КУДА ТЕЧЁТ ГОЛЛИВУД…

Культура
№21 (683)

Экономический кризис сотрясает все области человеческой деятельности, даже самые благополучные, еще недавно казавшиеся незыблемыми, неуязвимыми. Увы, не стал исключением и кинобизнес. Чтобы убедиться в этом, достаточно поинтересоваться, как, например, прошло открытие 13 мая Международного Каннского кинофестиваля.
На банкете, устроенном в честь этого события, приглашенные гости ощутили присутствие монстра по имени “Кризис” на собственных желудках. Они жаловались друг другу, что остались голодными и что такого позорно убогого приема Канны еще не видели. Как рассказывают побывавшие на банкете очевидцы, приглашенных было намного меньше, чем обычно. Все оформление зала ограничилось воздушными шариками, а угощение – крошечными тартинками, поп-корном и сладкой ватой.
Возможно, это всего лишь недоразумение, оплошность, хотя на мероприятиях подобного уровня оплошностей не бывает. И уж наверняка мелочь, на которой в иной ситуации не стоило бы заострять внимание. Но мелочь, говорящая о том, что кризис зацепил-таки и Голливуд. Причем довольно болезненно. Все, без исключения, кинокомпании, от самых крупных до второстепенных, не только резко сокращают свой бюджет, но и активно ищут более дешевые альтернативные варианты для реализации запланированных проектов, большая часть которых зачастую повисает в воздухе. Урезается все, что можно урезать, – от расходов на банкеты до гонораров кинозвездам.
Лишившись полумиллиардного банковского кредита, Paramount Pictures, к примеру, взяла курс на жесткую экономию и даже отказалась в прошлом году от рекламы двух своих уже заявленных крупнобюджетных фильмов (“Солист” и “Сопротивление”). В Голливуде такой шаг окрестили “первой ласточкой” кризиса.
Для съемок добротного голливудского фильма, как известно, нужны десятки, если не сотни, миллионов долларов. Необходимую сумму обеспечивают либо богатые частные инвесторы, либо банки – понятное дело, в кредит. Но в связи с ипотечным кризисом банки не могут (или боятся) субсидировать 50-, 100-, 200-миллионные проекты. В ответ на это крупные киностудии вынуждены менять привычный стиль работы, закрывать свои второстепенные отделения, на неопределенное время откладывать запуск намеченных фильмов. Ну а коли фильм не запускается, то и все, кто должен был участвовать в его создании, автоматически оказываются в простое.
Ситуация раскручивается этаким конусом – сверху вниз, захватывая все большее количество людей. Простаивают сценаристы и режиссеры. Пустеют киностудии и съемочные площадки, маются без дела актеры – от кинозвезд до массовки. Целая армия работников кино, почти 70% от общего их числа (а это десятки тысяч человек), – операторы, художники, помрежи, дизайнеры, звукооператоры, светотехники, гримеры, костюмеры, реквизиторы, декораторы, плотники, сварщики и т.д. – оказывается за бортом.
В текущем году по сравнению с осенью и зимой предыдущего года количество свернутых или замороженных проектов еще более возросло. Фильмы с сомнительным будущим – без уверенности в их окупаемости, попросту отметаются. А затраты на заведомо успешные - по возможности сокращаются. В 1996-м, самом урожайном для Голливуда году, был выпущен 71 фильм. В прошлом году это число сократилось до 21. А на 2009 запланировано снять всего несколько крупнобюджетных картин и с полдюжины низкобюджетных. Такие киногиганты, как Paramount, DreamWorks, MGM, Weinstein, в ожидании инвесторов вынуждены менять или откладывать на неопределенное время свои планы.
Правда, Warner Bros. (совместно с Великобританией) полным ходом снимает фильмы о Гарри Поттере. Компаниям и их инвесторам нечего опасаться, они ничем не рискуют. Предыдущий фильм - “Орден Феникса”, собрал в мировом прокате $938 млн. И новую серию “Гарри Поттер и Принц-полукровка” фанаты Поттера ждут прямо-таки с нездоровым нетерпением. Уже начаты съемки последнего фильма - “Гарри Поттер и Дары Смерти”, с бюджетом $250 млн. Из-за огромного объема материала фильм решили разделить на две части. Первая выйдет летом 2010-го, вторая – в 2011-м.
Студия Sony, как известно, только что выпустила на экраны фильм со 100-миллионным бюджетом – “Ангелы и Демоны”, отснятый в Италии. На фоне не просто интереса, а ажиотажа вокруг второй экранизации книги Дэна Брауна, после “Кода да Винчи”, собравшего в мировом прокате более $750 млн, успех фильму обеспечен. Тем более, что “Ангелы и Демоны” по сюжету зрелищней и динамичней.
