ankara escort

Королевский город

Досуг
№33 (695)

Между городами Санта Фе и Альбукерке почти на двухкилометровой высоте находится уникальный геологический памятник Kasha-Katuwe Tent Rocks (“Палаточные скалы”), очередной природный шедевр: застывшие в камне, словно гигантские волны, слои вулканических пород, сформировавшиеся, возможно, не за миллионы лет, а внезапно, в процессе одного извержения вулкана.
Правда, затем понадобились тысячелетия, чтобы эрозия сотворила из извергнутых чревом Земли пород глубокие каньоны и вздымающиеся с их дна фантастические скульптурно-архитектурные формации, похожие на башни древнего замка под коническими крышами или на остро заточенные карандаши неведомого великана, вертикально воткнувшего их в подошвуы скал. Эти формации состоят из мягкого вулканического туфа и пемзы и потому легко “обрабатываются” водой и ветрами. Вода, ветер, эрозия... – все это лишь инструменты, резцы неустанно творящей Природы, настолько изобретательной и совершенной, что нет ее фантазии ни конца, ни предела.
Доступ к Kasha-Katuwe Tent Rocks, объявленному Биллом Клинтоном Национальным памятником Биллом Клинтоном в 2001 г и территориально принадлежащему индейскому племени Cochiti Пуэбло, разрешается старшинами племени лишь в дневное время. Причем обозревать это чудо можно не только сверху или сбоку, с противоположного берега глубокого каньона, но и снизу – с самого дна. Индеец-гид ведет группу по узким глухим коридорам в   поразительной красоты и пластичности каменное царство каньона. Памятник этот -  лишь малая часть Национального заповедника (National Landscape Conservation System) BLM.
На южных склонах горной системы Сангре-де-Кристо берет начало река Пекос, стремительная, порожистая, с водопадами и завихрениями. Добравшись до “Земли пуэбло”, Пекос успокаивается и на территории Национального исторического парка, названного в ее честь, катит по дну ущелья свои воды уже неспешно, почти лениво. 
“Земля пуэбло” – исконные места обитания коренных жителей континента, едва ли не основная особенность штата. В Нью-Мексико, наверное, как нигде в стране, до сих пор сильны местные традиции – причем не только индейских племен, но и таинственного народа с условным названием пуэбло, неизвестно откуда появившегося примерно 2 тысячи лет назад, построившего удивительные скальные и глинобитные города и в XIII в так же необъяснимо исчезнувшего. В горах, между городами Санта Фе и Альбукерке, сохранилось множество их поселений. В частности – Пуэбло-Акома, “город неба”, многоярусный пещерный комплекс, встроенный в массив плато Пахарито. Там же находится Национальный заповедник петроглифов, где было обнаружено около 15 тысяч наскальных изображений – рисунков и символов, оставленных все теми же таинственными пуэбло и “скальными людьми” – сliff dwellings.
Между Сангре-де-Кристо, плато Таос и долиной Рио-Гранде находится всемирно известный горнолыжный курорт Таос. А у его подножья, на берегу быстрой речки Рио-Пуэбло, органично вписан в окружающую среду комплекс многоярусных домов – древнее поселение Таос-пуэбло, самое крупное из сохранившихся до наших дней. Саманные стены, иные из которых, в метр толщиной, не смогли разрушить ни солнце, ни дожди, ни ветры, ни холода, ни время.
Древнее поселение, входящее в состав огромной индейской резервации, было объявлено всемирным наследием ЮНЕСКО и считается одним из самых примечательных исторических памятников всего Западного полушария. Тесно стоящие друг к другу дома, разделенные на две части речкой Рио-Пуэбло, как правило, не имеют дверей. Попасть в них можно лишь по приставной лестнице – через крышу. (В случае опасности лестницы втягивались внутрь.)
Интересен Таос-Пуэбло еще и тем, что, в отличие от давно заброшенных поселений древних людей, в его глинобитных многоярусных домах, построенных почти тысячу лет назад, до сих пор живут люди – современные индейцы. Их немного, всего полторы сотни тесно спаянных членов общины. Они ведут замкнутый, скрытый образ жизни, но, как ни странно, соглашаются принимать туристов и даже приглашают их внутрь. Современные таосы научились спать на кроватях, сидеть на стульях и есть за столом. Но в их жилищах запрещено использование электричества, водопровода и канализационных труб.
Индейцы, настолько перенявшие традиции пуэбло, что считают себя их прямыми потомками,  не обособлены в Нью-Мексико в своих резервациях. Они общаются и взаимодействуют с остальными жителями штата. А кое-где и живут с ними бок о бок. И, наверное, самым объединяющим “старых” и “новых” американцев средством ныне является туризм, одинаково выгодный и тем, и другим. Так что Нью-Мексико, необычайно разнообразный в плане этнических групп и их культур, считается самым туристическим штатом в стране.
Особо крупных скоплений пришлой цивилизации здесь не найти. В самом большом городе, Альбукерке, живет около 500 тысяч человек. А в столице штата Santa Fe – всего 70 тысяч. Но именно она, на мой взгляд, заслуживает особого внимания.
Этот уникальнейший город не имеет ничего общего ни с одним современным городом США – в нем нет небоскребов, даунтауна, нет даже просто обычных каменных, кирпичных или деревянных домов. (Могу представить себе удивленные лица: а что же тогда есть? Где живут люди?) Санта Фе – самый традиционный, глубоко американский город, если за отправную точку брать не послеколумбовых переселенцев, а коренное население, причем не индейцев, а тех, что жили до них. Именно к пуэбло протянулись корни нынешней столицы Нью-Мексико.
Мне заранее придется извиниться за слишком частое повторение слова “самый”, но в данном случае без него просто не обойтись. Воздетая горным плато над долиной реки Рио-Гранде-дель-Норте, защищенная горами Сангре-де-Кристо, Санта Фе – самая высокогорная среди столиц штатов. Один из самых колоритных, самых красивых, самых уютных и самых старых городов Америки. Он в буквальном смысле слов утопает в зелени: крыши его домов ниже пышных крон деревьев.
Город, получивший этакое “коротенькое” испанское название: La Villa Real de la Santa Fe de San Francisco de Asis (“Королевский город Святой Веры Святого Франциска Ассизского”), был основан испанскими миссионерами ровно 400 лет назад – за 10 лет до того, как первые переселенцы высадились на Плимут-Рок.
Испанские конкистадоры в поисках мифической страны Эльдорадо, Семи Городов Сиболы, дошли до земель нынешнего Нью-Мексико, где и наткнулись на загадочные глинобитные города пуэбло. И, так и не отыскав вожделенного золотого города, решили осесть в здешних местах. Оказалось, что пустовали не все примитивно-диковинные сооружения, в некоторых жили индейцы. Некоторые испанские переселенцы заняли эти дома, а индейцев выгнали. Хотя тем, кто соглашался на них работать, было разрешено остаться.
Индейцы построили под руководством монахов-францисканцев Капеллу Святого Михаила (1610г.), которая стала самой первой, а следовательно самой старой христианской церковью на американской земле.Построили ее разумеется, в стиле пуэбло, с использованием хорошо знакомой им древней техники, а заодно и продемонстрировав чужакам весь строительный процесс.
“Саман (что буквально означает солома) – необожжённый кирпич-сырец, приготовленный из глины с добавлением резаной соломы”, – значится в Википедии, что не вполне соответствует действительности. В  отличие от распространенного мнения, саман – это не кирпич-сырец, высушенный на солнце, из которого складываются стены домов, а совсем другая техника и другой состав глины – смесь из земли, глины, песка, соломы и воды.Полученная масса выкладывается вручную, пока она мягкая и пластичная. Практически дом лепится, как скульптура, без применения какой-либо техники, и потом уже высыхает на солнце, удивительнейшим образом сохраняя свою форму на века, а то и на тысячелетия. Это очень древний, проверенный временем метод, в не меньшей степени известный и в другом полушарии.
Я не случайно уделила этому строительному материалу и технике возведения строений из него столько внимания. Столица 47-го штата США, современнейшего государства в мире, вся выстроена по образу и подобию древних поселений пуэбло, что само по себе поразительно. Ну, может, чуточку добавлено испанских градостроительных нюансов, в частности – в Базилике Собора Святого Франциска Ассизского XIX века, с маленькой часовней Капилья-де-Нуэстра-Секора и статуей Рейна-де-Ла-Пас перед ней, опять-таки самой старой статуей Мадонны в Северной Америке (1625г.).
Глинобитные дома со смягченными округлыми углами, с живой, словно дышащей поверхностью стен и торчащими из них массивными потолочными балками, полны какого-то особого, первобытно-сказочного очарования. В том же стиле выполнены церкви, общественные и государственные здания, первоклассные отели в центре города и музеи.
Рядом с Капеллой Святого Михаила - низкая сырцовая хибарка (четыре стены, два разновысоких дверных проема - и никакой фантазии), признанная самым старым жилым домом США. Другая достопримечательность и украшение города - монастырь Гуаделупе, построенный в форме индейского символа солнца “Зиа”.
Культура  и  быт  жителей  Санта Фе - это причудливый коктейль из традиций американских индейцев, испанцев, мексиканцев и англо-саксов в архитектурном “бокале” древних пуэбло. Улочки здесь кривые, узкие и путанные - ни намека на какую-либо систему или общую планировку. Один американский сатирик сказал, что их, должно быть, прокладывал пьяный человек, сидя на строптивом осле задом наперед. Машины ездят медленно, на лицах горожан умиротворенность, покой и просветление.
Санта Фе называют столицей искусств. Его жители очень гордятся своей колонией потомственных художников и скульпторов. Многие приезжают из других штатов и даже стран, чтобы пожить в творческой атмосфере среди себе подобных. А в свободное от работы время пьют, поют, танцуют и гуляют, добавляя жизнерадостный богемный колорит старому провинциальному городу. Сюда регулярно наведываются миллионеры-коллекционеры в поисках горячих (в буквальном и переносном смыслах) шедевров. В пяти милях от Санта Фе, в деревне Tesuque находится знаменитейшая среди скульпторов, ценителей искусства и коллекционеров литейная мастерская или фабрика, где отливают из бронзы сделанные тут же художественные произведения. А рядом - Сад скульптур и художественные галереи. Весь этот район называется Shidoni Foundry and Galleries. Shidoni на языке индейцев навахо означает дружеское “приветствие”.
Сад скульптур расположился на трех гектарах бывшего яблоневого сада. В нем никогда не иссякает поток посетителей. Тут можно не только полюбоваться работами скульпторов из всех уголков Америки, выполненными в самых различных жанрах и технике, но и пообщаться с самими авторами. А также понаблюдать за процессом бронзового литья, за тем, как увековечивается в бронзе вылепленное скульптором произведение.
Благодаря Shidoni Foundry and Galleries маленький городок Санта Фе считается третьей крупнейшей художественной зоной США (после таких колоссов, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес). В дополнение к сотне художественных галерей целых две сотни музеев! (Это на 70 тысяч жителей.) Только в Международном музее национального искусства представлены образцы творчества ста различных стран. Ну и, разумеется, город-ретро не мог обойтись без Музея индейской культуры и искусства. В нем собрано более 50 000 экспонатов народных промыслов пуэбло, навахо и апачей.
Помимо музеев и галерей, в Санта Фе есть прекрасный оперный театр, свой симфонический оркестр, театр с собственным репертуаром и множество любительских музыкальных и драматических коллективов. Так что горожане живут насыщенной духовно-богемной жизнью и с удовольствием принимают толпы гостей, приезжающих поглазеть на их удивительный город и не менее удивительное житье-бытье.