ЧТО УБИЛО “девочку с веснушками”

В мире
№23 (685)

Дело об убийстве Даны Бенет, 18-летней уроженки Чикаго, прожившей в Израиле всего четыре года и принявшей мученическую смерть от рук бедуина, что называется, всколыхнуло весь Израиль.
“Девочка с веснушками”, как газеты назвали эту юную  репатриантку из США, вызвала у израильтян  искреннюю симпатию еще в августе 2003-го, когда Дана пропала. Все тревожились за нее, сочувствовали семье Бенет. Многие предлагали помощь в поисках, выдвигали собственные версии и, как водится, критиковали израильскую полицию и подключившееся к розыску ФБР за неэффективность действий. Люди надеялись, что девушка вот-вот найдется живая и невредимая, но время неумолимо убивало эту надежду. И вот в середине мая 2009 года, спустя без малого шесть лет после таинственного исчезновения Даны, страну облетела горестная весть: останки, обнаруженные нынешней весной на пустыре возле Мигдаля, опознаны. Это все, что осталось от несчастной американки...
...Полицейский запрет на публикацию подробностей дела был снят на прошлой неделе. Чем он был продиктован, можно было догадаться и без подсказок. И хотя юристы ссылались на присутствие в деле некоего фигуранта, “не достигшего совершеннолетия на момент участия в преступлении”, многим подумалось, что дело совсем в другом – в пресловутой политкорректности.
Место происшествия – израильский север, где города с преимущественно еврейским населением окружены арабскими деревнями и бедуинскими стойбищами. И, к сожалению, преступления, совершаемые арабами в отношении еврейских девушек и женщин, в тех местах далеко не редкость. Только в течение четырех последних лет там было заявлено о нескольких случаях сексуального насилия в отношении горожанок со стороны обитателей арабских деревень. Три года назад жители бедуинского поселения Раат Ахмад Абу-Муса и Мухаммад Аббед аль-Азиз Узайл изнасиловали и убили 16-летнюю Мики Тафаго, репатриантку из Эфиопии. Ублюдки облили тело девочки бензином и сожгли его на пустыре. Опознать Мики удалось с большим трудом. В позапрошлом году бедуинским пастухом была изнасилована и зверски убита 18-летняя Мааян Бен-Хорин из поселка Юваль. Имя насильника и убийцы долго не называлось, так как, по словам родителей (точные записи в этом племени не ведутся), он еще не достиг совершеннолетия.
Возраст подозреваемого в убийстве Даны Бенет отнюдь не мешал полиции обнародовать имя этого бедуина. Но оказалось, и тут сделать это можно было при условии либо его полного признания в совершенном злодеянии, либо... в том случае, если это выгодно полиции. Первое, как говорится, имело место быть: 32-летний бедуин Ихья Адуан Фархан из деревни Вади-Хамам взял на себя вину за убийство Даны Бенет и в ходе следственного эксперимента показал, как расправлялся с девушкой. Ко второму условию мы еще вернемся.
Фархан сознался в убийстве не одной Даны Бенет. Если верить следственным органам, его можно обвинить в совершении еще нескольких страшных преступлений. Этот коротконогий мужичок с лицом второгодника вспомогательной школы выглядит в материалах дела настоящим маньяком, каким-то Джеком Потрошителем из Нижней Галилеи. Вот приблизительный перечень его злодеяний  и жертв.
На допросах Фархан признался в убийстве 27-летней чешской туристки Сильвии Моларовой, совершенном в районе реки Цальмон в 2003 году. Чуть погодя он взял на себя убийство соседа по тюремной камере, 24-летнего Арона Симхова, выданное им за самоубийство. Затем намекнул, что 15 лет назад расправился со своим земляком, подростком  из той же деревни Вади-Хамам.  Не отрицал, что пытался похитить и убить еще одну юную жительницу Тверии. Сожалел, что не удалось отравить собственную сестру.
Ну а в том, что он изнасиловал и попытался убить туристку из Австралии, не надо было лишний раз сознаваться. Ведь именно по обвинению в этом преступлении Фархан содержался в следственном изоляторе, когда в районе Тверии были обнаружены останки Даны Бенет. В общей сложности он подозревается в четырех убийствах, двух покушениях на убийство, изнасиловании и попытках похищения людей.
Портрет человека-зверя был показан всей стране. А для создания полновесной картины “Серийный убийца из библейских мест” недоставало лишь мотивов преступлений и характерного почерка убийцы. Увы, ни то ни другое не проглядывало.
Если верить Фархану, друга детства он утопил в Иордане, а сокамерника засунул в петлю. Чешке Сильвии Моларовой бедуин, насладившись, сломал шею.  Австралийку также изнасиловал и намеревался задушить, но она сумела вырваться и убежатьа. Дану Бенет он просто забил до смерти.
Допустим, что этим животным всякий раз руководило неутоленное половое влечение. Но гомосексуалистом или любителем инцеста он не является, и овладеть, например, своим односельчанином или собственной сестрой не пытался. Бедная Дана им также изнасилована не была, покусился он почему-то лишь на двух туристок. Так что же все-таки руководило чудовищем?
Может быть, помочь ответить на этот вопрос может “несовершеннолетний соучастник” убийства Даны Бенет, столь туманно упомянутый израильской  полицией. Им, точнее ею, оказалась репатриантка из бывшего СССР. Ныне ей 22 года, она уже побывала замужем и развелась, родила ребенка – короче, отнюдь не подросток с косичками. Но в тот день, когда на ее глазах умирала от побоев Дана, подельнице Фархана было 16 лет. А израильский закон запрещает оглашать имена и публиковать фотографии малолетних подозреваемых, поэтому “русская” пока будет фигурировать в деле под инициалом “И”.
Ее роль в этой трагедии поистине зловеща. Это она пригласила Дану Бенет, голосовавшую на обочине шоссе, в машину, за рулем которой сидел Фархан. Это она объяснила попутчице неожиданное изменение маршрута тем, что Ихья хочет предложить подрабатывающей официанткой Дане новую работу и сейчас покажет свой бизнес – небольшой ресторан.  Это она, И., светловолосая девушка, говорившая с русским акцентом,  внушила ровеснице-репатриантке доверие и заманила ее в смертельную ловушку. Что же чувствовала она, глядя, как ее осатанелый любовник убивает “девушку с веснушками”?..
«Лав стори» И. и Ихьи Фархана столь же странна, сколь и типична для современного Израиля. И. была привезена в страну по Закону о возвращении, по тому его параграфу, который позволяет репатриацию нееврейских членов семей, например, приемных детей или усыновленных и удочеренных евреями детей от первых браков их жен, являющихся представительницами иных национальностей. По приезде родители И. расстались, и ее воспитывала одна мать. Иврит давался нелегко, одноклассники подтрунивали над “русской”, она постоянно чувствовала себя отстающий, чужой, униженной, друзей у нее не было. В 15 лет И. познакомилась с Ихьей Фарханом и стала его любовницей. В 17 лет приняла ислам, вступила с Фарханом в брак и перебралась жить в его деревню. Судя по всему, она стала второй женой взрослого бедуина, давно женатого на односельчанке и имевшего четверых детей.
Мать И., не раз пытавшаяся увезти дочь из арабской деревни, где ее “обижали и избивали”, своего добилась – определила девушку в интернат. Но та сбежала оттуда, вернулась к Фархану, забеременела и родила ребенка, которого тут же отдала на усыновление. Затем она якобы вместе с мужем попала в автомобильную аварию, сделавшую ее хромой. Однако в деревне поговаривали, что И. искалечил Фархан.
История этой “семьи” вообще мутна до отвращения. Есть основания полагать, что чешскую туристку извращенец-муж насиловал и убивал на глазах у своей “русской” жены. А в том, что И. пришлось стать свидетельницей мученической смерти  Даны Бенет, она уже призналась сама. “Он получал от этого настоящее удовольствие, ему невозможно и страшно было в такой момент мешать”, - говорят, что так  или примерно так рассказывала И. следователям о муже-головорезе. “Я  делал это, чтобы потом доказать ей свою любовь”, – сказал, в свою очередь, убийца. Страсти нелюдей.
Спорить с израильской прессой, дружно назвавшей Ихью Фархана маньяком и психопатом, трудно: у нее большой опыт по части определений. Тот сектор политического спектра, который задает тон в большинстве СМИ Израиля,  аргументирует поведение Фархана бедственным положением бедуинской общины. Дескать, социальная безысходность делает многих выходцев из нее контрабандистами наркотиков и “живого товара”, а некоторых озлобляет настолько, что они идут насиловать и убивать. Арабская банда из Галилеи, члены которой в течение двух лет похищали и насиловали еврейских девочек (старшей из потерпевших, военнослужащей  ЦАХАЛа, возвращавшейся с базы в Кармиэль, было 19 лет, младшей, школьнице из Хайфы, только 13), выдавала себя за «политическую организацию». Совершая свои злодеяния, они орали антисемитские гадости, стараясь как можно грязнее унизить юных евреек. Даже на суде они выкрикивали фашистские лозунги, а одной журналистке, кстати, сотруднице левацкой, самой «араболюбивой» газеты, пригрозили, что прямо здесь сделают с нею то же, что и с теми девушками.  
Оппоненты защитников нацменьшинств, напротив, уверены, что преступниками бедуинов делает упорное нежелание жить цивилизованно, массовое уклонение от работы, которой эти вольные пустынники предпочитают угон автомашин и налеты на соседние еврейские фермы. Но как стала подругой и помощницей убийцы обычная девчонка из репатриантской семьи?
