НАДЕЖДЫ

Спорт
№31 (693)

Принято считать, что сезон в Национальной футбольной лиге начинается с ежегодного драфта, а новая команда строится с приходом талантливых новичков, выбранных на нем. С этим важным мероприятием связаны надежды на зарождение новых династий. А для клуба, который закончил сезон с худшим показателем, драфт может стать спасительной соломинкой.
Драфт присутствует во всех профессиональных лигах Северной Америки. Но у всех свои порядки и законы. Безусловно, чем раньше игрока выбирают, тем выше на него ставка - у него будет больше игрового времени и денег. А деньги – одно из главных условий первого раунда. С наиболее талантливыми парнями заключают умопомрачительные контракты.
Однако совсем не обязательно, что команда получит свою главную звезду в первом раунде. Например, один из сильнейших квотербеков в истории НФЛ Том Брэйди совершенно случайно достался «Нью-Ингленд пэтриотс» в шестом раунде, а его нынешний партнер Уэс Уэлкер, один из лучших ресиверов Лиги, вообще не был задрафтован. “Пэтриотс” подписали с ним контракт как со свободным агентом.
Есть немало случаев, когда та или иная команда всего за несколько дней может серьезно укрепить свои слабые позиции и за один сезон полностью преобразиться. Так случилось как раз с «патриотами». В 2000 году они выиграли лишь 5 матчей из 16, в следующем сезоне - уже 11 из 16, а в 2002-м стали чемпионами. Затем «Пэтриотс» завоевали еще два Кубка Ломбарди и стали первой династией НФЛ в нынешнем столетии.
Драфт-2009, по мнению экспертов, пополнил Лигу многими талантливыми игроками. Знатоки утверждают, что как минимум пять квотербеков могут стать звездами первой величины и способствовать становлению новых сильных команд. Но особняком стоят Мэттью Стэффорд и Марк Санчес, к которым было приковано всеобщее внимание. Их шансы быть выбранным под №1 котировались намного выше остальных конкурентов.
В итоге 21-летнего Стэффорда из флоридского Тампа-Бэй (он играл в команде Университета Джорджия) выбрали «Детройт лайонс». А 22-летний Санчес из калифорнийского Лонг-Бич (Университет Южная Калифорния) достался «Нью-Йорк джетс». 
Рассказывают, что еще совсем юному Мэттью Стэффорду (рост - 188 сантиметров, вес - 108 килограммов) прочили звездную карьеру. Возможно, так бы все и сложилось, если бы он оказался в одной из сильнейших команд НФЛ. Ему с самого же начала было известно, что профессиональную карьеру придется начинать в худшей команде Лиги по итогам последнего сезона «Детройт лайонс», которые установили антирекорд регулярного розыгрыша - ноль побед при 16 поражениях.
Когда его семья переехала из Джорджии в Техас, Мэттью пошел учиться в школу Хайлэнд Парк, в которой в свое время обучались члены “Пантеона славы НФЛ” - Док Уолкер и Бобби Лейн, в прошлом звезды детройтских «львов». Кстати, последний был также квотербеком. За три года игры в школьной команде Стэффорд сделал точных пасов на общую протяженность более 8500 ярдов. 92 раза партнеры после его передач завершали комбинации тачдауна. К 2006 году, когда настала пора выбирать место получения высшего образования, Мэтт котировался как один из самых талантливых молодых квотербеков в стране. За него боролись университеты с прекрасными футбольными программами – Мичиган и Техас. Однако он предпочел вернуться в родную Джорджию.
И впервые за семь лет стартовым квотербеком команды этого вуза стал новичок. В этой роли он провел 8 матчей сезона, из которых шесть выиграл. А в следующем году он выходил в стартовом составе во всех 13 встречах и вывел   свою команду в Sugar Bowl. В главной игре сезона он сделал точных передач на  175 ярдов и 1 тачдаун. Этого хватило его команде для итоговой победы. В последнем своем сезоне в колледже Мэттью Стэффорд побил рекорд Джорджии - 25 его пасов завершились тачдаунами. А набранные им 3459 ярдов в 2008 году стали вторым показателем в истории этого университета.
В числе его главных достоинств эксперты отмечают отменные физические данные, великолепное видение поля, быструю оценку ситуации, все необходимые лидерские качества, спокойствие и уверенность в своих силах, выносливость, которая позволяет ему избегать травм. В то же время не очень высокая точность передач считается его основным минусом. Ему надо больше работать над повышением скорости и совершенствованием коротких передач, а также над  улучшением приема «нырок», который позволяет квотербеку в первой фазе атаки продвинуться с мячом на 1-2 ярда.
Так или иначе, выбор на драфте Стэффорда в качестве лучшего квотербека и первого номера прогнозировался. Практически никто не сомневался в том, что «львы», остро нуждающиеся в игроке такого класса, выберут его и сразу же приступят строить команду вокруг него. Еще за несколько дней до драфта «Лайонс» подписали со Стэффордом шестилетний контракт на 42 миллиона долларов, которые при успешной игре Мэттью могут вырасти еще на 36 миллионов.
Правда, сомнительно, что Стэффорд с первых же матчей в новом сезоне станет стартовым квотербеком. В НФЛ слишком уж велик риск быстро угробить молодого квотербека. Тем более что «Лайонс» пока еще укрепили полностью линию нападения. Скорее всего, чемпионат начнет опытный Данте Калпепер, а Стэффорд будет подменять его и добиваться результата лишь с двумя по-настоящему сильными партнерами – ресиверами Кэльвином Джонсоном и Брендоном Петтигрю.
У Марка Санчеса на роду было написано стать квотербеком (рост 188 сантиметров, вес - 103 килограмма). Первая же его попытка бросить мяч в школе увенчалась тачдауном на 55 ярдов. А два заключительных года в школе он провел просто блестяще: сделал точные передачи на общую протяженность около 5000 ярдов, которые привели к 53 тачдаунам. На счету Марка за эти годы также были тачдауны на приеме и на выносе. В ходе одной из попыток он пронес мяч на 90/!/ ярдов. Даже раннингбекам редко удаются такие забеги. Санчес окончил школу, записав в свое “личное дело» 27 побед в 28 матчах. Марк считается весьма одаренным спортсменом - он был капитаном школьной команды по... баскетболу. Его выбрали президентом совета учеников.
Нотр-Дам, Техас, Флорида, Огайо Стейт – все эти знаменитые своими футбольными программами вузы мечтали заполучить Санчеса. Однако он остановил свой выбор на Университете Южной Калифорнии. Во-первых, хотел быть поближе к семье. Во-вторых, здесь учился Карсон Палмер – кумир Марка, которому он, будучи еще школьником, подавал мячи на тренировках.
О своем решении он быстро пожалел. В первом сезоне Санчес сыграл только в шести матчах. Почти весь этот год шло расследование: одна из студенток заявила, что он ее изнасиловал. Марку некоторое время пришлось даже провести за решеткой, откуда он был освобожден под залог в 200 тысяч долларов. В итоге с Санчеса из-за недостатка доказательств были сняты все обвинения и дело закрыли.
Годом позже Марк большую часть сезона провел на скамейке запасных. А закончил он  чемпионат с 695 ярдами, 7 тачдаунами и пятью потерями мяча. Лишь на третий год Санчес раскрыл свой потенциал. 3207 ярдов и 34 тачдауна – лучшие результаты среди всех квотербеков сезона в конференции Pacific-10. Вершиной великолепного сезона стал Rose Bowl, в котором Санчес был признан самым ценным игроком: 413 ярдов и 4 тачдауна.
Марк заработал репутацию мобильного квотербека с характером истинного лидера. О нем говорят - умный и ответственный игрок. Специалисты считают, что он великолепно руководит действиями партнеров по обороне, что помогает ему часто оставаться в удобной для передачи ситуации. Отменные физические данные позволяют ему сохранять высокую точность броска на любое расстояние.
Главными его недостатками считаются нехватка опыта игры в стартовом составе и проблемы с левым коленом. Поначалу казалось, что травмированная нога помешает ему быть выбранным в Топ-10 драфта-2009. Однако затем он начал быстро зарабатывать очки в глазах скаутов и тренеров. Многие думали, что может быть выбран под первым номером.  Однако Санчес неожиданно оказался в «Нью-Йорк джетс», менеджмент которых предпринял сумасшедший трейд.