Наказание без преступления

Америка
№20 (682)

Наказание людей за преступные деяния, которые они  фактически не совершали, - наиболее серьёзный недостаток в работе правоохранительных органов, вызывающий возмущение в обществе, требующем в связи с этим радикальной реформы системы расследования преступлений и осуждения людей.
Эмоции достигают предельного накала, когда выясняется, что смертной казни по приговору суда подвергся невинный человек. Именно этот фактор оказался решающим для отмены губернатором штата Нью-Мексико У.Ричардсоном смертной казни.
Ассоциация адвокатов штата Нью-Йорк (NYS Bar Association) создала специальную группу Task Force (TF) по изучению всех аспектов неправомерного осуждения за уголовные преступления людей, которые этих преступлений не совершали. В своем недавнем отчете группа описала 53 подобных случая, явившихся следствием как ошибок и халатности, так и заведомо умышленных действий следствия и суда.
Члены группы уверены, что попавшие в отчет случаи – это только часть их общего количества, которое никто не учитывает официально.
Вот история Алана Ньютона, проведшего в тюрьме 22 года якобы за ограбление и изнасилование женщины из Бронкса. Его осудили в 1985 году, и лишь в 2006 году анализ ДНК показал, что он невиновен.
Сразу после ареста он заявил о своем алиби, т.к., по свидетельству его невесты, во время преступления находился с ней в Квинсе. Но продавец магазина в Бронксе во время процедуры опознания среди нескольких лиц указал на него как на человека, который вышел из магазина вслед за жертвой.
Сама жертва также выделила из нескольких фотографий его - как человека, который заставил ее сесть в машину, отвез в парк и изнасиловал там, а затем, когда она попыталась бежать, настиг ее, затащил в пустое здание, изнасиловал еще раз и выколол ножом левый глаз.
Эти два свидетельства перевесили утверждение об алиби, и Ньютон сел в тюрьму. В 1994 году он потребовал провести тест на ДНК вещей жертвы, но прокуратуре понадобилось 11 лет, чтобы найти эти вещи, да еще положительно сказалось давление со стороны программы Innocence Project, которую осуществляет нью-йоркская Cardozo School of Law Иешива-университета. Эта программа взяла дело Ньютона под свой контроль. А всего с 1992 года она помогла освободить 234 человека с помощью теста ДНК.
В отчете TF указывается, что в половине учтенных случаев причиной ложного осуждения явились нарушения правил ведения следствия и отказ от теста ДНК. Способствовали такому осуждению и ошибки адвокатов, а также фальшивые признания вины под давлением самих обвиняемых, плюс ложные свидетельства тюремных информаторов. 58% отмененных обвинений явились следствием ошибок прокуроров, офицеров полиции и судей. В 67% случаев людей признавали виновными, допустив ошибки при опознании. Сам Ньютон считает, что приписанная ему жертва указала на него неумышленно, по ошибке. Но он возмущен самой системой расследования: «В ней нет никаких стимулов для выяснения истины в отношении невиновности людей, тем более что за каждое раскрытое преступление полицейские получают поощрение, повышение в чине и т.п., а когда человек оказывается невиновен, то я еще не слышал, чтобы за ложное обвинение следователь или полицейский получили бы какое-нибудь взыскание».
В ходе изучения данной проблемы члены TF беседовали с судьями, адвокатами, освобожденными из тюрем людьми, чья невиновность была наконец доказана. Все сходились во мнении, что криминальная юстиция штата требует реформ.
В 31 случае позднего оправдания, указанном в отчете TF, неправедное осуждение произошло из-за ложного обвинения. Прокуроры отказывались учитывать информацию со стороны защиты, полагаясь, часто, на фальшивые свидетельства. Они не пытались добыть и сохранить необходимые вещественные доказательства, пренебрегали различными заслуживающими внимания версиями преступления.
Адвокат Джоел Рудин, сумевший опровергнуть обвинения прокуратуры в 15 уголовных делах, убежден, что «представление прокурорами (да и адвокатами тоже) в суд заведомо фальшивых свидетельств является само по себе преступлением, которое наша система юстиции не может допускать и оставлять безнаказанным».
Рудину возражает член TF Анна Сверн – первый помощник прокурора Бруклина Ч.Хайнса. Она считает, что  речь может идти лишь о случающихся иногда непреднамеренных ошибках, связанных с тем, что полиция скрывает от прокуратуры факты, обеляющие обвиняемого. По мнению Сверн, выявление на суде ложности фактов, представляемых прокурором, нужно квалифицировать лишь как должностной проступок, если, конечно, это не было намеренным введением суда в заблуждение.
Чтобы избегать подобных ситуаций, TF предлагает проводить досудебные конференции, где защите будут представлены для оценки все факты, добытые полицией и прокуратурой.
Ошибки или халатное отношение к своим обязанностям защитника проявляют и адвокаты. Они подчас ленятся оценить разные версии преступления, создавая основу для предвзятого обвинения. Директор программы Innocence Project Стефен Салум подчеркивает: «Адекватная защита – это фундамент нашей системы. И точка!».
В своем отчете TF признает, что для повышения качества работы адвокатов нужно расширить их возможности учета разных версий и фактов путем вливания дополнительных средств в обеспечение подобной работы, да и контроль сверху за действиями адвокатов должен быть усилен. По словам Рудина, нужны дополнительные средства, чтобы обвиняемые после самостоятельного и безуспешного обжалования приговора, могли нанимать адвокатов для продолжения усилий, направленных на отмену ложных обвинений. «В нашей системе после проигрыша апелляции осужденный не имеет права нанимать адвоката для продолжения защиты, в результате чего в тюрьме остается много людей, которые устали защищать в судах самих себя и не знают, что делать дальше», - говорит Рудин.
Приводят к ошибочным приговорам и самооговоры. В 1990 году пятеро подростков признались в нападении на бегуна в Центральном парке. Однако впоследствии тест ДНК показал, что преступником является только один человек, и его не было среди подростков. В 2002 году их признали невиновными, а полицию обвинили в расизме и недопустимом поведении в период расследования этого преступления. Из 53 случаев, попавших в отчет TF, в 12 имели место самооговоры.
Сторонники справедливости, включая члена штатной Ассамблеи Джозефа Лентола, предлагают допросы обвиняемых записывать на видеопленку. Это позволит, по их мнению, более точно отличать истинное признание от ложного.
Но специалисты считают, что это предложение слишком дорогое и трудоемкое. «При отсутствии необходимого финансирования реализовать это предложение в необходимой полноте невозможно, и шанс получить полноценное и добровольное признание в преступлении окажется упущенным, а с ним и справедливый приговор», - считает Сверн.
Ей возражает бывший прокурор и ныне адвокат, упомянутый депутат Лентол: «Я намерен добыть необходимые средства для видеозаписи допросов, поскольку в любой сумме они не перекроют цену разбитой жизни честного человека». К нему присоединяется глава TF судья Б.Каминс: «Полиции придется основательно подучиться, чтобы отличать самооговоры от настоящего признания».
Еще одна проблема  - ошибки в идентификации обвиняемых как причина ложного обвинения. Среди рекомендаций TF на эту тему – привлечение к процессам опознавания офицеров, которые ничего не знают об обвиняемых. Это исключит элемент воздействия на свидетелей, вольно или невольно возникающий, когда опознание проводит офицер, ведущий следствие. Предлагается документировать степень уверенности свидетелей в их утверждениях.
Тесты ДНК как вид надежного доказательства стали применяться в юриспруденции с 1985 года. Среди сторонников такого теста, ратующих за расширение его базы данных как стратегической меры по поимке преступников, а не только ради оправдания невиновных, находятся штатный сенатор Т. Морахан и мэр Нью-Йорка М.Блумберг.
Салум утверждает, что лишь в 5 случаях из 100 тесты ДНК гарантируют подтверждение или отрицание виновности. Ему вторит Рудин, заявляя, что ему удавалось опровергнуть обвинение не с помощью имевшегося в деле теста ДНК, а используя чисто процедурные нарушения следствия.
Члены TF, проекта Innocence Project, а также ряд законодателей выступают с предложениями по повышению уровня справедливости и точности работы криминальной системы штата. Известный уже нам Лентол выступил с законопроектом, согласно которому требование обвиняемого о проведении теста ДНК должно выполняться неукоснительно и без волокиты. К этому законопроекту присоединены предложения о расширении базы данных тестов ДНК, проведении видеозаписи допросов и формировании специальной комиссии Innocence Commission, которая сама будет расследовать факты ложных осуждений. Лентол надеется, что его законопроект будет поставлен на голосование уже в мае.
Еще один законопроект, требующий создания комиссии по честности в криминальной юридической системе (State Commission for the Integrity of the Criminal Justice System), предложили член Ассамблеи Майкл Джианарис и член Сената Эрик Шнейдерман. Члены комиссии будут направлять свои рекомендации по предотвращению ложных обвинений Генеральному прокурору штата.
Что касается судьбы Ньютона после освобождения, то он стал участником программы Read Across America, где занимается чтением детям книжек знаменитого детского писателя Theodor Seuss. Кроме того, он работает в Male Development and Empowerment Center в колледже Медгара Эверса. Ньютон уже успел получить степень бакалавра по управлению бизнесом. В дальнейшем он собирается стать адвокатом, поскольку, по его словам, «20 лет изучал закон в тюрьме». Соединить свою судьбу с судьбой своей бывшей (22 года назад) невестой ему не удалось.
Сейчас он судит город на 100 млн. долларов за все страдания и потерянное время. «Я научился ждать», - с горечью говорит Ньютон. Невинно осужденному и проведшему в тюрьме 9 лет В. Ортизу удалось в 2000 году получить за это компенсацию в 530 тысяч долларов, а в 2008 году по аналогичному иску Шин-Вей-Су получил 3.5 млн. долларов за 12 лет тюрьмы. Пока что штатные законы исключают подобную компенсацию тем, кто оговорил сам себя. Члены TF предлагают изменить законы так, чтобы вышедшим на свободу после отмены ложного приговора оплачивались расходы на адвокатов, на приобретение специальности и оказывались другие виды помощи.
Ньютон говорит: «Многие не верят, что такое может происходить, но это происходит, причем не с миллиардерами, а с обычными людьми, а мы все – это обычные люди».


Комментарии (Всего: 1)

Практически все кто получил смертную казнь или пожизненное заключение по ошибке, имеют за собой длинный шлейф уголовных преступлений. Так что обсолютно невиновных в таких делах небывает.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *