“Ты пришла в шоколадной шаплетке...”

История далекая и близкая
№32 (694)

Вера Семенова, исполнительница поэзии серебряного века и салонных романсов... Одна из самых  оригинальных  артистических личностей Третьей волны - эмиграции из России 70-80-х годов. Эту фотографию я сделала в 1979 году на ее первом концерте.
До этого Вера, приехавшая из Москвы, пела в маленьких компаниях. Наталья Шарымова услышала такой «домашний» вечер Семеновой и устроила ей настоящий публичный концерт в лофте у Татьяны Ретивов, американки с русскими корнями.
Вера, немного томная, с глазами «в пол-лица», сказала вступительное слово: она будет петь романсы на стихи гениального русского поэта (так и сказала – гениального) Игоря Северянина, которые сама положила на музыку.
И запела нежным голосом, аккомпанируя себе на гитаре, глядя поверх наших голов: «Ты пришла в шоколадной шаплетке, подняла золотую вуаль...», «Сегодня я плакал, хотелось сирени...»,  «Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная...».
Ко всей ирреальности нашего быта в те годы Вера прибавила ирреальность своего репертуара: за окнами Нью-Йорк, река Гудзон... на стульях сидят скромно одетые выходцы из России... да и сама певица еще не придумала себе того изысканного туалета под «ретро», в котором выступала впоследствии... Какая «шаплетка»? Где катит эта «сребродонная коляска»? На столе стоит огромная бутыль дешевого калифорнийского вина. Какие «ананасы в шампанском»?
Вера исполняла  не только «поэзы» Северянина, но и салонные романсы Анастасии Вяльцевой: «Зачем любить, зачем страдать? Не лучше ли веселью предаваться?»
Семенова и на самом деле «вышла» из той эпохи, она была внучатой племянницей другой знаменитой исполнительницы салонных романсов и петербургской опереточной дивы, Н.И. Тамара, в ее роду были цыгане.
Но все это узналось потом. Тогда многие из нас, слушателей первого концерта Семеновой, ничего о Семеновой не знали, но полюбили ее сразу и навсегда.
К сожалению, через несколько лет Семеновой наскучило исполнение стихов и романсов, и она уехала в Лос-Анджелес. На что надеялась Вера? Что с ней стало? Не знаю. Но в тот вечер в доме на берегу Гудзона она казалась нам райской птицей, залетевшей из прошлого века.
Текст и фото
Нины Аловерт