Светлые умы зеленого цвета

В мире
№22 (684)

Сергей Дебрер
Скандалом завершилось присуждение Гессенской премии за выдающийся вклад в культуру за 2009 год: трое из четверых лауреатов отказались от участия в церемонии награждения.
Hessischen Kulturpreis учреждена в 1981 году решением правительства федеральной земли Гессен и вручается каждую весну. По величине призового фонда (45 тыс. евро) эта премия – одна из самых значительных в Федеративной Республике. Ею награждают художников, музыкантов, писателей и других деятелей искусства, культуры и науки за выдающиеся достижения в своих областях. В нынешнем году жюри решило отступить от шаблона и удостоить высшей награды представителей ведущих религиозных конфессий Германии - католицизма, евангелизма, иудаизма и ислама - за толерантность и их личный вклад в развитие межконфессионального диалога. Однако благое намерение потерпело фиаско. Сначала из четырех номинантов остались трое, а затем и двое из оставшихся отказались участвовать в церемонии награждения. Чем же вызвана такая обструкция со стороны людей, награждаемых именно за толерантность?
Все номинанты - люди в Германии известные. Один - это епископ Майнцский  кардинал Карл Леман, с 1987 по 2008 год занимавший пост председателя Германской конференции епископов римско-католической церкви. Другой – отошедший в 2008 году от дел президент Евангелической церкви Гессена и Нассау Петер Штайнакер. Третий - заместитель председателя Центрального совета евреев в Германии, профессор Саломон Корн. Четвертый - основатель и руководитель Института арабистики во Франкфурте-на-Майне, этнический турок Фуат Сецгин. Вся свара с него и началась.
Сецгин категорически отказался от премии, не желая быть награжденным вместе с иудеем Саломоном Корном. Тот, видите ли, позволил себе публично высказаться в поддержку недавних военных действий Израиля в секторе Газа (а что же, осуждать он их был должен?). Жюри Гессенской премии, пытаясь замять скандал, быстренько подыскало Сецгину замену в лице глубокого знатока Корана,  публициста, члена Германской Исламской конференции, этнического иранца Навида Кермани. Но тут последовал демарш со стороны номинантов-христиан. Католик Леман и протестант Штайнакер сочли невозможным для себя принимать гессенскую награду вместе с Кермани. Но эти-то почему? А потому, что в послании, направленном кардиналом Леманом премьер-министру земли Гессен Роланду Коху, говорится следующее: «Я не могу стоять на подиуме рядом с человеком, который отвергает крест и даже говорит о символе креста как о богохульстве. В противном случае то, что произойдет, будет антикультурой».
Что уж такое «некультурное» случится, если премию разделят между собой люди с разными взглядами на главный символ христианства, кардинал не поясняет. Высказав свое «фе», он по-пилатовски умыл руки, предоставив решать возникшую проблему самому премьеру Коху, напоследок грозно предупредив его: «Но учтите, что дешевый компромисс меня не устроит!» Позицию католика Лемана полностью поддержал и протестант Штайнакер.
Но в чем же почтенные теологи усмотрели оскорбление мусульманином Кермани главного христианского символа? Оказывается, в том, что тот в начале своей статьи, опубликованной в Neue Zurcher Zeitung, весьма критично отозвался о картине итальянского живописца первой половины XVII века Гвидо Рени с изображением распятого Христа. 
Христианский демократ Роланд Кох, по должности являющийся и председателем жюри Hessischen Kulturpreis, на конфликт отреагировал с прямотой римлянина. С его подачи жюри, не мудрствуя лукаво, попросту исключило Кермани из списка номинантов. Узнав об этом, тот написал открытое письмо, тут же опубликованное во Frankfurter Allgemeine Zeitung. В письме, в частности, сказано: «Господам Леману и Штайнакеру не понравилось мое описание картины кисти художника Гвидо Рени с изображением распятия. Действительно, в первых предложениях я очень резко формулирую мое неприятие теологии распятия, что должно быть, однако, позволено нехристианину. Но статья на этом не заканчивается! Далее я как автор показываю, что эстетическое переживание при созерцании полотна приводит меня на грань перехода в другую веру».
Немецкие СМИ дружно раскритиковали как Лемана и Штайнакера, непонятно зачем выдернувших из текста Кермани одну-единственную цитату и раздувших из нее всегерманский скандал, так и пошедших у них на поводу политиков Гессена. Досталось «за компанию» и Саломону Корну – за то, что промолчал (интересно, а с чего бы это иудею вклиниваться в спор между христианами и мусульманином по поводу христианского же символа веры?..). По мнению многих, разумней всего было бы вообще отказаться от вручения премии в этом году, поскольку вместо объявленных толерантности и межконфессионального диалога она породила одни лишь раздоры.
Не могу с этим согласиться! Ведь что фактически получилось? Из четверых номинантов один вычеркнут из списка, двое взяли самоотвод. Но четвертый же никуда не делся! Так чего, спрашивается, голову ломать?.. Впрочем, это я так – к слову. Если же говорить серьезно, то вся эта ситуация выглядит отнюдь не курьезом. Как только стало известно об исключении Кермани из списка номинантов, тут же, что называется, встала на дыбы немецкая партия «зеленых». Партия эта представляет собой в Федеративной Республике серьезную политическую силу: ее фракции есть во всех без исключения органах народного представительства - от местных коммун до земельных парламентов, Бундестага и Бундесрата. И наряду с коренными немцами в партии весьма широко представлена мусульманская диаспора Германии (зеленый-то цвет – цвет ислама...). И не важно, что в основном это этнические турки: мусульмане горой стоят за своих. Вот и сейчас «зеленые» заступились за исключенного Кермани, яростно клеймя политический истеблишмент страны за податливость влиянию христианской церкви.
Но есть в этой истории и еще одна особенность, подмеченная отдельными немецкими СМИ. Глядя на возраст номинантов Гессенской культурной премии (католику Леману 73 года, лютеранину Штайнакеру и иудею Корну по 66 лет, а вот мусульманину Кермани всего 42 года), они задаются вопросом: неужели во всей федеральной земле Гессен с ее населением свыше 6 миллионов человек не нашлось достойных награды людей помоложе? И делают крайне нелицеприятный для Германии вывод: если дело и дальше так пойдет, то не за горами время, когда интеллектуальная элита страны будет представлена преимущественно мигрантами – турками, иранцами, вьетнамцами, русскими. Ведь они в отличие от многих молодых немцев весьма жадны до учебы. И не удивительно, что их, и в первую очередь турок, так много в высшей школе: уже сейчас натурализованные мигранты составляют пятую часть населения ФРГ, а в таких гессенских городах, как Штутгарт и Франкфурт-на-Майне, их уже более 40 %. Ничего не скажешь – здравая мысль. Вот только от одной констатации этого факта, пусть даже и через СМИ, ситуация не изменится. Хотя что я говорю! Она уже и так меняется. Ведь безудержный поток мигрантов в страны ЕС только усиливается...
Ну а что же с Hessischen Kulturpreis – этой «премией раздора»? Как сообщается, жюри  перенесло церемонию ее вручения на осень.


Комментарии (Всего: 1)

More posts of this qaultiy. Not the usual c***, please

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *