Браслет за девять долларов

Америка
№32 (694)

Активисты из организации Международная амнистия (Amnesty International - AI) призвали власти Соединённых Штатов чаще использовать так называемые «электронные браслеты» (ankle bracelet monitoring) для слежения за обвиняемыми и преступниками. Эксперты AI уверены, что браслеты могут заменить сотням тысяч заключённых «полноценное» тюремное заключение и как следствие сэкономить миллиарды долларов.
«Содержание одного человека в камере предварительного заключения, колонии для малолетних, взрослой тюрьме или иммиграционной тюрьме обходится федеральной казне примерно в $114 ежедневно, - напоминает Тимати Лоттерман, работник AI. – Порой судьи и прокуроры бросают людей в тюрьмы только для того, чтобы подследственные не сбежали. Чиновники забывают, что обеспечить тотальный контроль над человеком можно за гораздо меньшие деньги. Стоимость браслета на щиколотку - $9 в день...»
Для людей, далёких от высоких технологий, поясню: браслет со встроенным радиомаяком (на американском сленге – «ошейник») позволяет полиции и спецслужбам безошибочно определить местонахождение человека. Если он нарушил судебный приговор и вышел за территорию своего дома (улицы, города, штата) или посетил запрещённые приговором учреждения (например, бары или казино), то его могут моментально арестовать и отправить в тюрьму.
«Жизнь в исправительной колонии портит человека, - считает Лоттерман. – Сегодня за решётку отправляются миллионы оступившихся людей. Они воровали в магазинах, мошенничали, продавали марихуану... Они далеко не святые люди, но бросать их в одни и те же тюрьмы с убийцами, насильниками и членами уличных банд – безумие...»
Логика Лоттермана понятна. Сегодня американские тюрьмы переполнены до такой степени, что «нары» для заключённых приходится ставить в спортзалах и столовых, на бейсбольных площадках и прогулочных дворах. Такой ситуации можно было бы избежать, если бы власти страны не отправляли за решётку «всех подряд». Правозащитники уверены: как минимум четверть из 2.4 миллиона обитателей тюрем можно досрочно выпускать на свободу – браслет вполне заменит высокий забор с колючей проволокой. 
«Не думайте, что вынужденное ношение радиомаяка – это чересчур лёгкое наказание, - говорит адвокат Кристофер Аркинсон. – Человек вынужден жить по строгому расписанию. Стоит ему оказаться не в то время не в том месте, и его мгновенно арестуют...»
Законы большинства штатов категорически запрещают владельцам «ошейников» употреблять алкоголь или наркотики. В Пенсильвании был случай, когда 26-летний «домашний арестант» попал в настоящую тюрьму за то, что позволил себе выпить две бутылочки пива. Адвокат обвиняемого попытался доказать судье, что его клиент прибегнул к алкоголю из-за «невыносимого безделья», однако это не смогло изменить ситуацию...
«Браслет дисциплинирует и заставляет задуматься о содеянном, - признаётся бывший драг-дилер Бретт Санторо, проходивший с радиомаяком семь месяцев. – Иногда полицейский контроль становится таким невыносимым, что хочется сорвать это адское устройство...»
У современных браслетов есть один большой плюс и один большой минус. Положительным моментом можно назвать тот факт, что большинство приговорённых людей всё-таки может ходить на работу. Например, строго с 8 утра до 4 часов вечера. Время на дорогу высчитывается чиновниками. Его должно точь-в-точь хватить, чтобы добраться до рабочего места и обратно до дома.
«Современные тюрьмы не дают возможности заключённому заработать, - продолжает Санторо. – Труд – это большая привилегия, поэтому многие осуждённые обречены на постоянный контакт с криминальными элементами...»
Бесспорным минусом является ненадёжность браслета. Его можно срезать ножом, разломать, сорвать и выбросить куда подальше. У человека, находящегося под наблюдением, появляется хоть и небольшая, но реальная возможность скрыться или совершить какое-нибудь злодеяние. Так, 20-летний калифорниец Джонатан Тапокон отключил браслет с помощью обыкновенной отвёртки и отправился на вечеринку к друзьям, где провёл в общей сложности девять с половиной часов. Теперь ему грозит обвинение в «нарушении обязательств перед судом».
«Браслет – это последний шанс преступника раскаяться в своих злодеяниях, - говорит полицейский инструктор Алекс Шторм. – Это выбор между добром и злом: законопослушным будущим и преступным настоящим...»
Жительница Теннесси Меган Штайн избавилась от «ошейника» ещё более оригинальным способом. Благодаря маленькой ступне и толстой щиколотке она умудрилась снять устройство с ноги. Перед тем как отправиться в ночной клуб, Штайн надела браслет на... голову своей кошки. Всё могло бы обойтись, если бы стражи порядка не нагрянули в дом осуждённой для банальной проверки. Теперь хитроумную мошенницу судят ещё и организации по защите прав животных...
Отдельно стоит остановиться на нелегальных иммигрантах. Сотрудники службы ICE предпочитают бросать людей, находящихся в США «на птичьих правах», в депортационные тюрьмы, культурно именуемые «центрами задержания» (detention centers). Об этих заведениях «Русский базар» писал немало. «Айсовцы» сортируют людей по возрасту и половому признаку, разрушая семьи с малолетними детьми; запрещают заключённым проводить встречи с адвокатами; отказывают в медицинской помощи, полноценном питании и т. д.
Короче говоря, каждый «центр задержания» - это место, где привычные американские законы не действуют. Сотрудники ICE относятся к нелегалам, как к молчаливым животным, которые рано или поздно будут выдворены из страны. Следовательно, не смогут пожаловаться на бесчеловечные условия содержания.
Служба ICE уже несколько лет надевает радиомаяки на нелегальных иммигрантов. Однако до сих пор непонятна система классификации задержанных. Одних арестованных «айсовцы» отправляют в тюрьмы, находящиеся в сотнях миль от их прежнего места жительства (например, нелегала из Нью-Йорка могут отправить в Техас). Других заставляют лишь носить браслеты и не покидать пределы своего города.
Правозащитники уверены: выбор меры наказания в отношении нелегалов субъективен и зависит от усилий адвокатов, «великодушия» иммиграционных работников и конкретной ситуации. «Если нелегал не совершал никаких преступлений, то его нужно взять под наблюдение, - уверен Лайм Скарсгард, член Федерации за американскую иммиграционную реформу (Federation for American Immigration Reform - FAIR). – Мы не можем бросать человека в тюрьму на несколько месяцев. Власти смогут депортировать нелегала в любой момент, предварительно надев на него браслет...»
Напомним, что среднестатистический нелегал проводит в депортационном центре четыре месяца. Правительство тратит на его содержание огромные деньги, причём большая часть средств идёт на зарплаты «айсовцам». Массовое внедрение браслетов могло бы сократить расходы на 97%.
«Лучше насладиться своими последними днями американской жизни на свободе, чем в тюрьме, - рассуждает 35-летний нелегал из Мексики Филипп Гарсия, вынужденный носить браслет после рейда ICE. – Теперь у меня хотя бы есть время подготовиться к другой, гораздо менее приятной жизни...»
Нелегалы, находящиеся «под присмотром» федеральных властей, редко решаются на отчаянные шаги и скрываются от депортации. Ведь отказ от ношения браслета в одностороннем порядке может повлечь уголовное наказание. Так человек лишится даже минимальных шансов остаться в США или вернуться сюда на законных основаниях. 
Тотальная «браслетизация» могла бы решить массу злободневных проблем. Однако шансы на то, что чиновники бюрократической системы наказаний пойдут на нечто подобное, ничтожно малы. Как верно заметил безымянный пользователь интернет-форума, посвящённого американским тюрьмам: двадцать новых заключённых гарантируют одно рабочее место надсмотрщика-охранника...