Технологические итоги войны

В мире
№33 (956)

Во-первых, с момента ввода войск в сектор стали сбываться предсказания одного из известных израильских публицистов Нахума Барнеа: находясь в Газе, Израиль теряет свое технологическое преимущество, которое демонстрировал благодаря “Железному куполу” до ввода войск.
Первые же часы этой операции подтвердили правоту журналиста. Использование бронетранспортеров M-113 американского производства 1960 года выпуска, применявшихся еще в Войну Судного дня, заставили весьма многих усомниться в справедливости слов “Израиль - нация хай-тека”. А дальнейшее развитие событий показало: ликвидацию туннелей силами солдат боевых частей трудно назвать эффективной. Но и после завершения наземной операции террористы ХАМАСа продолжили ракетные обстрелы Израиля. Соответственно, нельзя говорить о том, что полностью уничтожены склады оружия - в первую очередь, ракеты и установки для их запуска. Жители южных районов страны утверждают, что палестинцы продолжают копать туннели с выходом в мошавы и кибуцы. Соответственно, вновь возник вопрос: неужели нельзя уничтожать туннели более современными способами, не используя живую силу? Оказывается, можно. Не прошло и нескольких дней после вывода войск из сектора, как “вдруг” выяснилось, что высокотехнологичные системы борьбы с подземными сооружениями созданы и можно приступать к их испытаниям в действии.
О том, что в Израиле еще два десятилетия назад велись исследования по использованию лазерного луча для уничтожения минометных снарядов и поиска туннелей, мало кто знает. Специалист одной из ведущих компаний, работающих в области безопасности, Леонид М. делится с нами этой информацией.
- Ходят разговоры, что развитие программ по уничтожению туннелей с помощью современных технологий - вещь якобы очень дорогая, стоимостью до 6 миллиардов шекелей. Но ведь во столько же обошлась и сама операция, не считая невосполнимых потерь - гибели 64 солдат...
- Сегодня называются другие, значительно более скромные суммы, необходимые для доработки существующих проектов по обнаружению вражеских туннелей с помощью новых технологий. Постоянные заявления о чудовищных суммах были привычными отговорками для того чтобы “заморозить” разработку жизненно необходимых для безопасности Израиля программ. То же самое, кстати, происходило и с системой “Железный купол”. Что касается лазерных разработок, здесь вполне можно уложиться в полтора миллиарда шекелей.
Это тоже, конечно, немало, но подъемно для государства. Проблема в том, что не всегда берут верх соображения о необходимости развивать новые идеи. Кое-кому казалось, что для успокоения своих граждан и устрашения врага можно по-прежнему посылать пехоту. Проверено, мол, и дешево. Результаты известны.
Точно так же еще в 90-е годы появились разработки методов уничтожения минометных снарядов с помощью лазерного луча. Сегодня понятно, что именно этим разработкам надо было дать ход, но от них отказались, признав их экологически вредными. А ведь в нынешней войне Израиль потерял многих бойцов именно от разрывов снарядов. Что касается туннелей, их действительно обнаружить трудно, но способы имеются и здесь, просто эти способы нужно развивать.

