Что было, что будет, чем сердце успокоится...

Америка
№19 (681)

В прошлом (№680) выпуске «РБ» мы вместе с читателями попытались оценить и проанализировать результативность первых 100 дней президента Обамы.
Разные мнения, неоднозначные оценки и почти одинаковые надежды на лучшее, на преодоление кризиса и закономерный подъем экономики США.
В ходе проводимых нами опросов спрашивали не только мы, но и нас. Спрашивали о том, что непонятно многим, - в частности, откуда возьмутся триллионы долларов, необходимые Обаме для реализации его грандиозных планов.
Америка их напечатает? Но тогда неминуема инфляция...
Америка их одолжит? Но тогда их придется отдавать с процентами...
Непонятно... Об источниках финансирования программ выхода из кризиса и планируемых реформах почти ничего не сообщается. Информация в СМИ – туманна и неконкретна. Не мог бы «Русский базар» в самой популярной, доступной не только экономистам, но и людям, далеким от мудреных банковских терминов, еще раз объяснить, «как мы дошли до жизни такой»? Почему Америка в долгах как в шелках, кто, как и чем за эти долги будет расплачиваться?
Прежде чем попытаться ответить на эти непростые вопросы, необходимо еще раз, хотя бы тезисно, коснуться истинных причин возникновения этого экономического цунами, снесшего на своем пути сотни банков, фирм, предприятий.
Ностальгируя по классикам политэкономии, попытаюсь определить «три источника и три составные части» кризиса. Если говорить о трех составных, то, на мой взгляд, это:
- Жизнь в долг, что привело к тому, что наличие в бумажнике «бомбы замедленного действия» - кредитной карточки - образовало общий долг американцев банкам в 915 миллиардов долларов. Грубо – свыше 3,5 тысячи на каждого, включая новорожденных (данные на середину 2008 года).
- Жизнь не по средствам, что привело к тому, что, живя в долг, который не имеет конкретной даты полного погашения, американцы не привыкли ни в чем себе отказывать. Новые машины, мебель, электроника, одежда и пр. приобретаются НЕ потому, что в этом настала насущная необходимость, а из соображений престижа, нового, меняющегося чуть ли не каждый день дизайна, наконец, из-за привычки покупать. Ни одна страна мира не выбрасывает на помойку и десятой части того, что американцы выбрасывают почти неиспользованным.
- Ориентация экономики не на производство, а на услуги, ча это привело к тому, что американская экономика стала, как бы это потактичней сказать... «виртуальной» и на 80 процентов состоит из сферы услуг – от торговли, парикмахерских, автомоек до банковского сектора и индустрии развлечений.
Последние годы в погоне за сверхприбылями, американские корпорации выводили производственные мощности туда, где рабочая сила намного дешевле, чем в США, – в Китай, Юго-Восточную Азию и т.п. Подавляющее число американских школьников стремятся стать лоерами, врачами, финансистами, артистами, спортсменами и т.п. В производственный сектор, в науку, в строительство с каждым годом молодежь идет все менее охотно.
Если говорить о трех источниках сегодняшнего кризиса, то, в первую очередь, естественно:
- Ипотечный кризис. Дома постоянно и стабильно росли в цене. Приобретая дом сегодня, предположим, за 300 тысяч, продать его через год можно было уже за некую сумму, позволяющую не только расплатиться с банком за кредит, но и получить весьма ощутимую прибыль. Банки это прекрасно понимали и выдавали кредиты на приобретение (и строительство) домов практически всем желающим, независимо от финансовой надежности заемщика. Но всему наступает предел. Произошло нечто вроде перепроизводства. Цены упали, и продажа дома не покрывала даже полученного у банка кредита. Возникла гигантская задолженность. Банки, которые раздавали подобные кредиты в погоне за массой прибыли, оказались на грани краха, а многие - за этой гранью...
- Сокращение потребительского спроса. Американский дом всегда некий паровоз, тянущий за собой доверху набитые вагоны. Дом – это переезд, ремонт, мебель, техника, интерьер, коммуникации, посуда и еще тысяча всяких мелочей. Резкое сокращение продажи домов привело к тому, что упал спрос на «наполнение» этого дома всем необходимым. Потеря одного рабочего места в строительстве, по утверждению специалистов в сфере занятости, влечет за собой потерю от 4 до 6 рабочих мест в других отраслях. Люди, потерявшие работу, перестают платить налоги, начинают экономить на том, на чем раньше никогда не экономили. Получается этакий «принцип домино» – падение одной «костяшки» вызывает падение всех остальных...
- Рост государственного и внутреннего долга США. Войны, помощь насаждаемым «демократиям» и прочие издержки внешней политики привели к тому, что государственный долг на 2008 год заклинил за девять триллионов долларов. Долг частных домохозяйств почти тринадцать с половиной триллионов долларов. И увеличивается с каждым днем. Проценты растут. У банков вследствие невозврата долгов по ипотеке нет средств для кредитования и финансирования промышленности.
