Поступимся гражданскими правами?

Из штата в штат
№39 (335)

Считается, что более всего американцы ценят свои гражданские права, свою свободу, готовы ради них на все. Ну, а если стране угрожает враг, считают ли они нормальным поступиться своими правами, предоставив правительству больше полномочий, включая и вмешательство в свою личную жизнь?
Вопрос этот очень непростой, и далеко не всегда правительство Соединенных Штатов нисходило до публичной дискуссии на этот счет - общественность ставили перед фактом. Так было в 1798 году, когда был принят Enemy Alien Act, и в 1918 году при Вудро Вильсоне – Espionage Act, и в 1941 году, когда по приказу президента Рузвельта были интернированы американцы японского происхождения. И если первоначально люди с пониманием относились к действиям властей, то с течением времени многие начинали сомневаться – действительно ли стоило жертвовать правами ради безопасности. А вслед за этим признанием американское общество начинало каяться перед жертвами политики «закручивания гаек».
Теракты 11 сентября, которые стали кровавой прелюдией к объявленной президентом Бушем широкомасштабной войне международному терроризму, вновь сделали актуальной тему ограничения гражданских прав и свобод американцев. И Буш, и его министр юстиции Джон Эшкрофт считают, и не только считают, но и активно действуют в этом направлении, убеждая нацию, что без ограничения прав и свобод с терроризмом не совладать.
Надо признать, что точку зрения президента поддержало не так уж и мало его сограждан. В одном из опросов, на который ссылается «Нью-Йорк таймс», 49 процентов респондентов заявили, что 1-я поправка к Конституции, свобода слова, дает слишком много возможностей для критики правительства, для пропаганды опасных идей и т.д.
Пропаганда опасных идей – это, конечно, плохо и с их носителями действительно нужно вести борьбу. Что же касается излишней критики правительства? Где-то мы уже об этом слышали, а кое-кто даже лично был знаком с товарищами из определенного ведомства, обязанностью которых было приводить в чувство вольнодумцев.
В другом опросе, о котором говорит еженедельник «Виллидж войс», 40 процентов его участников выразили готовность позволить правительству не выполнять в полном объеме гражданские права, записанные в Конституции. Если только это поможет обезопасить страну от повторения 11 сентября.
Заметим, однако, наши сограждане, готовые позволить Бушу и Эшкрофту ущемить частично их гражданские права, оговаривали свое согласие одним условием - наши собственные свободы пострадать не должны. А чьих же тогда? Да иммигрантов - вон их сколько.
Генеральный прокурор пытается убедить нас, что американских граждан «закручивание гаек» особенно не коснется. Зато с иммигрантами действительно стоило бы разобраться. В частности из тех стран, в которых исповедывают ислам.
Впрочем, вслух ни Буш, ни Эшкрофт об этом особенно не распространяются. Зачем же, так ведь и союзников на Ближнем Востоке растерять можно. Тех же саудовских принцев, например, которых наш президент недавно уверил, что между Вашингтоном и Эр-Риядом никаких черных кошек не пробегало.
Пока хозяин Белого дома любезничает с арабами голубых кровей, черновую работу по обработке общественного мнения в отношении их соплеменников делают другие. Например, литератор Уильям Линд пишет о проживающих в США мусульманах как о «пятой колонне», с которой следовало бы разобраться без всяких сантиментов. Ему вторит журналист Эн Котлер. Причем полет мысли расширяется: покончить с «пятой колонной» в нашей стране – это только полдела, закончить его надо бы, по мнению коллеги, «массированным вторжением во все (!) мусульманские страны, без исключения, истреблением поголовно их лидеров и крещением всего местного населения». Масштабно мыслит писатель, и, главное, в унисон с идеологическими установками радикальных исламистов, вынашивающих те же идеи, правда, в их планах, массовое обращение неверных в правоверные. Походя, считают почитатели Бен-Ладена и милого их сердцу ваххабизма (курс молодого ваххабита, к слову, не является обязательным в багдадских школах, зато в эр-риядских – первый предмет), нужно будет устранить собственную «пятую колонну» в лице своей прозападной интеллигенции и нынешних лидеров, которые никак не тянут на истинных наследников дела Пророка.
К мастерам слова присоединяются и духовные пастыри нации, переходящие на язык героев «Золотого теленка»: а ты, кто такой, ты – никто, жалкая, ничтожная личность. Только вместо личности у них выступает религия оппонентов.
Исламские радикалы считают иудео-христианскую традицию неверной трактовкой Бога? В ответ на это «Виллидж войс» приводит слова сына всемирно известного протестантского проповедника Билла Грема-Франклина. «Бог мусульман, - пишет Грем-младший, - вовсе и не бог, и не сын божий. Он – дьявол, и религия мусульман – порождение дьявола».
Ну, здесь хотя бы автор философствует, а вот его единоверец, бывший глава Southern Baptist Convention Джерри Вайнс, тот вообще отбрасывает язык приличия, переходя просто на оскорбления.
«Кто такой этот Мухаммед, - приводит его слова «Виллидж войс», - да это же педофил в демонском обличии». В чем усмотрел педофилию пророка м-р Вайнс, приходится лишь догадываться. Возможно, его смутило допустимое у мусульман многоженство. Но ведь и царь Соломон молоденькими девушками не брезговал, времена такие были. Да и у наших «друзей» - королевичей из Эр-Рияда гаремы исправно работают. И молодежи в них, наверное, хватает. А президент дружбу с ними водит, с педофилами-то. Как-то нехорошо получается.
Но - шутки в сторону. Получив карт-бланш от общественного мнения, Эшкрофт развернулся на всю силу. В тюремных камерах оказалось, по данным американских правозащитников, около 1200 человек, выходцев из стран Ближнего и Среднего Востока, а также Юго-Восточной Азии. Хотя точное их число, отмечает «Нью-Йорк таймс» в редакционной статье под заголовком «Война против гражданских свобод», никто толком не знает. Этих людей, указывает газета, разрешено держать в местах заключения без предъявления обвинений сколько угодно. Им не позволено связываться с внешним миром. Их аресты проводятся тайно, тайно же их и судят. Прессу на судебные заседания не допускают, и решение о депортации исполняется быстро и без позволения подать апелляцию». До трибуналов дело пока не дошло, пишет «Нью-Йорк таймс», по причине недовольства общественности.
Возникает вопрос, почему так много депортаций, а наказанных за противоправные действия против США так мало. Если они вообще, имеются. Понятно - тайна следствия, но ведь родина должна знать имена подонков, коли таковые имеются и изобличены. А то ведь создается впечатление, что следователи и прокуроры работают вхолостую, лишь наверстывая упущения INS.
Надо признать, что правозащитников пока не очень-то слушают, когда те убеждают «широкую общественность», что за иммигрантами со смуглой и желтой кожей может наступить и черед «бледнолицых», в том числе и граждан США или Израиля, многие из которых очень даже смахивают лицом на «двоюродных братьев». Сколько нелегалов среди решивших остаться в США гостей с Земли Обетованной я точно не знаю, но думаю - много.
Вот два характерных примера, с которыми знакомит нас обозреватель «Нью-Йорк таймс» Николас Кристоф. В одном случае он рассказывает об аресте американской гражданки Тиффани Хьюз и ее мужа, выходца из Йемена. Парень оказался не виноват, хотя провел в камере 52 дня. Сроки-то содержания не ограничены. Она – тем паче ни в чем предосудительном замечена не была. Но попала под «колпак». Вывод – знай, за кого замуж выходишь.
Еще больше не повезло 24-летнему израильтянину Узи Бахадану. Внешность подвела. Арестованного поместили к местным «браткам», и прошел слух, что парень – человек бен Ладена. В ходе разборки парню нанесли серьезные увечья и очень сомнительно, что г-н Бахадан получит за них компенсацию.
Все это, считает Кристоф, следствие секретности, которая покрывает операции правоохранительных органов.
По мнению правозащитников, распоряжение Эшкрофта об отмене «тайны исповеди» подследственного своему адвокату является нарушением гражданских прав.
Как трактовать разрешение правоохранительным органам вновь вести фактически тотальную слежку за членами определенных религиозных групп, а также участниками политических митингов, выступающих с критикой правительства – действия, запрещенные им после расследования начала 70-х?
Как понимать слова г-на Ари Флейшнера, пресс-секретаря президента Буша, о том, что «американцам следует думать о том, что они говорят», цитирует «Виллидж войс». Как это понимать? Как намек на возможные неприятности, на попадание в «черные списки»?
Скорее всего, да. «Виллидж войс» не называет имен и фамилий, но лишь указывает, что отдельные журналисты, карикатуристы, ведущие телепрограмм были уволены за свой длинный язык и вопросы не к месту, способные смутить их аудиторию.
Резкие оценки заслужили и более 40 профессоров американских колледжей и университетов со стороны American Council of Trustees and Alumni, в работе которого активное участие принимают жена вице-президента Лин и сенатор Джо Либерман. Недовольство вызвали темы лекций ученых мужей, задавших вопрос студентам: как вы считаете почему в тех или иных странах так не любят США и почему фанатики выбрали такой ужасный способ выражения своей ненависти?»
Казалось бы, актуальные вопросы, требующие глубокого осмысления. Но нет, их расценили как... антиамериканские. Железная логика, за которой последовали жесткие внушения преподавателям, и совет держать язык за зубами, не смущая учащихся.
Среди мер контроля над подозрительными и инакомыслящими «Виллидж войс» называет одно из положений USA Patriotic Act, требующее от работников библиотек предоставлять спецслужбам по их требованию информацию о том, что читал интересующий их объект, какими веб-сайтами пользовался.
У читателя может сложиться впечатление, что противниками политики «закручивания гаек» являются сплошь и рядом либералы. Но это заблуждение. Так, в Конгрессе против «перегибов» Эшкрофта выступил один из наиболее консервативных законодателей страны, лидер республиканского большинства в Палате представителей Дик Арми. Это с его подачи не прошел в первоначальном виде Homeland Security Act of 2002 (H.R. 5005). Сей документ предусматривал программу под названием TIPS (Terrorism Information and Prevention System), согласно которой, работники почты, служащие коммунального хозяйства и прочие, имеющие доступ внутрь жилища американцев, должны были подменить собой агентов ФБР, которым, чтобы войти в квартиру, требовалось запастись ордером на обыск. Сделать это не так-то просто, если нет видимых оснований. Вот добровольные помощники ФБР и должны были стать их ушами и глазами. Первыми возмутились почтовики, заявившие, что шпионить за своими согражданами не будут. Нам дорого доверие наших клиентов, заявило руководство U.S. Postal Service.
Не допустил Арми и создания общенационального удостоверения личности, за которые выступал Эшкрофт.
Среди поправок, за которые выступил лидер республиканцев, и введение должности специального офицера при Департаменте внутренней безопасности (Department of Homeland Security), Section 205 Homeland Security Act, которому надлежит реагировать на жалобы граждан, связанные с незаконным, по их мнению, вмешательством в их частную жизнь, и докладывать об этих фактах Конгрессу ежегодно. Кроме того, Section 206 предполагает должность офицера по контролю над соблюдением ведомством гражданских прав и свобод, предусмотренных Конституцией. Свой доклад этот чиновник должен делать два раза в год.
Но не только Арми занялся исправлением «перегибов» Министерства юстиции. Федеральный судья Гледис Кеслер из Вашингтона назвал тайные аресты нарушением демократических принципов нашей страны, потребовав в своем вердикте назвать имена взятых под стражу. Эшкрофт отказался. Отказался он предоставить документы, связанные с делом одного из подследственных, затребованные Робертом Думаром, федеральным судьей из Норфолка, штат Вирджиния. Судья заявил, что только после ознакомления с ними сможет сделать заключение: виновен ли обвиняемый.
11 сентября изменил мир, отметила накануне первой годовщины этой даты «Нью-Йорк таймс», но моральные ценности нашей страны, на основе которых она была создана, остались прежними. Мы не должны допустить, чтобы страх оказался сильнее Конституции. Борьба с терроризмом должна вестись жестко и бескомпромиссно. Но не за счет прав и свобод американских граждан. Ведь ради их защиты мы и объявили сегодня войну международному терроризму.