Есть такие технологии!
Практические разработки по поиску и уничтожению вражеских туннелей существовали задолго до операции “Несокрушимый утес”. Об этом рассказывает президент Холонского института технологий профессор Эдуард Якубов.
- Можно ли считать палестинский патент на строительство туннелей уникальным в военной истории?
- Тоннели - отнюдь не новая идея, они использовались еще во времена Римской империи. Из истории Второй мировой войны мы помним, какую роль сыграли в борьбе с фашистами одесские катакомбы. Но палестинцы, безусловно, воспользовались ситуацией и довели строительство туннелей до невероятных масштабов. Впрочем, с экономической точки зрения это вполне объяснимо. Если в Газе безработица составляет 40%, то найдется сколько угодно желающих рыть тоннели хотя бы за 30 шекелей в день. Понятно, сколько туннелей может прорыть большая палестинская семья, если и взрослые, и дети мобилизованы на земляные работы.
- Еще на фоне прекращения огня Израиль приступил к испытаниям сразу двух систем обнаружения туннелей, и это свидетельствует о том, что разработки существовали и прежде, требовался только толчок, чтобы дать им ход...
- Не будем открывать военные тайны, но можно предположить, что одна из возможных систем - это тепловизоры. В наших краях солнца хватает. Земля отражает тепло, и специальные приборы улавливают потоки тепла, посылаемые с определенных участков земли. Если в земле есть пустоты, эти потоки будут выглядеть по-другому. Из искусственной пустоты поток вообще не будет идти. Тепловизоры могут определять пустоты на расстоянии, даже с беспилотников.
Другой способ - локация, выпуск звукового сигнала. По тому, как отражается сигнал, можно определить форму и длину туннеля. Есть и другие варианты. Современные технологии позволяют улавливать тончайшие колебания, даже практически бесшумные передвижения кошки при работающем тракторе!
- Но неужели до сих пор Израиль не сталкивался с необходимостью обнаруживать туннели террористов?
- Конечно, и идеи выдвигались, и ситуации возникали. Один из памятных всем случаев - похищение Гилада Шалита. В какой-то момент возникло предположение, что его прячут в туннеле, и тогда появилось предложение использовать акустические сенсоры, способные определить и пустоты, и наличие людей под землей. Могу сказать, что в разработках участвовала тогдашняя сотрудница нашего института Инна Козлова. Насколько мне известно, прибор поставили, но... забыли включить. А потом, видимо, решили, что есть и другие методы. Теперь вот вновь вспоминают.
- Значит, создать карту подземных туннелей современные технологии уже позволяют. Но ведь недостаточно обнаружить подземные лабиринты, необходимо их еще и уничтожить, причем не заходя на вражескую территорию...
- Тем не менее, и здесь существуют разработки, которые могут быть доведены до практического решения. Эти разработки специалисты уже обсуждают, и, понятно, сейчас отношение к ним совершенно другое. Всем понятно, что совершенно не обязательно взрывать туннели с помощью бомбы, как это было, в частности, и во время нынешней операции. Существует вариант специального робота, который тянет за собой фитиль, пропитанный горючим веществом, и в определенный момент поджигает весь туннель. Есть вариант, когда в туннель заливается жидкая взрывчатка, и от взаимодействия с кислородом она взрывается. Все это не научная фантастика, а просчитанные модели. С технологической точки зрения, уничтожение туннелей без использования солдат возможно. Другое дело, что туннели - проблема многосторонняя, и необходимо рассматривать различные ее аспекты. В частности, и сейсмический.
- Вы имеете в виду особое поведение изрытой туннелями почвы при землетрясении?
- Совершенно верно. Если, согласно последним данным, туннельная сеть в Газе обладает исключительной густотой, то палестинцы, получается, как муравьи, изрешетили землю, и даже небольшое землетрясение может обрушить данный участок земли. Это грозит реальной катастрофой, причем можно допустить, что обвинят, как всегда, нас...
- Нынешняя операция заставила задуматься о том, что старые, традиционные способы ведения войны - в частности, отправка пехоты - устарели. Вы с этим согласны?
- В полной мере. Я считаю, что сейчас проблемы противостояния - это прежде всего война в киберпространстве. Уже даже не нужно использовать спутники - все схвачено Интернета. Выведение из строя нефтяных систем государства, спонсирующего террор, отключение определенных звеньев электростанций, обнаружение секретной информации, в том числе, и личного свойства, которая может быть использована в целях оказания политического давления, - все это бескровные методы воздействия, работающие значительно эффективнее. Таков современный мир.
- Насколько ученые - выходцы из бывшего СССР могут быть задействованы в решении подобных проблем?
- В израильских университетах и колледжах успешно работают десятки специалистов из бывшего СССР. Конечно, их опыт и знания могут пригодиться при решении насущных задач безопасности Израиля.
О том, что необходимо поддерживать русскоязычных ученых, продвигать их разработки, я недавно беседовал с министром абсорбции Софой Ландвер. Она полностью со мной согласилась.

Виктория Мартынова

“Новости недели”