Орлёнок

История - далекая и близкая
№25 (948)

Орлёнок, орлёнок, мой верный товарищ,

Ты видишь,

что я уцелел,

Лети на станицу,

родимой расскажешь,

Как сына вели

на расстрел.

 

Сегодня эта песня, увы, почти забыта. Молодёжь её мало или совсем не знает. Вспоминают, пожалуй, только наши юмористы, когда надо высмеять советский строй, символом которого считают песню «Орлёнок». А ведь это совсем не так...

«Орлёнок» – это песня-герой! И это не громкие слова, это настоящая правда: «Орлёнок» – песня, которую впервые спел еврейский мальчик в спектакле «Хлопчик», поставленном Театром Моссовета в 1936 году по пьесе, написанной Марком Даниэлем на идише.

Сюжет спектакля рассказывал о Гражданской войне. Белорусский городок близ Молодечно заняли белополяки, и 15-летний сирота Зямка Копач – ученик сапожника, ставший красноармейцем, – попадает в тюрьму вместе со своими однополчанами.

Узнав, что их командиру Андрею Кудрявцеву грозит расстрел, Зямка обманывает охрану, убегает из тюрьмы и связывается с подпольем, которое отбило  командира.

В тюрьме Зямка сочиняет песню, которая становится гимном отряда. Первый вариант текста принадлежал автору пьесы и в переводе Бориса Черняка звучал так:

 

Орленок, орлёнок –

могучая птица,

Лети ты в далёкий

мой край,                                                                                                     

Там мама-старушка

по сыну томится,

Родимой привет

передай!

 

Для постановки в Москве автор музыки композитор Виктор Белый обратился к известному поэту, корреспонденту столичных газет и журналов  Якову Шведову с просьбой написать такие новые слова на готовую мелодию, чтобы они сразу же «захватили» зрительный зал.

И Яков Шведов с задачей справился «на отлично» – сочинил всего четыре строчки, только один куплет, но который был так необходим режиссёру. Главными словами куплета стали до боли понятные слова:

 

...Не хочется думать о смерти, поверь мне,

    В шестнадцать мальчишечьих лет.

 

И пьеса, и песня имели у зрителей колоссальный успех. Вскоре, при встрече, Виктор Белый предложил Якову Шведову продолжить полюбившуюся песню:

«Зрители, – сказал композитор, – выходя из театра, поют твой куплет. Мало. Нужна, мой друг, песня!».

Как рассказывает внучка поэта Якова Шведова, известная журналистка, корреспондент газеты «Московский комсомолец»  Юлия Гончарова, её дед не только справился с текстом, он вообще написал народный хит, ещё при жизни обессмертив своё имя.

Такое впечатление произвела на массы эта песня, такое потрясающее воздействие на зрителей имели слова песни «Орлёнок»!

В качестве прототипа героя песни Яков Шведов взял старшего сына своего друга – известного писателя Александра Серафимовича (автора романа «Железный поток») – Анатолия Попова, о котором при жизни ходили легенды о его подвигах: в октябре 1917-го Попов вёл разведку и в шинели гимназиста ходил в Кремль в штаб юнкеров-белогвардейцев, ему было как раз 16 лет.

Анатолия схватили и приговорили к растрелу, но тогда ему чудом удалось спастись. Однако, позднее, уже во время Гражданской войны, он геройски погиб: юноша-комиссар остался один на один с белогвардейцами около моста и до самого последнего патрона прикрывал пулемётным огнём отступавших бойцов своего отряда. Александр Серафимович так и не нашёл могилу своего сына...

Образ Анатолия Попова и представлял Яков Шведов, когда писал текст своего «Орлёнка».

Значимость песни оказалась настолько высокой в политическом звучании того времени, что образ мальчишки в папахе с красной ленточкой, с перевязанными сзади руками и с гордым и бесстрашным, устремлённым вверх взглядом, стал любимым в стране у всех категорий населения – и молодого, и взрослого.

Именем героя песни назывались пионерские лагеря и детские здравницы, а тиражирование скульптур «Орлёнка» не знало границ – они украшали парки и скверы, бульвары и улицы его имени.

Во время Великой Отечественной войны песня родилась второй раз: с первых же дней войны она сразу встала в строй защитников Родины.

Нашлись у «Орлёнка» и свои герои. Особенно широкое распространение песня получила среди партизан, в составе которых воевали тысячи юных бойцов. В партизанских отрядах она была и паролем, и отрядной песней.

Многие комсомольцы-разведчики, бойцы Красной Армии и партизанских отрядов повторили подвиг героя песни, и многих из них в отрядах так и называли – Орлёнок.

Для поддержания боевого духа бойцов Красной Армии в 1943 году в войска была разослана книжечка с песней «Орлёнок», выпущенная тиражом 25 тысяч экземпляров.

Один из первых исполнителей песни Александр Окаёмов с первых дней войны пел «Орленка» в составе фронтовых концертных бригад и по радио. Позднее он стал бойцом Консерваторского батальона имени Чайковского. Был ранен в боях, попал в плен и оказался в страшном Кричевском концлагере. Но и там с товарищами он организовал группу сопротивления. Она была раскрыта, но никакие пытки не заставили Александра и его друзей Абрама Дьякова и Геннадия Лузенина выдать имена остальных подпольщиков. Когда организаторов повели на казнь, за несколько мгновений до расстрела (21 февраля 1943 года) Александр Окаёмов запел своего «Орлёнка». Она оборвалась на словах: “...не хочется думать о смери, поверь мне...” 

Об этом рассказывал народный артист Советского Союза Иосиф Кобзон на одном из концертов, где он сам исполнял эту песню. Ныне фамилии погибших артистов занесены на мраморную доску в Концертном зале имени П.И.Чайковского, а на месте расстрела героев возведён обелиск.

Само имя «Орлёнок» стало нарицательным. В стране ему поставлено множество памятников – в Челябинске, в Покрове, в Запорожье, во Всесоюзном пионерском лагере «Орлёнок» на Черноморском побережье Кавказа, возле Туапсе, в посёлке Новомихайловка, проектировать который в далёком 1962 году довелось и мне вместе с молодыми архитекторами, выпускниками Академии художеств Евгением Раппопортом, Натаном Трегубовым и Петром Юшканцевым, с которыми я работал в Ленинградском институте проектирования городов “Ленгипрогор”. Таков вклад нашего института в увековечение имени ОРЛЁНОК.

Ещё был снят художественный фильм «Орлёнок», посвящённый пионеру-герою В. Котику, а для самых маленьких есть мультфильм «Орлёнок» на сюжет самой песни. На российском Кавказе в Карачаево-Черкессии есть пик, перевал и река этого же имени, горные вершины «Орлёнок» есть на Урале и на юге Байкала.

Имя «Орлёнок» носят населённые пункты, железнодорожные станции,  морские суда... Такого количества наименований не знает ни одна песня в мире!   Это – абсолютный рекорд, ею установленный! Имена создателей «Орлёнка» композитора Виктора Белого и поэта Якова Шведова попали в энциклопедии.

Хочется, чтобы и сегодняшняя молодежь знала и пела её также, как живёт и любима по-прежнему другая культовая песня войны Якова Шведова – “Смуглянка” на музыку Анатолия Новикова. Но о “Смуглянке” поговорим позже...

Марк ЛАБОК