряд тестов. Здоровье Брина в последующие три месяца резко ухудшилось. Он и его родственники неоднократно обращались в госпиталь, однако каждый раз получали отказ. Доктора оправдывались чрезмерной занятостью. Как результат, мужчина умер от рака мочевого пузыря.

В ходе расследования выяснилось, что тяжело больные ветераны, лечение которых не приносило госпиталю прибыли, состояли в специальном списке ожидания, который пресса прозвала «списком смерти». Числящимся в списке   подолгу отказывали в каком-либо лечении.

Скандал в госпитале Аризоны произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Десятки ветеранов из разных штатов Америки начали рассказывать журналистам и в персональных интернет-блогах об ужасах госпитального обслуживания.

Многие сходятся во мнении, что высокая статистика самоубийств среди ветеранов (примерно 23 человека в сутки) объясняется отвратительным качеством лечения.

«Мы чувствуем себя униженными и никому не нужными, – сказал один техасский ветеран. – Только в голливудских фильмах можно увидеть трогательные истории о том, как государство заботится о людях, проливавших кровь в Ираке и Афганистане».

Интересно, что Департамент по делам ветеранов (Department of Veterans Affairs – VA) ещё два года назад перестал публиковать подробную статистику демобилизованных по инвалидности военнослужащих. Причина – пострадавших в горячих точках стало слишком много.

Ещё никогда в истории американцы не допускали так много стратегических и тактических ошибок на поле боя, обернувшихся пожизненными физическими и психическими травмами.

Только представьте: в Гражданской войне (1861 - 1865) с общей численностью военных в 3.2 миллиона человек ранения получили 415 тысяч. В конфликтах, начавшихся после крушения башен-близнецов 11 сентября 2001 года, количество раненых американцев превысило 1.2 миллиона.

Самой распространенной травмой последних двенадцати лет является повреждение мозга (Brain Injury). С таким диагнозом вернулись в родные города примерно 320 тысяч американцев. Подавляющее большинство из них впоследствии начали страдать различными психическими расстройствами – от тяжёлой депрессии до мании преследования.

Опытные врачи неоднократно заявляли, что военнослужащих с повреждением мозга необходимо лечить с помощью опытных психологов и обязательной смены обстановки. Идеальный вариант – 6–9-месчный курс в частных клиниках, расположенных во Флориде и Калифорнии. Правительство же, к сожалению, не желает оплачивать комплексное и дорогостоящее лечение. Большинство ветеранов проходит лечение в закрытых клиниках 2–3 недели, и после убойной дозы различных лекарств возвращается в семьи. Как результат, каждый час в Штатах происходит одно самоубийство бывшего военнослужащего.

Ещё две категории инвалидов – люди, получившие страшные ожоги и (или) потерявшие конечности во время боевых действий. Таких ветеранов, по данным антивоенных организаций, в Америке насчитывается порядка 3 тысяч человек. Большинство из них находится в специальных медицинских учреждениях с ограниченным доступом.

Военное начальство очень не любит, когда инвалидов фотографируют, берут у них интервью или приглашают для участия в документальных фильмах. По их мнению, это наносит ущёрб внешней политике и заставляет рядовых американцев задуматься о сущности войн в Ираке и Афганистане.

В 2014 году правительство потратит на ветеранов $164 миллиарда. С одной стороны, сумма – астрономическая, и выделенных денег должно хватить каждому человеку, вернувшемуся из горячей точки. С другой стороны, средства расходуются нецелесообразно. Некоторые программы абсолютно бесполезны, о чём заявляют сами ветераны.

«Я вернулся с фронта физически и психически крепким человеком, однако большинство моих сослуживцев нуждается в медицинской помощи, –  говорит Джон, ветеран войны в Афганистане. – Этим ребятам не нужна ни работа, ни помощь в получении ипотеки, ни гранты на обучение. Они тяжело больны, и главная задача государства – сделать их здоровыми».

По словам Джона, нынешняя система помощи ветеранам настолько запутана и бюрократична, что многие ветераны сводят счёты с жизнью уже в первые шесть месяцев после возвращения в Америку.

«Чтобы получить причитающуюся по закону помощь, –  продолжает Джон, –  человек должен постоянно просить, заполнять различные формы, висеть на телефонной линии... Многие ветераны отказываются от льгот только по одной причине –  они больше не могут видеть чиновников в военной форме. Это вызывает у них гнев и возмущение».

Тем временем некоммерческие организации продолжают усиленно искать способы помощи ветеранам. В Теннеси, например, запущена программа приёма бывших военнослужащих в семьи. Люди платят от $1.500 до $3.000 ежемесячно, чтобы получить разрешение взять покалеченного человека под свою опеку. Согласно статистике, чаще всего ветеранов-инвалидов берут в свои дома вдовы, мужья которых погибли в Ираке и Афганистане.

В Айдахо уже несколько лет ведётся разработка программы по переселению ветеранов в комфортабельные зарубежные курорты Филиппин и Мексики. Инициаторы этого проекта утверждают, что   в этом случае ветераны смогут нормально жить на  американские пособия. Денег хватит и на питание, и на 24-часовой уход, и на жильё у моря или океана.

 

Евгений Новицкий