ОБОРВАННАЯ ПЕСНЯ

Культура
№32 (694)

За долгие годы журналистской работы мне довольно часто приходилось встречаться со многими известными, знаковыми людьми. Такова особенность корреспондентской деятельности. Но по прошествии определенного времени, после опубликования очередного интервью порою оказывалось, что я был первым представителем средств массовой информации, “открывшим” для прессы то или иное имя. Так случилось, к примеру, с Владимиром Конкиным, с которым я познакомил любителей кино задолго до его появления на экране в роли Павки Корчагина в сериале “Как закалялась сталь”, а тем более в образе Шарапова из культовой эпопеи “Место встречи изменить нельзя”. Об этом я подробно рассказал на страницах “Секрета” в очерке “Случайный” Конкин”.
Оказался я и первым украинским журналистом, совершенно случайно взявшим интервью у Армена Джигарханяна. Тогда он, еще недавний студент-второкурсник, был молодым начинающим артистом Ереванского театра русской драмы им. К.Станиславского. Произошло это в шестидесятых годах прошлого века во время гастролей творческого коллектива на Украине.
Однако был случай, когда я оказывался и последним из тех, кто брал интервью у известного человека буквально накануне его трагической гибели. Так произошло с популярным украинским композитором Владимиром Ивасюком.
Я снова вспомнил об этой памятной встрече теперь, когда узнал, что в Киеве после тридцатилетнего перерыва возобновлено следствие по поводу загадочной смерти автора прославленной “Червоной руты” и множества других песенных шлягеров.
18 мая 1979 года. В Брюховическом лесу, что под Львовом, совершенно случайно было обнаружено повешенным тело Владимира Ивасюка. За несколько дней до этого он ушел из дому после телефонного звонка и больше не возвратился. Ему было всего тридцать лет.
А буквально накануне его исчезновения мне довелось брать интервью у любимца украинской молодежи, автора популярнейших мелодий. К этому времени В.Ивасюк находился на пике своей славы. Его песни звучали по всей стране - с концертных эстрад, в передачах радио и телевидения. Они занимали первые места на песенных конкурсах. Его “Водограй” в исполнении Софии Ротару становится победителем престижного фестиваля в польском городе Сопоте. А до этого, еще на первом Всесоюзном фестивале “Песня-71”, побеждает “Червона рута”. В заключительном концерте ее исполняет сам автор вместе с известными в то время певцами Назарием Яремчуком и Василием Зинкевичем в сопровождении оркестра Юрия Силантьева.
По сей день в свой репертуар С. Ротару и другие популярные певцы обязательно включают песни В.Ивасюка, и они пользуются неизменным успехом.
Кстати, этому молодому композитору принадлежат и инструментальные произведения, в том числе “Сюита - вариация для камерного оркестра”, “Баллада про Виктора Хару”. Написал он музыку и к ряду спектаклей, в частности, к “Мезозойской истории” и другим постановкам различных театров Украины. И все-таки Владимир Ивасюк по праву считается основоположником украинской эстрадной музыки. Не случайно ему присуждена Государственная премия им Т.Шевченко. Правда, это произошло спустя пятнадцать лет после его гибели. К слову, подписал Указ о посмертном награждении композитора первый президент Украины Л.Кравчук, который в период расцвета творчества В.Ивасюка являлся заведующим отделом пропаганды ЦК Компартии Украины.
В тот день, когда мне довелось беседовать с Владимиром Ивасюком, он был бодр, весел, полон творческих планов и задумок.
23 апреля 1979 г. в помещении Хмельницкой филармонии проходил заключительный концерт первого республиканского конкурса артистов эстрады. Владимир Ивасюк был в составе жюри этого творческого соревнования. И хотя в числе судей были и другие известные люди, но в перерывах особенно много зрителей, прежде всего молодежи, окружали автора “Червоной руты”.
После заключительного концерта победителей конкурса мне с трудом удалось пробиться к популярному композитору. Хотя он торопился домой, но беседа наша все-таки состоялась.
Хорошо помню этот вечер. После концерта люди долго не расходились, и в такой обстановке беседовать было невозможно. Чтобы нам не мешали, администратор филармонии И.Финкель предоставил свой кабинет.
Я попросил Владимира поделиться своими впечатлениями о конкурсе.
- Их масса, и все очень благоприятные, - с восторгом говорил он. - У ребят и вкус хороший, и высокая музыкальная подготовка. А сам конкурс - это ведь тоже событие.
Он назвал несколько особенно понравившихся ему имен молодых певцов и сказал, что будет следить за их творчеством.
- А исполнять свои новые песни им доверите? - спросил я.
- Думаю, что да, - убежденно ответил он. - Ведь и сейчас они поют мои мелодии. И поют довольно неплохо. Да и вы сами их слышали.
По традиции я спросил у композитора о его творческих планах, и он сказал, что их у него масса. Тем более что есть несколько интересных предложений от поэтов и инструментальных ансамблей. Да и театральные режиссеры не обходят своим вниманием.
- Можете поверить - скучать не придется, - заверил Владимир с улыбкой.
Мы простились, и он отправился на вокзал, чтобы уехать к себе, во Львов.
Наша беседа была короткой, но дала вполне достаточно материала для полноценного интервью, которое я тут же передал в Москву и Киев.
А несколько дней спустя нам стало известно, что буквально на следующее утро после нашей беседы, 24 апреля, Владимир Ивасюк исчез. Затем появилось сообщение о его... самоубийстве.
Это было настолько дико и нелепо, что никто в такую версию не поверил. Не поверил в нее и я. Не мог человек, который еще накануне вечером всем своим видом и поведением источал неиссякаемый оптимизм, поутру добровольно уйти из жизни. У него было огромное стремление к творчеству, множество задумок и планов, его так радовало будущее эстрадной музыки, и вдруг - самоубийство.
Значительно позже появились новые версии случившегося. В одной из них сообщалось, что неизвестные люди утром вызвали Владимира из дому телефонным звонком, увлекли его в лес, зверски пытали и, наконец, инсценировали самоубийство.
Но самое печальное состоит в том, что и сегодня, спустя тридцать лет после этого трагического происшествия, оно остается загадочным. Возможно, вновь созданная комиссия по расследованию внесет ясность в событие, которое в свое время всколыхнуло всю республику.
Одно лишь могу сказать, что Владимир Ивасюк, который накануне вечером дал мне интервью, уехал домой бодрым, в приподнятом настроении и с радужными планами на будущее. Об этом, в случае необходимости, я могу свидетельствовать перед любой комиссией с чистой совестью.
А пока храню память об этой встрече с прекрасным молодым композитором. И очень сожалею, что мое интервью с Владимиром Ивасюком оказалось последним в его короткой, но яркой жизни.
Самуил ШУМАХЕР