Неглубоко под землей

Дела житейские
№20 (682)

"Тело твое есть высший разум".
Фридрих Ницше

Никто не знает, где точно пролегает граница между жизнью и смертью. На сей счет у древних народов имелось много легенд и сказаний - вопрос "перехода" считался одним из важнейших у представителей почти всех религий и верований на планете, ибо он оставлял людям хоть какую-то надежду на "возможное продолжение". Но случается и совсем иное - когда предают земле еще живых людей. Из-за ошибок, халатности, недоразумений либо намеренно. Что происходит в таких случаях и как этого избежать?!
...Человек пробуждается словно от тяжкого сна и не понимает, что с ним происходит. Медленно, будто рывками, возвращается сознание. Но вокруг все темно, душно и противно. Таких ощущений он еще никогда не испытывал. Наконец, яркая, как удар молнии, вспышка вернувшегося сознания дает понять весь безмерный ужас и безвыходность положения. И наступает мгновение внезапного просветления, когда вспоминаешь все: кто ты, откуда, как мог здесь оказаться и почему... Места для движений нет, но пальцы нащупывают сбоку мобильный аппарат. Значит, незаметно для всех любимая все-таки выполнила последнюю волю своего мужа. А вот и первая, "закодированная" кнопка. Осталось только нажать на нее и произнести несколько слов... На большее его пока не хватит. Пусть только откопают, пусть только он снова увидит дневной свет...
Не стоит говорить, где именно это произошло. Дело в том, что подобное может случиться в любой стране, включая и Израиль (все еще помнят дикий случай, когда практикантка в морге больницы обнаружила живого младенца, "приговоренного" врачами-акушерами к смерти).
Бывает разное. Известна история, когда прибывшие на место автомобильной аварии медики санкт-петербургской "скорой помощи" с сожалением констатировали смерть молодого мужчины. Потом из его тела, срочно доставленного в ближайший госпиталь, немедленно начали откачивать кровь для переливаний. Но тут немалый переполох произвела новенькая дежурная медсестра, посмевшая предположить, что пострадавший мужчина еще жив. Она поднесла зажженную спичку к телу: если его кожа желтеет, то он мертв, краснеет - жизнь еще теплится в теле. Вот и весь несложный "тест". Стоит напомнить, что куда более простой способ "опознания", - с зеркальцем, поднесенным к губам, - издавна практиковался на Руси деревенскими лекарями и фельдшерами.
Надо признать, что проблема существует и столь же актуальна сегодня, как и две тысячи лет назад. Ведь речь идет не об отдельных случаях, а, скорее, о "системе научного контроля и анализа", с еще не проясненными деталями. Необходимо строгое научное определение "отсутствия жизни", которое до сих пор не сформулировано. Отсюда и разные мнения, например, по вопросам эвтаназии и даже о допустимости немедленных похорон. Пресса обычно сваливает на мародеров не такие уж редкие случаи "развороченных" или странным образом "потревоженных" могил. Особенно если с особой срочностью умерший похоронен в тот же день. А это, как правило, и происходит в странах Ближнего Востока, наделенных жарким климатом с повышенной влажностью.
Но бывает, конечно, ошибаются и медики. Существует немало подобных примеров. У одного техника, попавшего под высокое напряжение, вызванный врач констатировал смерть. Но его коллеги не согласились с таким выводом и в течение почти двух часов делали потерпевшему искусственное дыхание, после чего "покойник" ожил. Потом он утверждал, что в беспамятном состоянии слышал все разговоры окружающих и главным образом беспокоился о сохранности денег, полученных им для рабочих.
К слову сказать, были попытки использовать данный "феномен" в практических целях, причем "экспериментаторов" натолкнули на практические действия рядовые происшествия. На Дальнем Востоке, в одном из военных городков, электрическим током была поражена молодая женщина-рентгенолог. Ее удалось откачать, но не вернуть к полноценной жизни. Ожило только ее тело, ведь нервные клетки, нейроны, погибают даже после двух-трехминутного перерыва в кровоснабжении, необратимо превращаясь в пассивную жировую ткань. В таких, как бы полуживых телах может ненадолго восстанавливаться кровообращение, дыхание, способность принимать пищу, безвольно передвигаться. Механизм данного явления пытались исследовать врачи из тайных лабораторий НКВД, но не смогли достичь каких-либо реальных результатов. В отличие от своих немецких коллег, примерно в те же годы старательно изучавших данное явление.
Фашисты наткнулись на эту "тему", проводя совсем иные опыты. Они разрабатывали состав ядовитых пуль для специальных операций, пробуя различные компоненты: от сулемы до малоизвестных соков экзотических растений. "Подопытные", разумеется, погибали. Но действие одной из ядовитых вытяжек произвело обратный эффект. Расстрелянный человек вдруг с ревом открыл глаза, вскочил на ноги и с неожиданной силой напал на своих мучителей. Он искалечил нескольких, все переломал, после чего был окончательно застрелен подоспевшей охраной. Невероятного эффекта удалось достичь благодаря действию сока одного из растений с острова Суматра, способного восстанавливать биоактивность некоторых из погибающих без кровоснабжения нервных клеток. Тут же возник план по созданию "бессмертных зомби", наводящих ужас на солдат противника.
В апреле 1945 года первая партия из нескольких десятков подобных "живых мертвецов" прорвала оборону советской армии в Карпатах, продемонстрировав фантастическую боеспособность и полное безразличие к смерти. Советское командование дало приказ особым отделам не принимать во внимание сообщения о применении нацистами таких солдат-смертников, а авторов "панических слухов" расстреливали...
Перед концом Третьего рейха производство "боевых покойников" было свернуто. Но, несмотря на тщательную конспирацию, сам по себе факт подобного "эксперимента" стал известен. Только можно ли этому верить? Или, как говорилось в популярном американском сериале, "истина где-то рядом"? Если от наблюдений и отдельных предположений перейти к практике, то нельзя с уверенностью отрицать, что возможно создание препаратов, способных восстановить какую-то ограниченную часть мозговых нейронов. Исследования в этой области могли бы открыть еще невиданные способы излечения ранее неодолимых хворей.
Вопросы о том, стоит ли, несмотря на извечные традиции, хоронить человека в день его смерти с излишней поспешностью (как и изымать из еще живого тела органы для пересадки), и о более тщательных правилах предосторожности в данной области все еще остаются на повестке дня. И пусть нас уверяют, что "живьем" хоронят разве что одного на миллион или на сотни тысяч (большие цифры всегда немного успокаивают), но что будет в том случае, если этим самым, "одним", окажетесь именно вы или кто-то из ваших родственников?! И никому из близких не придет в голову положить рядом с телом умершего мобильник с заряженной батарейкой... Так, на всякий случай.
Теодор ГЕЛЬФАНД