Почему они уходят?

Спецслужбы
№40 (336)

Не знаю, существует ли в других странах спецслужба, в ведении которой находилась бы одновременно охрана первых лиц государства и пресечение финансовых преступлений. Но в США эти функции уже более 100 лет выполняет одна и та же организация – U.S. Secret Service.
Созданная в 1865 году как одно из подразделений Министерства финансов в первую очередь для борьбы с фальшивомонетчиками, Секретная служба после покушения на президента Уильяма Маккинли (1901 г.) стала «тенью» высшего руководства страны. Спустя почти 100 лет, в 1999 году, ее агентам поручили обеспечивать безопасное проведение крупнейших общественных и спортивных мероприятий, проводимых на территории США, таких, например, как Олимпийские игры или матч за чемпионское звание по американскому футболу (Super Bowl). C 2001 года, после террактов 11 сентября на Секретную службу возложили обязанности отслеживать и пресекать т.н. киберпреступления, или, другими словами, бороться с хакерами – взломщиками компьютерных сетей.
Как видим, функции Секретной службы очень широкие. Естественно, возникает резонный вопрос: справляется ли эта организация с возложенными на нее обязанностями? И вот здесь мы сталкиваемся с сонмом проблем, которые возникли перед Секретной службой в последнее время.
Если вы думаете, господа, что первоначальным источником головной боли стал для «очей государевых» зловредный Осама бен Ладен, то вы глубоко заблуждаетесь. Не террорист попил крови «секретным» агентам, а две милые девчушки: Джена и Барбара – дочери президента Буша. Поведение юной женской половины семейства Бушей уже давно стало притчей во языцех. Дочь брата президента - губернатора Флориды Джеба Буша - несколько раз попадалась на наркотиках. Не имей девица таких влиятельных родственников, сидеть бы ей в тюрьме как пить дать. Ее кузены в баловстве запрещенными препаратами замечены не были. Зато не раз и не два пытались приобрести спиртные напитки, что им по молодости лет делать категорически запрещается. Возможно, они бы и уговорили продавцов, если бы за ними не следовали, как тени, агенты Секретной службы.
Прошлым летом, незадолго до трагических событий 11 сентября, Джена, гуляя с компанией сверстников в одном из ресторанчиков, попыталась уговорить бармена продать ей горячительного. Бармен отказался, и его можно было понять, ведь ему уже намекнули, кто эта девица, так упорно стремившаяся взбодрить себя. Джена Буш настаивала, и в конце концов бармен обратился за помощью к агентам Секретной службы.«Пригрози ей полицией», - посоветовали агенты. Бармен так и сделал. Надо было слышать угрозы, вылетавшие из уст разъяренной Джены!
Девушка пожаловалась отцу. Президент Буш, надо отдать ему должное, воспринял истерику спокойно и претензий бдительной охране не высказал. А вот супруга президента, первая леди Лаура, как ни странно, приняла сторону дочери. Дескать, слишком плотная опека действительно делает личную жизнь ужасной.
Вслед за Лаурой претензии президенту выразили родственники других первых лиц государства. И президент сдался, дав понять директору Секретной службы Брайяну Стаффорду, что ждет от него изменений в работе возглавляемого им ведомства.
Стаффорд предложил свое ноу-хау – теорию т.н. «защитной методологии» (protective methodology). В многочисленных анонимных интервью, которые агенты Секретной службы дали журналу U.S. News and World Report, они отмечали, что новые методы работы практически отрицали прежнюю, «многослойную» защиту первых лиц государства и их родственников. Сокращалось число телохранителей, уменьшалось количество постов на пути следования президента, вице-президента, министров и других важных персон. Более того, оказалось, что ни к чему теперь применение специальных «магнитомеров» для проверки лиц, которые могли оказаться на одной трибуне с президентом и иметь при себе оружие; во многих случаях стали принебрегать установкой пуленепробиваемых стекол в отелях, в которых останавливаются президент и сопровождающие его лица, и т.д.
Дальше – больше. Резко сократились операции, которые проводили такие важные структуры Секретной службы, как Counter Snipers (устранение лиц, покушающихся на президента и членов правительства), Counter Surveillance (предварительный сбор разведывательных данных), Counter Assault (предотвращение нападений). «Все, что мы делали раньше и чему нас учили, - заявил один из ветеранов агентства в интервью U.S. News and World Report, - теперь становится все более ненужным».
Напрашивается вопрос: неужели ноу-хау Стаффорда - «защитная методология» - столь надежно, что позволяет послать ко всем чертям все то, что надежно служило десятки лет? «Мы не хотели бы публично обсуждать вопросы, связанные с проблемой обеспечения безопасности главы государства и правительства, - заявил советник президента Скот Маклин. - Замечу только, что и г-н Буш, и его жена очень довольны тем, как Секретная служба выполняет свои обязанности». Руководство Секретной службы станет усиливать охрану первых лиц лишь в том случае, если появятся конкретные агентурные данные, что им угрожает опасность. Однако многие опытные агенты Секретной службы отмечают, что принимать во внимание лишь данные разведки очень опасно, что и доказали события 11 сентября.
Надо честно признать, пишет U.S. News and World Report, что о происходящем внутри Секретной службы общественность ничего бы не узнала, если бы обеспокоенные агенты лично не обратились к журналистам, опасаясь, что им будет все сложнее и сложнее выполнять свои функции по охране первых лиц государства. Сложности в работе Секретной службы связаны не только с новыми методами работы, но и с кадровой проблемой. Хотя финансирование ведомства значительно увеличилось (его бюджет в 2003 году составит 1,05 млрд. долларов), оно явно испытывает нехватку опытных специалистов. По данным «Вашингтон пост», за последние два года число служащих подразделения Секретной службы - Uniform Division, в чьи функции входит охрана правительственных зданий и посольств в Вашингтоне, сократилось на 16,9 процента. 148 опытных специалистов перешли на службу в новое ведомство – Transportation Security Administration. Летом нынешнего года недосчитались опытнейших кадров отделения Секретной службы в таких городах, как Цинциннати, Оклахома-Сити, Орландо, Сент-Луис, Атланта, Миннеаполис, Канзас-Сити.
Почему они уходят? Причин несколько. Во-первых, говорят агенты, наша зарплата, сравнительно с объемом выполняемой работы, слишком низкая. Действительно, в среднем сверхурочные составляют ежемесячно 81 час. Командировок – не счесть. При этом внутри ведомства, говорят агенты и офицеры, царят кумовство, двойные стандарты. Продвижение по службе и более привлекательные назначения, возмущаются они, связаны не с деловыми качествами, не с опытом работы, а со связями с руководством в Вашингтоне. Особенно недовольны своим положением служащие Uniformed Division: если теденция сохранится, то уже в ближайшее время еще несколько сотен человек из этого подразделения подадут рапорт об отставке. Уже сегодня, чтобы прикрыть возникшие бреши, руководство Секретной службы вынуждено направлять на охрану вашингтонских объектов офицеров, занятых подготовкой кадетов – своей будущей смены.
Кадровый дефицит, признают опытные работники, приводит к снижению требований к кадетам, все меньше обращается внимания на темные пятна их биографии. В прошлом лиц, употреблявших наркотики, на пушечный выстрел не подпускали к Секретной службе. Сегодня же все изменилось. Если новобранец не курил марихуану последние 3 года или «честно» признался, что делал это не более 10 раз за всю жизнь, в кадеты ему путь открыт.
Говоря о безопасности Белого дома, нельзя пройти мимо и такого, на мой взгляд, просто возмутительного факта. Многие члены Конгресса очень недовольны, когда их просят предъявить удостоверение личности при входе в Белый дом. Мол, меня можно и в лицо знать! «Когда я вежливо попросил одного законодателя предъявить документы,- рассказал один из офицеров журналистам, - он перешел на крик, и его пришлось пропустить». А ведь были уже инциденты, связанные с фальшивыми документами, обладатели которых пытались проникнуть к высшим лицам государства. Очень плохо, что имена законодателей, считающих для себя нормальным игнорировать элементарные требования безопасности, не были оглашены публично.
Президент Буш принял решение перевести Секретную службу из ведения Министерства финансов в ведение организованного после событий 11 сентября Департамента внутренней безопасности. Белый дом считает, что эта мера приведет к улучшению ее работы. Однако у многих возникают опасения, не ослабит ли это перемещение действия Секретной службы на другом направлении – расследовании финансовых и киберпреступлений. Как бы эта реорганизация не привела к еще большей дезорганизации этого ведомства.