 Как ни крути, получается, что каждый из нас, ну, пусть не каждый, пусть большинство из нас, но в той или иной степени приложили к этому кризису руку. И те, у кого долги на кредит-картах превышают его месячную зарплату, и те, кто надо или не надо пользуется всеми льготами и халявами Медикейда и Медикера, и те, кто покупал дома не для того, чтобы в них жить и растить детей, а для перепродажи...
Нет, никто никого ни в чем не упрекает. Все перечисленное вполне законно, все это – условия игры в капиталистическом мире. Понятно, что в любой игре можно выиграть и проиграть. Я не встречал еще ни одного человека, который жаловался бы на выигрыш.
Но невозможно выигрывать постоянно. Не рисковать вероятностью проигрыша можно лишь при условии полного отказа от игры. Другими словами, чтобы не рисковать деньгами, банки должны перестать выдавать кредиты, промышленность должна перестать эти кредиты брать, а все мы должны забросить свои кредитки куда подальше и копить, копить, копить... пока не накопим столько, чтобы не пользоваться кредитом. Согласитесь, маловероятный сценарий...
Теперь, когда мы разобрались (надеюсь...), откуда ноги растут, перейдем к планам Обамы и тем астрономическим суммам, которые необходимы для реализации этих планов.
Поскольку ни сам Обама, ни его министр финансов Генри Полсон не сочли необходимым проинформировать меня, из каких конкретных источников они намерены черпать эти триллионы, мне ничего не остается, как только строить предположения.
Очень хочу надеяться, что этим источником станет не печатный станок или хотя бы не только печатный станок. Я все еще верю, что каждый напечатанный доллар имеет обеспечение в виде ценных бумаг американского казначейства, т.е. государственных гарантий.
Впрочем, мало кто в состоянии доступно объяснить, что это конкретно означает. Да, это и не важно. Пока другие страны готовы брать эти бумаги как реальное обеспечение своим товарам, продаваемым в США, и предоставлять Америке многосотмиллиардные кредиты, можно предположить, что эти деньги будут одолжены. В любом случае это увеличит государственный долг, а, следовательно, и проценты по этому долгу. Америка уже сейчас ежегодно отдает порядка 400 млрд. долларов как проценты. А в случае дополнительных заимствований на реализацию обамовских планов должна будет платить еще больше.
С другой стороны, если включить печатный станок на полную мощность (в том, что он и сейчас печатает по паре миллиардов в день, почти не сомневаюсь...), то тогда инфляция. Которая на фоне растущей безработицы может спровоцировать такое... Нет, лучше все-таки долги. В конечном итоге кредитор всегда нервничает больше, чем тот, который одолжил...
В этой связи просто не могу не отойти от серьезной темы, чтобы расслабить читателя неким, средней дремучести анекдотом:
Абрам не может уснуть, вздыхает, вертится...
- Что ты вертишься? - беспокоится Сара.
- Понимаешь, я должен Моше три рубля. Меня мучает совесть...
- Моше! - кричит Сара в окно. – Тебе Абрам должен три рубля? Так вот, он их тебе не отдаст... Спи, Абрам, теперь пусть он не спит!
Америка должна так много, что весь мир заинтересован в ее процветании. Как говорится, Боже, дай здоровья и долгой жизни нашим должникам, чтобы они могли с нами расплатиться...
В конечном итоге даже те оставшиеся 20 процентов производства в экономике Америки перекрывают большую часть всей экономики наших кредиторов.
На долю этих 20 процентов приходится треть всей мировой обрабатывающей промышленности.
На долю этих 20 процентов приходится 40 процентов всей мировой высокотехнологичной промышленности.
В конечном итоге 80 процентов услуг в американском ВВП - это не только торговля или бытовые услуги. Это - наука, образование, здравоохранение, технологии, программное обеспечение и еще много такого, о чем мы даже и не подозреваем.
На долю нашего падающего доллара даже сейчас, не в самый лучший период, приходится 50 процентов всей мировой торговли. В мировых золотовалютных резервах доля доллара равна 60 процентам, евро – 20 процентам, йены – 5 процентам, а фунта стерлингов – 3 процентам. Так что слухи о похоронах доллара несколько преждевременны и есть смысл не тратить денег на заказ некрологов.
Что же касается крушения неких зарвавшихся банков и идущих на поводу у профсоюзов предприятий, то на то он и капитализм - выживает сильнейший и наиболее жизнестойкий.
Как говорится в современной научной интерпретации известной пословицы: “Оптимизация динамики работы тяглового средства передвижения связана с устранением изначально деструктивной транспортной единицы”.
Это – по-научному.
А если проще, то баба с возу – кобыле легче!


Комментарии (Всего: 1)

Прочитал "Ярость на дорогах" в отзовах от Anti написано: - Хоть один из этих яйцеголовых подумал о том, что вопреки американской доктрины эгоизма надо учить людей понимать, что они не одни на дороге и надо считаться с другими участниками движения. И хоть иногда посматривать в зеркало заднего вида. ЭТа гениальная фраза должна начинать обсуждение каждой проблеммы.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *