ПИАР-победа, или возвращение в Хомс

В мире
№20 (943)
13 мая специальный посланник ООН и ЛАГ в Сирии Лахдар Брахими официально подал в отставку. Она вступит в силу в конце этого месяца. Данный шаг алжирского дипломата, пытавшегося примирить конфликтующие стороны, начиная с августа 2012, стал своего рода официальной распиской международных институтов в абсолютной бесплодности их усилий по прекращению гражданской войны в Сирии. Правда, и без отставки Брахими давно было ясно, что мирного решения этой ситуации в нынешних условиях просто не существует. Тем более что со временем воюющих сторон стало больше чем две, да и противостоят они далеко не всегда лишь одному противнику.
 
На фоне приближающегося фарса под названием “президентские выборы”, власти Дамаска непрерывно стараются демонстрировать, что в ходе боевых действий произошел перелом, обстановка более-менее под контролем, а, мол, до конца календарного года полная победа обретет самые реальные очертания. 
 
Как показало время, прогнозировать результаты войны в Сирии и сроки их исполнения - дело неблагодарное, но для того чтобы охарактеризовать ситуацию на данный момент, информации вполне достаточно. 
 
В ее свете бодрые победные заявления Асада, а на этой неделе и официальных лиц Ирана, выглядят чрезмерно оптимистичными. Ни о каком серьезном переломе речь не идет и близко. Скорее налицо продолжающаяся примерно год тенденция, когда после неоспоримых успехов повстанческих группировок правительственным силам при массированной помощи “Хизбаллы” и добровольцев-шиитов из других стран, главным образом, Ирака, удалось в некоторых местах сбить наступательный пыл врага, а в некоторых - самим перейти в “локальное” наступление.
 
Пожалуй, наиболее значимого успеха за последние месяцы лоялисты добились отнюдь не на поле боя, да и слово “добились” тут не совсем уместно - вряд ли они вообще имели к нему какое-то отношение. 
 
Речь идет о вспыхнувшей в самом конце 2013-го открытой войне между крупным конгломератом “секулярных” и исламистских сил (включая “Джабхат ан-Нусра” - официальный филиал “Аль-Каиды” в Сирии) с одной стороны, и радикальным “Исламским государством Ирака и Леванта” (ИГИЛ) - с другой. Если бы не это противостояние, ставшее для Асада великолепным новогодним подарком, нет никаких сомнений, что дела у него шли бы значительно хуже. 
 
Интересно, что ИГИЛ с момента начала нового конфликта вообще почти не воевал с лоялистами, и это способствует многочисленным слухам о чуть ли не сговоре организации с Дамаском.
 
Как раз в эти дни в восточной провинции Дейр аз-Зор, в том числе вокруг ее одноименной столицы, которая частично контролируется правительственными силами, между ИГИЛом и повстанцами развернулись масштабные бои. 
 
Пока превосходство за ИГИЛом, и если все пойдет так и дальше, то к фактически контролируемой им соседней провинции Ракка он прибавит другой значительный кусок территории. Тем самым позиции других противников Асада в восточной Сирии будут ослаблены до предела, а территориальная связь ИГИЛа с Западным Ираком станет еще более прочной. 
Для борьбы с властями Дамаска эти районы, в отличие от западных частей страны, носят второстепенный характер. 
 
Тем не менее, займи повстанцы Дейр аз-Зор и местные немногочисленные военные базы, бывшие до войны с ИГИЛом в полной или частичной изоляции, это могло бы повлиять на ход войны на основных направлениях. 
На еще одном участке, северо-западнее Дейр аз-Зора, повстанческая коалиция, взяв в союз курдов, пытается выдавить ИГИЛ из анклава в районе турецкой границы.
 
Ну а пока успеха огромной символической значимости добились именно силы Асада.
На этой неделе под его контроль окончательно перешел город Хомс - столица сирийской революции. Заняв в свое время часть этого третьего по величине города страны, повстанцы впервые всерьез заявили о себе как о силе, способной угрожать режиму, а не вести лишь партизанские и террористические действия в сельской местности. 
С тех пор противники Асада захватили огромные территории и множество населенных пунктов. 
 
Но в то же время ситуация именно в Хомсе за эти годы для них неуклонно ухудшалась. 
В одном из своих обзоров сирийских событий я много месяцев назад писал, что незначительный, полностью окруженный повстанческий анклав в городе обречен и его взятие - вопрос времени. 
 
Впрочем, стойкая оборона в застройке, и тот факт, что лоялисты вынуждены постоянно задействовать свои немногочисленные резервы для затыкания брешей на других участках военных действий, позволяли боевикам держаться.
 Однако если их возможности исчерпали себя, то у лоялистов этих самых возможностей так и не нашлось.
 
Плодом этой патовой ситуации стал беспрецедентный для нынешней Сирии договор при посредничестве ООН. 
По его результатам боевики и немногочисленные члены их семей (всего около 2 тысяч человек) сдали контролируемые ими районы Старого города и с оружием, включая пулеметы и гранатометы, были вывезены на повстанческую территорию. 
Кроме того, из плена были отпущены порядка 70 сирийских солдат, а также открыт доступ для доставки гуманитарных грузов в два шиитских городка на севере страны, уже долгое время осаждаемых повстанцами.
 
В общем, в преддверии президентских выборов Асад предпочел пиар-победу победе по-настоящему военной. 
То ли осознание того, что его силы будут топтаться здесь еще долго, подвигли президента на иной шаг… 
Таким образом, здесь, как и в большинстве мест, где лоялисты добивались за последний год тех или иных успехов, значительная часть повстанцев после упорной обороны избежала гибели. 
 
Казалось бы, в Хомсе у военных была редчайшая, чуть ли не стопроцентная возможность уничтожения врага, что очень важно в войне такого рода, но они и здесь упустили ее. 
 
Так было год назад неподалеку от Хомса, в Эль-Кусейре (тогда главную роль во взятии города сыграла “Хизбалла”, а потери боевиков организации составили около 130 человек убитыми), так было и два месяца назад в горном районе Эль-Каламун, северо-западнее Дамаска. 
 
Захват “столицы” этой местности - города Ябруд завершился очередным выходом повстанцев из “окружения”.
Правда, и потери “Хизбаллы”, игравшей здесь не столь значительную роль, как в сражении за Эль-Кусейр, оказались меньше - всего пара десятков человек.
 
Кстати, благодаря редким кадрам из этих мест, попавшим в Интернет (в основном свое видео выкладывают повстанцы, а не лоялисты и “Хизбалла”), появилась возможность лицезреть вооружение и экипировку боевиков так называемых специальных сил шиитской организации.
 
Надо сказать, что в большинстве компонентов, включая пустынный камуфляж, она заслуживает весьма и весьма высоких оценок.
 
Согласно данным Информационного центра Меира Амита по изучению терроризма, на 1 апреля потери “Хизбаллы” убитыми за время сирийской гражданской войны превысили 350 человек. При этом 337 из них при помощи сайтов “Хизбаллы” и населенных пунктов Ливана были идентифицированы поименно (в подавляющем большинстве случаев - с фотографиями). 
 
Причем львиная доля потерь приходится на последний год, после того как весной 2013-го “Хизбалла” бросила в Сирию по-настоящему значительные силы. 
 
И все же занятие Каламуна имеет не только символическое значение. 
Таким образом лоялисты снизили угрозу шоссе Дамаск-Хомс, а “Хизбалла” избавилась от прилегающего к ливанской границе анклава, откуда в последние месяцы в шиитские районы Ливана регулярно отправлялись заминированные автомобили со смертниками.
 
Однако не победами едиными… На ряде других участков успех сопутствовал отнюдь не асадистам и их шиитским союзникам. 
 
Например, неподалеку от Каламуна, в Восточном Каламуне, повстанцы захватили базу хранения бронетехники, и в их руки попало не менее 100 (!) танков в рабочем или восстановимом состоянии. 
Согласно их сообщениям, несколько десятков машин взяты в виде трофеев, а остальные сожжены. 
Видеоподтверждений этих заявлений на данный момент нет, но есть все основания считать, что повстанцы говорят правду. 
Неоспоримый факт: база находилась в их руках долгое время и, возможно, находится до сих пор, а танки сгорели или разъехались по повстанческим “закромам”. 
 
Мало того, лоялистам не удалось выбить повстанцев из занятого ими не так давно северного сектора провинции Латакия - самой лояльной Асаду.
 
Бои до сих пор идут, и то, что казалось поначалу своего рода коротким пиар-рейдом боевиков, отрезавших Латакию от Турции и впервые за время гражданской войны вышедших к морю, приняло характер затяжного сражения. 
Ну а на крайнем юге Сирии, в провинции Дераа, а также в расположенной между ней и Израилем Кунейтре, инициатива давно принадлежит противникам режима. 
 
За последние пару месяцев под их контроль перешла значительная территория, большое количество опорных пунктов (ОП) военных, и что самое главное, множество трофеев. Сирийская армия лишилась здесь за это время многих десятков танков, БМП и орудий, значительная часть которых вместе с боеприпасами в исправном виде оказалась в руках противника. 
Что любопытно, некоторые ОП в Кунейтре десятилетиями готовились для войны с Израилем и отнюдь не являются импровизированными, как в остальных частях страны. 
 
Именно на них повстанцы, как правило, и завладевают значительными арсеналами, включающими, кроме танков и пушек, например, противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) “Метис” российского производства и переносные зенитно-ракетные комплекты “Игла” того же происхождения...
 
Все это, как и огромные потери лоялистов в живой силе, подтверждают многочисленные видео в Интернете. 
Кстати, на одном из роликов, размещенных там на этой неделе, видно, что повстанцы перестреливаются с противником, находясь в нескольких (!) метрах от пограничного заграждения, построенного на Голанах ЦАХАЛом совсем недавно.
В последние недели в Сети появляется все больше видеокадров, запечатлевших использование американских комплексов BGM-71 TOW-2 как минимум двумя повстанческими группировками светского толка. 
 
Этот хоть и не новейший, но вполне эффективный ПТРК наверняка попал в Сирию недавно, причем не просто из-за самовольного решения кого-то из арабских союзников повстанцев или Турции, а с ведома и согласия США. 
С начала войны на что-либо подобное американцы не решались и своим союзникам не позволяли. Теперь же, как мы видим, лед тронулся, и оружие, способное при умелом использовании переломить ход войны, потихоньку появляется у повстанцев и “засветилось” уже в разных точках Сирии.
 
Если данная тенденция продолжится, а для этого имеются все признаки Асада ждет немало проблем. 
В данном контексте сирийский президент может только радоваться тому, что большинство его противников - исламисты, и американцы держат их на голодном пайке. 
 
Будь светские группировки многочисленные и влиятельнее, скорее всего, американские ПТРК, и не только они, стали бы поступать повстанцам раньше, причем в гораздо больших масштабах.
 
 “Новости недели”

Комментарии (Всего: 3)

Как только перестанут оружие поставлять наёмникам-террористам, так война и закончится.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Дворник ты хоть понял что сам накаляКАЛ?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Хоть у Дамаска дела - туго,но Асад держиться молодцом.А выборы - это практически знак всем воюющим против него джихадистам,что борьба может быть и 'бескровной' - на "политической арене".Если повстанцы увидят это - может быть основная война прекратиться? Ведь там идеология - не столько именно геноцид джихада,сколько именно борьба за власть.А еще в таких конфликтах - решающую роль играют личности командиров армии - насколько они одарены стратегическим и тактическим мышлением.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *