«Марсельеза» не для всех

В мире
№27 (689)

На днях второй канал израильского телевидения поведал публике о том, как президент Франции Николя Саркози просил премьер-министра Израиля Беньямина Нетаниягу избавиться от Авигдора Либермана. Если кто не знает: Либерман – министр иностранных дел в том правительстве, которое возглавляет Нетаниягу.
Бывает так, что собираются вместе коллеги по какому-нибудь ремеслу и начинают вести профессиональные разговоры. Как-то так получается, что всегда находится некто, считающий себя чуть более знающим, чуть более профессиональным, в общем достойным того, чтобы поучать других. Наставлять их на путь истинный. И добро, если бы этот наставник говорил свое, выстраданное долгими опытами и размышлениями, нет, часто он повторяет расхожие истины, избитые до того, что вызывают уже желание не поразмышлять, а отойти поскорее в сторону.
Вот так и Николя Саркози. Как только он начинает говорить об Израиле, об арабо-израильском конфликте или, не к ночи будь помянута, о палестинской автономии, его сразу же охватывает неудержимое желание поделиться своим видением этих проблем. Хорошо бы еще просто поделиться. Нет, господин Саркози начинает чувствовать, что без его советов, без его прямого и активного вмешательства дело затормозится, и требовательные потомки никогда не простят ему, что он не использовал своего шанса осчастливить евреев и арабов. Скорее – только арабов.
Так вот, как сообщается, одной из тем, затронутых на переговорах между Саркози и Нетаниягу, была тема израильского правительства. Вообще-то говоря, состав правительства является сугубо внутренним делом того государства, в котором это правительство функционирует. Я не могу припомнить, когда и где такая тема поднималась. Тем не менее президент Франции счел возможным не просто выразить свое отношение к правительству суверенного государства, но и дать советы по его исправлению.
Николя Саркози недоволен тем, что в израильском правительстве есть такой министр, как Авигдор Либерман.
Чем Либерман не угодил президенту Франции? Ответ известен – Либерман не угодил своей позицией по вопросу взаимоотношений между Израилем и палестинской автономией. Господина Саркози куда больше на посту министра иностранных дел Израиля устроил бы любой израильский политик левой ориентации. Из тех, кто обещает либо немедленное создание независимого палестинского государства, либо в том случае, если таковое немедленно создать не удастся, обещают всяческие послабления для жителей автономии. Какие послабления? Да всякие. Если говорить о Газе, то это будет означать открытие всех пограничных переходов между Газой и Израилем, а также беспрепятственный проезд палестинцев с территории Газы на территории Иудеи и Самарии. Если же говорить об Иудее и Самарии, то это значит убрать все блок-посты, заморозить строительство жилья в уже существующих еврейских поселениях. Добавьте к этому обещание уступить Восточный Иерусалим для того, чтобы палестинцы перенесли туда из Рамаллы свою столицу, и список уступок будет почти полным. Да, забыл – еще надо обеспечить «возврат беженцев». Теперь все.
Ничего этого Авигдор Либерман стопроцентно не обещает. Поэтому Николя Саркози с ним работать не может. Он встречался со многими израильскими политиками, в том числе и с теми, кто занимал пост министра иностранных дел. «С Ливни и Бараком мы сможем творить историю», - говорит он. А с Либерманом творить историю не получается.
Что же делать? Да отправить Либермана в отставку. Так Саркози и заявил Нетаниягу. А на пост министра иностранных дел вернуть госпожу Ливни. Тем более что на предыдущих выборах она все-таки набрала наибольшее число мандатов. Не смогла получить достаточной поддержки в Кнессете для назначения на пост премьера? Чепуха. Зато с ней можно работать.
Можно до бесконечности блуждать по «дорожной карте», обсуждать нюансы Аннаполиса, ностальгировать по временам Осло. Обменивать террористов на тела солдат. Обещать отпустить за одного солдата полторы тысячи террористов. Да много еще чего можно делать, если в правительстве Израиля не будет Либермана.
Что Нетаниягу мог возразить на это Саркози? Как воспитанный человек он вынужден был сказать, что в личном общении министр иностранных дел приятный человек. На что Саркози не нашел ничего лучшего, чем сообщить, что «Жан-Мари Ле-Пен тоже милый человек - в личном общении». Не знаю, насколько мил в личном общении Николя Саркози. Но, как мне кажется, его беседа с Беньямином Нетаниягу несколько противоречит тому образу, который, возможно, сложился у израильтян. Некорректные сравнения, менторский тон... Да полноте, это пристало скорее руководителю второстепенной страны, нежели президенту Франции, в гимне которой есть такие слова:
«Как! Нам предписывать закон
Хотят когорты иностранцев,
И из домов погнать нас вон
Толпы наёмных оборванцев!».