В лабиринте цифр

Мнения и сомнения
№40 (336)

Давно замечено, что американцы просто обожают считать и пересчитывать все, что было, есть и, возможно, будет. Причем каждый делает это по-своему, подбирая под нужные выводы нужные цифры. Следить за статистическими данными по публикациям в прессе - все равно что мчаться в пролетке по ухабам: то подпрыгиваешь, то оседаешь, пока голова не пойдет кругом.
Вот всего несколько примеров, взятых из публикаций СМИ на прошлой неделе. Сначала о фактах прошлого. В преддверии планируемой войны с Ираком всех занимает вопрос, какое влияние может она оказать на состояние нефтяного рынка, и вспоминают, что произошло в период военных действий в Заливе одиннадцать лет назад. Авторитетная «Нью-Йорк таймс» сообщает: к октябрю 1991 года цена за баррель нефти поднялась до 41 доллара. Открываем свежий номер журнала «Ньюсуик», тоже весьма авторитетного: к октябрю 1991 года цена на нефть поднялась до 38 долларов за баррель. По данным газеты, после поражения в Заливе Ирак стал продавать на мировом рынке 1,5 миллиона баррелей в день, по данным журнала - всего 700 тысяч.
Переходим к настоящему времени. Как вы думаете, каков сейчас объем национального внутреннего продукта в США? Та же «Нью-Йорк таймс» утверждает, что 12 триллионов долларов. Однако в других изданиях называют и 9, и 10 триллионов. Разница гигантская - ведь речь идет не о сотнях, даже не о миллионах, а о триллионах!
Известно, что американская экономика переживает не лучшие времена. Растет уровень безработицы, падает покупательская активность населения, потихоньку опускаются вниз биржевые индексы. Не раз сообщалось, что снижается интерес иностранцев к вложению капитала в индустрию США. Потому не удивляешься, скажем, такой информации: прямые инвестиции иностранцев в американскую экономику во втором квартале нынешнего года сократились до того минимума, какой был в 1995 году. И далее: в первой половине текущего года такого рода вложения упали до 19,6 миллиарда долларов, тогда как в прошлом году они составляли 108 миллиардов, а в позапрошлом - 246 миллиардов. Что ж, похоже на правду.
Но буквально в тот же день другое американское издание восторженно оповестило читателей, что иностранные инвестиции... резко возросли - за один квартал чуть ли не вдвое! Вот такая арифметика. Получается, как в известном анекдоте: «Правда ли, что Рабинович выиграл в карты тысячу рублей? « - «Абсолютная правда. Только не Рабинович, а Кацман. И не в карты, а в шахматы, и не тысячу, а всего два рубля, и не выиграл, а проиграл».
Можно привести еще немало примеров подобной путаницы - то ли намеренной, то ли случайной. Вдруг нас оповещают, что производительность труда в стране за один квартал поднялась аж на 5 процентов, хотя это совершенно немыслимый в реальности скачок. Называют цифры роста валового продукта - 2,5 процента. Чуть позже заменяют их на 0,1 процента, но поскольку каждый экономист и каждый журналист свободны в своем выборе, в печати мелькают и 0,2, и 0,3 процента роста. Поди разберись. И вот что интересно - никто ни с кем не спорит и никого не опровергает. Вроде дают понять друг другу: вы полагаете так, а я эдак, мы оба вправе говорить и писать, что считаем нужным. Но ведь цифры и факты - это отнюдь не мнения, они должны четко отражать реальное положение дел. Их можно комментировать, подтверждать или отрицать, приводя соответствующие доводы. Зачем же их выдумывать или искажать по своему усмотрению?
Самое большее недоумение вызывает старание некоторых экспертов точно обозначить цену грядущей войне с Ираком. Такие подсчеты на прошлой неделе опубликовали чуть ли не все средства массовой информации. Только результат у всех получился разный. Одни утверждают, что военная операция обойдется стране в 1,5 - 2 процента внутреннего валового продукта, другим этого показалось маловато, и они увеличили наиболее вероятную сумму расходов вдвое.
Вот уж тут споры совершенно бессмысленны. Ход войны - процесс, не очень пригодный для точных предсказаний и финансовых расчетов. И никак нельзя себе представить, что военные операции вдруг приостановят, поскольку запланированный денежный лимит полностью исчерпан. Такого не бывает. Расходы на войну, если она все-таки начнется, безусловно, будут весьма значительны, экономическое же положение страны блестящим сейчас не назовешь. Дефицит платежного баланса достиг почти 130 миллиардов долларов, иных цифр, кажется, никто не называет. И куда корректней было бы задуматься над вопросом: стоит ли тратиться на войну или она так необходима, что другого выхода нет, или другой выход есть и на войну тратиться не стоит?

P.S. Что до цифровой путаницы, то я и сам должен принести извинения читателям за промах в моей статье «Два лагеря» («РБ» №39). Данные о количестве боевых летальных аппаратов Ирака и США в действительности отражают лишь численный состав военно-воздушных сил этих двух стран.