Так спад в кинопроизводстве или не спад? Частности, как говорится, не исключают правил. Голливуду ой как дорого обошлись в прошлом году два месяца забастовки сценаристов, повлекшие за собой простой, невыплаченные зарплаты и гонорары. Более 40 тысяч работников съмочных павильонов были уволены, причем, как выяснилось позже, не временно, а навсегда. И инцидент тот стал только началом.
Резкое снижение производства фильмов на киностудиях Лос-Анджелеса из-за усугубляющегося кризиса и финансовых сложностей очевидно. Дело тут еще и в том, что в Калифорнии налоги выше, чем во всех остальных штатах США. Если раньше киностудии с их гигантскими прибылями с этим мирились, то теперь Золотой штат становится им не по карману.
Вот и обозначилась в Голливуде яснее ясного тенденция поиска альтернативных путей выживания – за счет перебазирования на более дешевые съемочные площадки за пределами штата и даже страны. Уже построен ряд съемочных павильонов в Нью-Йорке, Юте, Мичигане. А Альбукерк (Нью-Мексико) предоставил в распоряжение Голливуда новую суперсовременную киностудию, ничем не уступающую его собственным. К тому же быстро сориентировавшиеся банки Нью-Мексико предлагают голливудским студиям беспроцентный кредит.
Штат Нью-Йорк тоже недавно предложил кинопродюсерам налоговые послабления, чем голливудские студии не преминули воспользоваться. Компания “Уолт Дисней” снимает свой новый игровой фильм-сказку “Ученик Чародея” (The Sorcerer’s Apprentice), с Николасом Кейджем в главной роли, на двух студиях в Бруклине. Одна из них находится на Бэтфорд-авеню, в большом армейском здании типа ангара, превращенном в съемочный павильон. В настоящее время на восточном побережье идут съемки уже не одной, а нескольких картин и целых сериалов.
Давно и активно используется американскими продюсерами киностудия “Баррандов” в Праге, подключается потихоньку к голливудскому production и болгарская киностудия Nu Boyana Film Studios, в Софии.
DreamWorks, входившая в состав Paramount Pictures, откололась от нее вместе со Стивеном Спилбергом, владельцем компании, заключив 500-миллионный контракт с крупным конгломератом индустрии развлечений Reliance ADA Group в Индии. Такой союз позволит Стивену Спилбергу отказаться от невыгодного партнерства с Paramount Pictures и выпускать по 6 фильмов в год – на базе индийской студии.
Индия, создавшая свой Голливуд в Бомбее (простите, оговорилась – “Болливуд” в Мумбаи), давно искала пути к сотрудничеству с калифорнийской фабрикой звезд. Но до рецессии (и немножко до индийского “Миллионера из трущоб”, завоевавшего восемь “Оскаров”) американские киномагнаты не спешили снизойти до нее. Теперь же ситуация меняется на глазах. И многие голливудские звезды, существенно опуская планку собственных заоблачных гонораров, едут в далекую Индию на заработки. В их числе Сильвестр Сталлоне, Брендон Рут, Снупи Догг, Барбара Мори, Кайли Миноуг и др.
Что касается мультстудий, то они сориентировались раньше всех, давно уже практикуя заказы на выполнение всей “черновой” работы по созданию мультфильма (в частности, прорисовок огромного количества layers), в таких странах, как Корея и Китай, с их дешевой рабочей силой. Ведущие американские мультипликаторы месяцами безвылазно сидят в этих странах, обеспечивая контроль за работой. Многие из них там обзавелись даже семьями.
Итак, налицо факт, что калифорнийские курочки, несущие Золотому штату золотые яйца, разбегаются. Неслучайно уже поговаривают о том, что Голливуд теряет свой статус “мировой столицы кино”.
Но лишь после того как ситуация вышла, что называется, из-под контроля, когда съемки новых фильмов, начиная с зимы этого года в родном штате практически прекратились, калифорнийские законодатели забили тревогу, осознав наконец, чего могут лишиться. И тогда со скрипом было принято решение в верхах: ввести начиная с лета налоговые льготы для фильмов с бюджетом до $75 млн. Закон этот, как легко просматривается, не коснется крупнобюджетных, самых прибыльных фильмов, а следовательно, проблема решается не наполовину даже, а где-то на одну треть. Если решение ее вообще не слишком запоздало.