Злые сны на чужой усадьбе

В мире
№29 (691)

В Израиле, где в последнее время хватает скандалов, связанных с коррупцией на самых верхах власти, разразился еще один – в той сфере, от которой подобного не ждали. В художественной литературе.

Нельзя сказать, что в данном творческом цеху царит полное единодушие и строго соблюдается субординация – это ведь вам не Союз советских писателей. Еврейские мастера слова конкурируют, конфликтуют и даже ругаются почем зря. Короче, меряются талантами. Но есть один особый день в году, когда выносится решение, кто же все-таки из них самый лучший за данный отчетный период.

А происходит это при вручении ежегодной литературной премии имени израильского государственного и политического деятеля прошлого века Пинхаса Сапира. Первый приз, учрежденный Управлением национальных лотерей «Мифаль ха-паис», составляет 150 тысяч шекелей, или около 40 тысяч долларов. Деньги не такие уж маленькие, чтобы за них не побороться. Потому и конкурсную комиссию составляют из самых известных, самых сведущих, самых безупречных во всех отношениях людей.

Одним из таких, по мнению многих, - бывший лидер левого движения МЕРЕЦ Йоси Сарид, не так давно сменивший политику на преподавательскую и писательскую деятельность. Отставной предводитель израильских социал-демократов был председателем жюри 10-го, юбилейного, литературного конкурса имени Сапира.

В назначенный день премия была вручена, и по израильским СМИ разлетелся пресс-релиз: лауреатом и обладателем первой премии конкурса «Сапир-2009» стал молодой писатель Алон Хилу за роман “Ахузат Даджани” (“Усадьба Даджани”). К содержанию произведения мы еще вернемся, а сейчас просто не терпится рассказать, что было дальше – не в вымышленной, а в реальной действительности.

Еще не успели стихнуть аплодисменты президенту Израиля Шимону Пересу, выступившему на церемонии вручения премии Алону Хилу с прочувствованной речью, посвященной языку иврит, объединяющему «народ Книги». Еще не подшили в поздравительную папку приветственное послание из Лондона, от комиссии по присуждению премии Букера. Еще не просохла подпись генерального директора «Мифаль ха-Паис» Шауля Сотника на призовом чеке. А уже летит в редакции новое сообщение, не такое пространное и умильно-торжественное, как первое:

«Все премии имени Сапира этого года отменены, писатель Алон Хилу, автор романа-победителя, должен будет вернуть полученный приз - 150 тысяч шекелей».

Что же стряслось на литературном Олимпе? Оказывается, «фашлу» допустил сам непререкаемый председатель жюри Йоси Сарид. Его родная племянница Рана Вербин была литературным агентом Алона Хилу, редактором его романа, и дядя, беря на себя решение о присуждении первой премии, об этом хорошо знал. На этот факт обратили внимание активисты «Юридического форума за Эрец-Исраэль», но их не стали слушать. Тогда юристы подали жалобу, которая и возымела несколько запоздалое, но громоподобное действие.

О том, что вопрос с первым призом был решен заранее, так сказать, по-семейному, говорит тот факт, что еще до объявления итогов конкурса тираж романа Хилу «Усадьба Даджани» был отпечатан с надписью на обложке: «Лауреат литературной премии Израиля имени Пинхаса Сапира за 2009 год». Что теперь автору с ним делать – одному Богу известно.

Йоси Сарид, председатель и дядя, был поражен решением спонсоров – дирекции управления “Мифаль ха-паис” – и, отвечая на вопросы корреспондента газеты «Маарив», назвал его следствием “зависти, недоброжелательности, а также личных и политических счетов”.

На последних двух словах хотелось бы остановиться поподробнее! Какие же «политические счеты» имел в виду товарищ Сарид?

Вот тут-то самое время кратко пересказать содержание романа Алона Хилу «Усадьба Даджани». В центре повествования – арабский юноша Цалах Даджани, который видит странный сон. Его родной дом в Яффо рушится, а на его месте вырастают три огромные башни – в виде куба, пирамиды и цилиндра. Никто в семье не может растолковать сон Цалаха, а тем временем в поместье появляется молодой еврей – один из первопроходцев Палестины, прибывший сюда из далекой России в начале позапрошлого века. Пришелец оказывается плутом и наглецом, он пагубно влияет на чистого душой и телом восточного отрока, который мучительно разбирается со своей половой ориентацией. Пастораль, окружавшая арабского юношу, теряет свои милые краски, а семью Даджани начинают преследовать несчастья, главное из которых, надо полагать, - переселение еврейских совратителей на Ближний Восток.

Для человека, хоть раз бывавшего в Тель-Авиве, сон юного араба – отнюдь не загадка. Башни в виде пирамиды, цилиндра и куба – это небоскребы торгово-офисного центра «Азриэли», ставшего своеобразной визитной карточкой современного Тель-Авива. Правда, они расположены не в Яффо, а значительно севернее, где арабских поместий никогда не было. Но что может остановить полет писательской фантазии!

Алон Хилу и раньше творил в этом же направлении. В своей первой книге “Смерть монаха» автор возлагает вину за ритуальные убийства на еврейского юношу, жившего в Дамаске, и фактически оправдывает «кровавый навет». Вот и в «Усадьбе Даджани» тоже с большим сочувствием пишется о «накбе» - так израильские арабы называют День независимости Израиля, приравнивая события 1948 года, связанные с провозглашением еврейского государства, к своей национальной катастрофе. Проглядывают там и образы сионистских оккупантов, душащих арабское сопротивление, и несчастных палестинцев, вынужденных бежать из родных мест в неизвестном направлении, и многое другое, до боли знакомое по антиизраильским агиткам.

Видимо, за эту верность теме молодой писатель и был назначен... специальным посланником Министерства иностранных дел Израиля и объездил множество стран мира, давая разъяснения позиций еврейского государства. Что это были за комментарии к арабо-израильскому конфликту - нетрудно себе представить. Хилу побывал в Шотландии, Канаде, Австралии, Китае, Гонконге и почти везде его встречи с тамошними слушателями – евреями и не только – заканчивались скандалами и жалобами в израильские консульства на «возмутительные высказывания» заезжего разоблачителя сионизма. Разумеется, все его вояжи оплачивались из кармана израильского налогоплательщика.

И разве не возмутительно, что такого ценного кадра лишают сегодня заслуженных полутораста тысяч шекелей?! Молодой человек, можно сказать, с хлеба на квас, точнее говоря, с суши на шампанское на всяческих светских раутах перебивается, а у него премию отбирают...

Понять недоумение и даже гнев Йоси Сарида вполне можно: ему обидно за художника-единомышленника. Однако аргументы экс-лидер провалившейся на выборах партии МЕРЕЦ и оскандалившийся председатель жюри отмененного конкурса «Сапир-2009» подыскивает иные: «В такой маленькой стране, как Израиль, все писатели, издатели и редакторы так или иначе знакомы и связаны друг с другом. Кто же тогда должен судить на литературных конкурсах?», - вопросом отвечает Сарид на вопрос корреспондента газеты «Гаарец».

И то верно: все в израильской литературной бранже знают всех. Ну разве что кроме писателей-репатриантов, уже по 20-40 лет творящих в Израиле на русском языке. Всему читающему миру известны имена Анатолия Алексина, Григория Кановича, Дины Рубиной, Игоря Губермана, русских писателей еврейского происхождения, перебравшихся на родину предков в конце прошлого века, а также русскоязычных писателей-старожилов – Эфраима Бауха, Давида Маркиша, Нины Воронель и других. Их произведения переведены на десятки языков. Это - подлинные мастера большой литературы, быть современниками и соотечественниками которых сочли бы за честь люди самых разных стран.

Но речь идет не только о классиках. За годы, прошедшие с начала массовой алии 90-х, в стране выросла целая плеяда молодых талантливых писателей-репатриантов, причем некоторые из них пишут уже не только на русском языке, но и на иврите. Однако их имен вы не найдете в списках представленных на израильские литературные премии. Видимо, стране эти люди менее ценны, а их книги (чаще всего повествующие об израильской действительности – о войне, о любви, о верности) менее интересны, чем обиды сексуально не определившегося Цалаха из поместья Даджани.

«Русских» прозаиков, случается, отмечают в своей общине, их рассказы, главы из повестей и романов с нетерпением ждут читатели литературных приложений к русскоязычным газетам. Но израильский литературный мир их игнорирует, отдавая предпочтение тем, кто свою страну откровенно не любит, кто сочувствует не своему многострадальному народу, а его врагам. Ведь это – модно, это передово, это, простите за выражение, политкорректно. На «Усадьбе Даджани» чужаков не жалуют, там видят свои сны...


 


Комментарии (Всего: 1)

Sado,mazo.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *