ПСЫ И ЛЕТУЧИЕ МЫШИ • Об идеологических спорах на краю расстрельного рва

История далекая и близкая
№21 (683)

Герою фильма “Вальс с Баширом” стали сниться бешеные псы. Ровно столько собак, сколько было бакинских комиссаров - 26. Мчатся эти собачки по улице современного Тель-Авива, чтобы растерзать упомянутого героя. В ходе просмотра этой ленты выясняется, что мстит ему подсознание. Двадцать шесть собак в арабской деревне убил он из винтовки с глушителем, потому что псы лаем своим могли предупредить боевиков об опасности.
В финале фильма выясняется, что жуткие собаки Баскервилей мстят практически всем солдатам и офицерам ЦАХАЛа за участие в Первой ливанской войне. Таков пафос этого израильского антивоенного фильма, наполненного беспощадной критикой Еврейского государства и его армии.
Бог с ними, с невинно убиенными собачками, очередной жертвой “израильской агрессии”. Откуда взялось такое количество “друзей человека” в исламской деревне, среди арабов, ненавидящих собак и считающих их нечистыми животными, одним авторам фильма известно. Повторю, не в деталях этого фильма дело, а во сне, который теперь уже мне явился ночным кошмаром, и совсем недавно. Накануне наткнулся в дневнике на свои записи о давней поездке в Варшаву и Аушвиц. Видимо, начитался неразборчивых, нервных фраз на ночь. Вот и приснился мне этот жуткий сон.

Апрель 1943 года. Я узник Варшавского гетто. Мне предлагают оружие, зовут сражаться. Я говорю, что стар, плохо вижу, от меня будет мало толку, но я согласен помочь восставшим всем, что в моих силах. Спрашивают о моих силах. Я отвечаю, что профессионально работал в кинематографе...
Дальше пунктиром, застывшими или движущимися фотографиями: горящее гетто, группы приговоренных к смерти женщин и детей на улице, танки, бьющие прямой наводкой по подвальным этажам рушащихся зданий.
Меня ведут перебежками через этот ад - и вот я в подземелье. Длинный коридор, по которому почему-то черными тенями носятся летучие мыши, затем коридор расширяется, превращаясь в зрительный зал. Несколько рядов обшарпанных, шатучих кресел, с потолка капает холодная, как лед, вода, на полу хлюпает под ногами грязная жижа, но одна из стен чиста и на этом ярком пятне мелькают кадры черно-белого документального фильма. Фильма о восстании в гетто.
Мой спутник шепчет, что в гетто есть киностудия, созданная евреями, и сейчас я как специалист обязан дать оценку увиденному. В этом и будет состоять моя помощь восставшим.
Я начинаю всматриваться в движущееся изображение на стене. Солдаты СС, весело смеясь, идут по улице гетто. Бойцы Мордехая Анилевича поджидают их в засаде - и вот начинается отстрел этих веселых ребят, горит танкетка, подожженная еврейскими боевиками. Из танкетки выскакивают солдаты вермахта. Вот один из них падает, сраженный пулей угрюмого еврея-снайпера. Мы видим убитого: перед нами почти ребенок, мальчишка, сраженный безжалостной рукой.
Фильм снабжен текстом, из которого зрителям должно стать ясным, что сама война как таковая ужасна, люди, стреляющие в людей, - убийцы, и сам факт сопротивления врагу, кем бы он ни был, преступен.
В финале ленты вижу известные кадры обыска немцами детей гетто, посмевших достать за его стенами морковь и картошку. И ползущий через это чудовищное изображение не менее чудовищный титр: ЭТИ ДЕТИ ЗАБЫЛИ ЗАКОН БОЖИЙ: НЕ УКРАДИ!
Все - конец фильма.
- Ну, как? - спрашивают меня.
- Господи, - бормочу я. - Это ужасно. Чем заняты эти люди, которым полшага до печей Треблинки? Что вы делаете? Вы оплакиваете ваших врагов? Вы призываете к миру с палачами и убийцами?!
Я говорю все это, срываясь на крик, но вдруг вижу, что кричу в пустоту, что рядом со мной нет никого, и я бегу обратно по мрачному коридору, навстречу метущимся черным теням летучих мышей... Из подвала вырываюсь на свет, в мертвую, жаркую тишину разрушенного, горящего гетто.

Только в молодости нас посещают сны, из которых не хочется возвращаться. С годами грехи наши мстят нам же муками сновидений.
В чем провинился я - не знаю, но, проснувшись, думаю, что не так уж много изменилось в нашей еврейской жизни, что государство Еврейское окружено точно такой же лютой ненавистью, как Варшавское гетто 1943 года. И только Армия Обороны Израиля хранит сам Израиль и его граждан от геноцида, замышленного новым, теперь уже арабским нацизмом и его друзьями по всему миру, включая Тель-Авив и его окрестности.
Не потому ли самое большое раздражение у этой публики вызывает именно ЦАХАЛ? Не потому ли и приснился мне этот нелепый, страшный сон с еврейской самокритикой накануне печей Треблинки?
Честно говоря, долго не решался вспомнить о нем, но вдруг наткнулся на один из рассказов о восстании гетто. Ниже следует отрывок из этого горького текста.

“ZOB” в основном состояла из организаций левого толка, придерживающихся социал-марксистской идеологии. Противоречие было в том, что в “ZOB” входил BUND, состоявший из противников сионистского движения социалистического толка. По сути, члены BUND примкнули к ZOB слишком поздно. И потом BUND хотел присоединиться не к еврейским бойцам, а к польским социалистам. Вышесказанное - наглядное доказательство тому, что между восставшими варшавского гетто существовали устаревшие идеологические разногласия, даже после невиданной по своему масштабу волны депортаций. Все антисионистские группировки пришли к выводу, что “Бейтар” был целиком профашистской организацией, а ее члены состояли в прошлом в рядах дивизии Жаботинского и других социал-сионистов. По сути уже изначально “Бейтар” был отвергнут движениями сопротивления.
За неделю до начала восстания, когда подавляющее число заключенных уже было отправлено в Треблинку, встал вопрос об объединении сил. Но, как я уже говорил, ZOB был категорически не согласен объединяться с движением, считавшимся профашистским. Ввиду того, что у Френкеля и его людей было количественно больше оружия, Мордехай Анилевич предложил им присоединиться не в качестве группы, а как разрозненные боевики. По причине того, что люди Френкеля обладали военными навыками намного лучшими, чем у ZOB, они согласились на предложение.
В контексте данной ситуации идеологический спор между двумя группами сопротивления выглядел несколько странным, ибо немцы не видели между ними никакой существенной разницы. Было просто удивительно наблюдать, как каждый из бойцов с пылом отстаивал идеологию своей организации. После войны, когда были опубликованы списки погибших этого восстания, под каждой фамилией стояло упоминание о той политической группе, к которой он относился”.
(Рональд Ш. Зусман.
“Восстание в Варшавском Гетто”).

Ничего не меняется. В фильме Ари Фольмана “Вальс с Баширом” меня больше всего раздражали не мифические жертвы “израильских агрессоров”, не эти самые собачки, не портреты офицеров ЦАХАЛа, будто скопированные с карикатур в газете “Правда” за 1952 или 1967 годы, не полное отсутствие трактовки целей и смысла той войны в Ливане, а назойливая партийность автора: постоянно мелькающий на телеэкранах, без устали вещающий Менахем Бегин, и Ариэль Шарон, алчно поглощающий яичницу с мясом, в то время как гибли ни в чем не повинные старики, женщины и дети в Сабре и Шатиле.
Судя по всему, “группы сопротивления” в Израиле продолжают свой извечный спор, забывая, что для врагов Еврейского государства они всегда были и будут одним народом, не имеющим право на жизнь. Какая, в сущности, разница, если за фамилией кинорежиссера Фольмана обозначат его партийность, вполне возможно, партию МЕРЕЦ, а за моей чиркнут - беспартийный.

16 мая исполнилось 66 лет с того дня, когда был погашен последний очаг сопротивления в гетто. Восставшие, несмотря на партийные распри, сражались с нацистами почти месяц, дольше, чем многие европейские государства. Они знали, что обречены, но знали и то, что погибать, сражаясь и убивая врагов, - дело достоинства и чести любого народа. Да и кошмарный фильм, сотканный моим больным сном, не мог конечно же, не мог тогда появиться!.. Вот в 2008 году - совсем другое дело.
Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ


Комментарии (Всего: 3)

Анна! Вы больны, дорогая, на головку. Ничего сложного в статье не нашел. Там ясно сказано, что зря надеются лдевые Израиля, что арабы доверят им только закрывать и открывать ворота газовых камер.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
честно скажу ничего не поняла из вышесказанного текста, такого сумбура прочитать за раз еще не приходилось, где фабула текста, товарищ красильщиков, ваш бизнес точно не эпистолярный жанр, не льстите себе, вашу писанину не возможно читать.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Видел этот позорный мульт. Впечатление - чистой воды арабская агитка.
Мне стыдно, что в евреи в Израиле создают такие вещи.
Игорь

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *