АБТ на сцене МЕТ

Культура
№29 (691)

Закончились летние гастроли Американского балетного театра на сцене Метрополитен-опера. Естественно, не только последние выступления Нины Ананиашвили и спектакли с другими  гастролерами привлекали внимание зрителей. Балеты «Лебединое озеро», «Жизель», «Ромео и Джульетта» всегда пользуются особой популярностью у зрителя, а у каждого премьера труппы есть и свои поклонники... Так что залы на тех спектаклях, которые я видела, были полны.
Из танцовщиков труппы я бы выделила Ирину Дворовенко и Максима Белоцерковского. Их совместные выступления – сложившийся дуэт. К сожалению, в этом сезоне танцовщики не всегда танцевали вместе, а Белоцерковский и вообще редко выступал. В начале сезона они исполняли “Allegro Brillante” Баланчина/Чайковского, и это было действительно  блестящее выступление. Дворовенко и Белоцерковский выглядели как настоящие артисты императорского театра. Одним из лучших спектаклей Дворовенко (из тех, что я видела) был «Блудный сын» Баланчина/Прокофьева. Дворовенко – балерина масштабная, эффектная, думаю, она является наиболее интересной исполнительницей Сирены в АБТ.
В последнюю неделю на сцене МЕТ шел балет Макмиллана/Прокофьева «Ромео и Джульетта». Партнером Дворовенко стал итальянец Роберто Болле (премьер балета Ла Скала, Милан). У танцовщика исключительно «мягкие» ноги, обаятельная улыбка. Правда, в роли Ромео он, скорее, изображал любовь, чем действительно был эмоциональным, но шарм заменял ему чувства. Это была красивая пара. В дуэте  главная роль принадлежала Дворовенко, чутко воспроизводившей все нюансы Макмиллановской хореографии, а Болле делил ее напряжение чувств.
О Марсело Гомесе, который сегодня, несомненно, является лидером труппы среди премьеров-мужчин, я уже писала неоднократно. Я бы сопоставила его выступления с выступлениями Белоцерковского, танцовщика, противоположного Гомесу по своей актерской индивидуальности. В моем представлении Гомес и Белоцерковский – главные артисты АБТ на роли благородных героев, отличающиеся друг от друга манерой поведения: пылкий Гомес и сдержанный в проявлении чувств Белоцерковский. Словом,  Принц южный и Принц северный. В этом сезоне я видела Белоцерковского в балете Аштона/Делиба «Сильвия». Его пастух Аминта – явно благородных кровей, он подлинный сын какого-нибудь царя, который, как сын Приама Парис, пасет стада своего отца. Такому пастуху, как Аминта Белоцерковского, также могли явиться три богини, чтобы он присудил яблоко красивейшей из них. Белоцерковский превосходно станцевал партию. Джилиан Мёрфи была хороша в роли нимфы-воительницы, но Эрос явно не пробудил в ней любви, а в последнем па- де-де ей не хватало красоты и изящества исполнения.
У Вероники Парт этот сезон  выдался удачным, тем более что она теперь переведена в категорию премьеров. Балерина очень выразительно станцевала одну из героинь на премьере балета Ратманского/Прокофьева «На Днепре» (я писала о ее выступлении, № 686). Парт исполняла – как всегда проникновенно – «Моцартиану» Баланчина, а также выступала в своем обычном репертуаре (балетах Петипа) и дебютировала в «Сильфиде». Сюрпризом для зрителей оказалось участие Парт (после окончания сезона) в телевизионной программе “Late Show with David Letterman”. Появление Парт вместе с Летерманом на экране – это событие. Летерман  приглашает в свою передачу только самых прославленных звезд театрального мира, Парт – первая балерина, которая появилась в “Late Show”. Это участие танцовщицы в знаменитой телевизионной передаче может оказать положительное влияние и на ее дальнейшую судьбу.  Поздравляем Веронику Парт!
Вернемся к гастролям АБТ. Чем дольше я смотрю выступления Мишель Уайлс, тем меньше я понимаю, почему она занимает такое прочное положение в труппе. Танцовщица пять лет училась в Кировской Академии балета в Вашингтоне (в русской школе) у такого педагога, как Алла Сизова! Год от года Уайлс постепенно теряла все, чему ее выучили в Вашингтоне, а в этом году вообще заявила в одном интервью, что русская школа мешает ей приобрести свой стиль. Словом, отказалась от того, чему ее учили, что и заметно: стиль танца этой высокой блондинки с неподвижным корпусом довольно примитивен, а временами даже вульгарен (как при исполнении Сирены), особенно плохо выглядят руки, потерявшие всякую форму. Но Мишель танцует многие главные роли в репертуаре.
Некоторые сомнения вызывает у меня появление в труппе нового русского солиста – Даниила Симкина. Танцовщик родился в России, учился в Германии у своей матери Ольги Александровой. В 2006 году был принят в балетную труппу Венской оперы на положение деми-солиста. Популярность завоевал своими сольными концертными выступлениями, особенно в номерах, специально для него поставленных.  После успешного выступления на одном из нью-йоркских гала-концертов был приглашен работать в АБТ. Первый же выход танцовщика  на открытии сезона показал его проблемы как танцовщика и недостатки  его обучения. Симкин танцевал последнюю часть «Темы с вариациями» Баланчина/Чайковского с молодой солисткой труппы Сэрой Лэйн. Лэйн – невысокого роста, но даже рядом с ней Симкин казался «игрушечным» танцовщиком. Плюс – лицо школьника лет двенадцати. Танцевал «на публику», как танцуют па-де-де из балета  «Дон Кихот» на концертах.  Но главное: Симкин так неловко и неумело «брал» танцовщицу на поддержку, что стало ясно – поддержкам его не учили. Так же как и вообще не учили дуэтному танцу, что обнаружилось позднее при его выступлении в “Allegro Brillante”.  Его сценическая детскость лишила смысла  балет «Блудный сын», когда он исполнял в нем заглавную роль. Но надо отдать ему должное: Симкин действительно хорошо танцевал классические вариации в «крестьянском» па-де-де в «Жизели» и в па-де-труа друзей Принца  в «Лебедином озере». У танцовщика высокий, мягкий и к тому же красивый прыжок, несмотря на то, что ноги очень «завернуты». Симкин обладает прекрасным верчением.  Посмотрим, что будет с ним  дальше.
Несомненно, растет от сезона к сезону в творческом плане Дэвид Холберг, блондин с изысканно-утонченной внешностью, правда, не слишком эмоциональный. К его несомненным достоинствам надо отнести сознательное отношение к ролям. Холберг, в отличие от многих современных танцовщиков, не акцентирует технические трюки, а осмысленно танцует хореографический текст, отчего его виртуозность не бросается в глаза. Но зато выступления Холберга, как правило, образец хорошего вкуса. Палому Хереру я видела только в главной роли на премьере «На Днепре», это было замечательное выступление, я писала о ней на страницах газеты (№686).
Геннадий Савельев танцевал в прошедшем сезоне многие главные роли, в том числе Сергея в новом балете «На Днепре», Ланкедема в «Корсаре», Париса и Тибальда в «Ромео и Джульетте». Савельев, как всегда, выделяется осмысленным существованием на сцене и поражает своим абсолютным профессионализмом, который, в его случае, становится  артистическим достоинством танцовщика.
Что же касается молодежи, которую активно выдвинули на главные роли в этом сезоне, то никто не производит впечатления яркой личности, что для нас, зрителей, печально: эти танцовщики – «наше будущее».