Совсем свежие иммигрантки, не уверенно чувствующие себя среди израильских сверстников, – легкая добыча для арабских совратителей. Жестоко осмеиваемые, отвергаемые по признаку происхождения и даже униженные, «русские» девчонки  ищут понимания у таких же, по их мнению, изгоев, как они сами. «Народные психологи» из арабских деревень ловко выдают себя за отверженных, вовремя поддакивают, сочувствуют, осыпают своих молодых и глупых подружек комплиментами. 
Надо сказать, они умеют ухаживать, поначалу не скупятся на небольшие подарки, короче, пускают пыль в глаза. Репатриантским Ассолям и Золушкам они кажутся этакими смуглявыми Греями и принцами, о которых мечталось на «сохнутовских» кроватках в убогих съемных квартирах. Заканчивается роман весьма прозаично: соблазненных «русских» дурех арабы в лучшем случае просто бросают или дарят друзьям,  в худшем - сажают на иглу и делают проститутками. Даже в тех случаях, когда дело кончается браком, девушки-репатриантки становятся вторыми, третьими или четвертыми женами бедуинов, батрачками в доме клана, няньками чужих детей. Новые мусульманские родственники относятся к ним пренебрежительно, даже враждебно. В большинстве случаев «русские» жены сбегают от своих арабских и бедуинских мужей и растят общих детей в одиночку. Примеры счастливых семейных пар такого типа есть, но они очень редки.
Разумеется, столь же нечасты и крайние случаи, когда репатриантские подруги арабов становятся участницами совершаемых ими преступлений, однако и они есть. И вот тут-то не всегда надо спешить записывать «русских» пособниц насильников и убийц в невинные жертвы.  Порой это – ненависть, помноженная на ненависть. Обиженные жизнью девчонки мстят своим  благополучным местным ровесницам и ровесникам, помогая свершиться насилию над ними. Очень похоже, что именно так оказалась обреченной на смерть приветливая и доверчивая Дана Бенет. Немало настрадавшаяся в Израиле пособница Фархана, сама привезенная чуть ли не в виде живого багажа при матери и отчиме, И. увидела в Дане богатую американскую еврейку, из каприза сменившую место жительства и развлекающуюся, работая официанткой. А такую «русский» жене жестокого бедуина не было жаль ничуть.
Сознаться же в соучастии в преступлении и указать место, где они с Фарханом зарыли тело убитой, И. заставило, скорее всего, не раскаяние, а страх. Страх снова оказаться под пятой Фархана. Задержанный по подозрению в изнасиловании, он даже в случае осуждения имел все шансы выйти на свободу через пару-тройку лет: к арабским уголовникам израильская Фемида до изумления снисходительна. И тогда он нашел бы И. и, как говорится, мало бы ей не показалось. Дав же на него показания как на убийцу, И. могла надеяться, что ее мучитель получит пожизненный срок. Впрочем, и это еще не гарантия. Ведь был же в прошлом году досрочно освобожден араб Сулейман Аль-Абид, осужденный 13 лет назад на пожизненное заключение за убийство 17-летней жительницы Офакима Ханин Кикос.
Но в случае в Ихьей Фарханом закрадывается сомнение в достоверности его «маньяковских» признаний. Как уже было отмечено, сидеть за изнасилование и терпеть все глумления, обусловленные этой статьей, этому ублюдку все равно пришлось бы – в тюрьме или в закрытом дурдоме. Так почему бы не нагрузить на него и несколько «висяков» последних лет?
На такую крамольную мысль наталкивает, скажем, то, что сыну погонщика верблюдов нанимают еврейского адвоката, который не встает с постели меньше чем за 20-30 тысяч долларов. Совсем не исключено, что богатые бедуинские кланы наркоконтрабандистов, угонщиков машин или перевозчиков проституток с Синая избрали безродного Фархана в качестве козла отпущения и «презентовали» его неудачливым израильским полицейским следователям...
... Гнить Ихье Фархану за убийство Даны Бенет в тюремной камере или до конца своих дней пребывать в палате сумасшедшего дома – это решит жюри юристов. Суд же человеческий уже вычеркнул этого двуногого прямоходящего из списка существ, достойных существования. Но, к сожалению, ни один приговор не воскресит американскую «девочку с веснушками» и не вернет к нормальной жизни ту, которую следствие все еще называет инициалом «И». Пока что Фарханы побеждают.  


Комментарии (Всего: 4)

Привет! Я тут новенький, но сто процентов останусь тут на долго так как дико понравилась новость!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Очень восхитительный пост! Автор делайте посты в таком же духе.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Офигенный сайт. Больше таких надо

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
..a ybilo to 4to ona EVREIKA ebannja

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *