Кто позаботится о старой женщине?

Литературная гостиная
№33 (956)

Детектив Джефри Эткинсон первым обратил внимание на неуклюжего и небрежно одетого мужчину, нелепо мявшего бейсболку в крепких руках и явно не осмелившегося к кому-нибудь обратиться.
- Чего вам, приятель? - спросил детектив, посмотрев на него.
Посетитель сделал два робких шага вперед и замер возле стола.
- Не знаю, стоит ли у вас отнимать время по такому поводу, сэр, - начал он, - возможно, это всего лишь нелепые подозрения. Мало ли что придет на ум безграмотному человеку, с трудом окончившему шесть классов школы...
- Продолжайте, - предложил Эткинсон, - но, прежде всего, представьтесь, пожалуйста!
- Питер Раффи, - наклонил голову мужчина. - Дело в том, что я вот уже почти четыре месяца подстригаю газоны возле дома Мейсеров... Там не так давно произошла настоящая трагедия, и сейчас у меня возникли нехорошие мысли...
- Если возникают мысли - гоните их прочь, - посоветовал детектив. - До добра они вас не доведут. Я знаю Мейсеров - это очень богатые и влиятельные люди. Три с половиной месяца назад утонул Эндрю, сын Эвелины Мейсер. Мы как раз занимались этой историей.
- Я знал Эндрю, он был заядлым рыбаком, - подтвердил Раффи. - Но речь идет не о нем, а о миссис Мейсер. За последние недели ее состояние здорово изменилось...
- Еще бы! - кивнул детектив. - Потерять такого сына. Но тогда она выглядела бодрой старушкой, тем более у нее прекрасная невестка и опытный управляющий. И, полагаю, она, как и раньше, умело распоряжается своим огромным состоянием.
- А вот и нет, - горестно вздохнул посетитель. - Я - человек посторонний, лично мне все равно, но миссис Мейсер, госпожа Эвелина, стала терять вещи, не там оставлять машину во время парковки, путать числа в календаре... К тому же у нее по вечерам возникают странные головокружения, она сама мне жаловалась.
- Ей стоит обратиться к врачу, - сказал Эткинсон. - Я не вижу в вашей истории никакого криминала.
- Она была у врача, и тот не нашел у нее ничего из ряда вон выходящего, просто заметил, что старая леди стала намного суетливее и рассеяннее.
- Старческое, - встал детектив, заканчивая краткую аудиенцию. - Всего вам доброго! Хорошо, когда есть люди, неравнодушные к проблемам окружающих.
...- Что за тип? - поинтересовался детектив Макдауэл, подойдя к столу.
- Один из “добровольных помощников”, сующих нос не в свои дела. Ему не дают покоя чужие деньги, вот и ищет что-то вокруг да около...
* * *
Эвелина Мейсер сидела на террасе и пила чай из фарфоровой чашечки, когда Питер Раффи появился в ее дворе, катя перед собой газонокосилку.
- Здравствуйте, мэм! - окликнул он хозяйку. - В каком вы ныне здравии?
- Хотелось бы получше, Пит, - ответила та. - У меня снова с утра кружилась голова. А потом я почти два часа искала свою сумочку, но ее нашла Мэри, когда пришла мне на помощь. Представляешь, она лежала на рояле.
- Надо тренировать память, миссис Мейсер, - заметил садовник. - Вот у меня в Бристоле живет тетя, дама, скажем откровенно, весьма преклонного возраста. И чтобы не растерять свои знания, она ежедневно решает кроссворды. Это положительно влияет не только на ее ум, но и поднимает настроение.
- Может, ты и прав, - кивнула старушка. - Попрошу Томаса купить мне журнал с кроссвордами.
- Ваш управляющий всегда чем-то занят, - заметил Раффи. - Давайте я сам куплю.
На террасе появилась женщина средних лет и с неодобрением посмотрела на садовника.
- Вы приходите сюда не для светских разговоров, Питер, а для работы, - строго произнесла она. - Если мама захочет, она сама найдет себе достойного собеседника или собеседницу. Не удивляюсь, что после разговоров с кем попало, у нее начинает болеть голова.
- Простите, мэм, - развел руками Раффи. - Я только хотел как лучше.
- Займитесь своим делом, и это будет лучше всего, - бросила женщина и вернулась в дом.
- Ваша невестка чувствует себя тут настоящей хозяйкой, - шепотом доложил садовник. - Я бы не позволял ей так командовать собой!
- После трагической гибели Эндрю Мэри все взяла на себя, включая и управление нашими финансовыми делами. Конечно, основной владелицей фонда являюсь я, но Мэри с Томасом все решают по собственному усмотрению - конечно, в моих интересах. Они так пекутся обо мне...
- Заботливые, - вздохнул Раффи. - Хорошо, миссис Мейсер, я вернусь к работе, и если шум моей машинки будет действовать вам на нервы, то я приду через два или три часа. Как скажете.
- Нет, Пит, - беззаботно махнула она рукой. - Он мне не мешает, хоть какое-то разнообразие.

* * *
Двухметровый детина наткнулся на Питера Раффи, когда тот возился около самодельной пристани.
- А, Томас! - улыбнулся садовник. - Я собираюсь порыбачить, хотел попросить у вас лодку.
- Мы не станция по обслуживанию и аренде плавсредств, - заметил тот. - Если хотите заняться рыбной ловлей, купите себе лодку - сейчас они стоят сравнительно недорого.
- Непременно последую вашему совету, - поклонился Раффи.
- И еще, - обернулся к нему управляющий. - Поменьше крутитесь возле особняка Мейсеров. Доработаете эту неделю - и мы вас рассчитаем. Нам не нужны слишком любопытные служащие.
- Но это отличная работа, и я с трудом нашел ее, - взмолился садовник. - Сами знаете, я тут человек новый, снимаю поблизости комнату и берусь за все, что попадается под руку: ухаживаю за деревьями, стригу газоны, выгуливаю собак... Если вы заметили в моей работе какие-то ошибки или огрехи, скажите - и я мигом исправлю их.
- Нет, ничего особенного. Просто Мэри не понравилось, что вы много разговариваете с миссис Мейрес, и даже смеете давать ей какие-то советы.
- Исключительно по доброте душевной, благими помыслами...
- Ладно, - кивнул Томас. - Продолжайте работу. По мне вы - безобидный малый. Только не лезьте больше к старой хозяйке со своими поучениями. Это лишнее.
- Да я вообще буду приходить к вам в то время, когда миссис Эвелина спит, - заверил садовник. - Я не хочу потерять такой отличный заработок.

* * *
Джефри Эткинсон вышел из участка и направился к своему автомобилю, когда обнаружил, что на противоположной стороне улицы стоит мужчина, внимательно наблюдая за каждым его движением.
- Это вы?! - крикнул детектив.
- Да, я сэр. Питер Раффи, к вашим услугам, - ответил тот.
- Что у вас еще? - Эткинсон жестом подозвал его к себе.
- Видите ли, сэр, - сказал мужчина, подойдя вплотную. - Боюсь, что мои подозрения не столь уж и беспочвенны.
- Какие подозрения? - не понял детектив. - В прошлый раз вы говорили что-то о старой Мейсер, о ее проблемах.
- Да, но начались они со смертью сына леди, Эндрю. Он, как вам известно, утонул во время рыбалки. Я не был хорошо знаком с покойным, только шапочно. Но как-то мы рыбачили вместе, и мистер Мейсер хвалился своей шапочкой: она всегда приносила ему удачу во время ловли.
- И что?
- Вчера я зашел в мастерскую, где он держал свою лодку, и там, в шкафчике, дверца которого слегка приоткрылась, лежала шапочка Эндрю. Думаю, он бы обязательно взял ее, отправившись на рыбную ловлю.
- Ох, еще один Шерлок Холмс на мою голову, - вздохнул Эткинсон. - Мы расследовали это дело: человек утонул во время рыбалки. Около берега, там, внизу, справа, бетонный надолб. Очевидно, лодка перевернулась, Эндрю стукнулся затылком о стенку и утонул. В его легких обнаружили воду, как и полагается. Все чисто, господин Раффи.
- Но шапочка, - виновато улыбнулся садовник. - И при этом, в тех местах никто не ловит возле берега, известно, что там нет рыбы. А Эндрю был заядлым рыбаком. И если приплюсовать сюда внезапное ухудшение состояния миссис Мейсер...
- Я понял, к чему вы клоните, - недовольно поморщился детектив. - Хорошо, мы еще раз вернемся к этому делу.
- Я всего лишь хочу справедливости, не более, - пояснил Раффи.

* * *
Эткинсон нашел в компьютере нужные ему материалы и лениво просматривал их.
- Чем занимаешься? - спросил детектив Макдауэл. - Нас в четыре часа ждет к себе лейтенант.
- Смотрю одно закрытое дело, - ответил Джефри. - Речь в нем шла об одном весьма богатом утопленнике. Слышал о клане Мейсеров?
- Читать приходилось, - кивнул коллега. - Солидное состояние.
- Более чем. И вот при довольно обычных обстоятельствах погибает единственный наследник...
- Наследники на такие деньги всегда найдутся, - заметил Макдауэл. - Я помню это дело: он рыбачил, потерял равновесие, стоя в лодке, упал, ударился о бетонную стену, потерял сознание и утонул. Там поработали наши эксперты - ничего подозрительного.
- В том-то и дело, - усмехнулся Эткинсон. - Подозрительно уже то, что нет ничего подозрительного.
- Не морочь себе голову, не парься! - посоветовал коллега.
- Не буду.

* * *
Лейтенант не любил произносить речи, и нельзя было сказать, сколько труда ему стоило составить полтора десятка выстроенных по одной теме фраз вместе, чтобы они удобоваримо звучали.
- Меня снова теребят из здания с часами, - начал он. - Окружение нашего мэра настаивает на том, что мы плохо работаем с налогоплательщиками. Мало обращаем внимания на их жалобы, не прислушиваемся к заявлениям, пропускаем мимо ушей все, что нас должно волновать и трогать. Я пытался объяснить, что у нас много работы на местности, и катастрофически не хватает сотрудников для борьбы с бандитами и наркотиками, но они начисто проигнорировали мои слова. Поэтому всем вам надо обратить пристальное внимание на общую картину. Отныне выслушиваем и принимаем жалобы у всех, кто бы к нам не обратился, даже если речь пойдет о забравшемся на высокое дерево котенке...

* * *
Питер Раффи возник в полицейском участке с загадочным выражением лица и сразу бросился к столу Эткинсона.
- Спросите, что лежит у меня в сумке, - попросил он детектива, продемонстрировав большой коричневый саквояж.
- И что там у вас? - зевнув, поинтересовался Джефри.
- А вот... - Посетитель щелкнул замком, и на стол в полиэтиленовом пакете легла массивная мраморная пепельница.
- Ну и? - глядя на предмет, вопросил детектив.
- Эта штука валялась на дне большого мусорного бака, находящегося за особняком Мейсеров, - отрапортовал Раффи. - Ее должны были вывезти давным-давно, но она прочно улеглась на дне и когда по моей просьбе служба муниципалитета стала менять баки - уж очень мерзко воняло от старых, - она вывалилась на траву. Вот я ее и подобрал, так как видел в доме у Эндрю: тот любил смахивать в нее пепел. Теперь скажите: кому понадобилось выбрасывать отнюдь не дешевую вещь на свалку? А вдруг это важная улика?!
Раффи тяжело вздохнул и вытер со лба проступивший от напряжения пот.
- Да не волнуйтесь, - протянул ему стакан с водой Джефри. - Выпейте. Отдохните. Если вы так настаиваете... Тут нас уверяют, что следует сразу откликаться на заявления простых горожан. И, знаете, это правильная политика.
Он с трудом выпроводил посетителя, оставив себе “улику”.
- Кто это был? - поинтересовался Макдауэл. - Снова по Мейсерам?
- Наш добровольный помощник, которому не терпится раскрутить это дело, - заметил Эткинсон, глядя на пустой стакан. - В любом случае, придется тормошить экспертов.
- Все бы были такими, - усмехнулся детектив, - у нас бы работы было намного меньше.

* * *
Эткинсон и Макдауэл перебрались через высокий забор особняков Мейсеров и незаметно подкрались к дому.
- Ты - слева, я - справа, - сказал Джефри, вынимая револьвер.
Он вошел через стеклянную дверь гостиной с улицы в тот самый момент, когда Мэри, невестка Эвелины, что-то старательно размешивала в ее чае.
- Ни с места, - заявил Эткинсон.
Женщина обернулась и замерла. Но в ее глазах детектив увидел надежду.
- Могу поклясться, - осторожно произнес он, - что у меня за спиной стоит ваш приятель. В таком случае, я ему не завидую, потому что у него за спиной находится мой напарник. Томас, поднимите руки, а ты, Макдауэл, приставь к его затылку ствол, чтобы не дрыгался. Вот теперь все стало на свои места.
Спустя минуту парочка, закованная в наручники, сидела на диване напротив детективов.
- Какая у вас добавка? - поинтересовался Эткинсон. - Быстродействующий яд? Его вы приготовили для старой Эвелины?
- Не говорите глупостей! - нахмурилась женщина. - Это всего лишь безобидное экстази. Мы не собирались никого убивать. Следовало довести старуху до такого состояния, в котором она вынуждена была бы передать правление фонда в руки Томаса. Только и всего.
- Ловлю вас на слове, миссис, - заметил Макдауэл. - Вы сказали: мы не собирались никого убивать. Значит, все-таки, кого-то убили?
Мэри опустила голову.
- Все произошло совершенно случайно, в порядке самообороны, - торопливо проговорил управляющий. - Мы совсем не хотели...
- Я встречалась с Томасом в том время, когда старуха спала, а Эндрю уходил на свою проклятую рыбалку, - перебила его женщина. - Но внезапно он неожиданно вернулся и застал нас целующимися... Выхватил из ящика стола пистолет и направил его на Томаса... Мне ничего не оставалось, как схватить тяжелую пепельницу и ударить ею Эндрю по голове. Только когда он упал, и кровь начала сочиться из раны, мы поняли что наделали...
- А, поняв, решили утопить своего благоверного, - дополнил Эткинсон. - И бросили его в воду еще живым - вот почему в его легкие попала вода.
- Мэри, хватит, - вдруг спохватился Томас. - Они ничего не докажут. Нам срочно нужен адвокат. Мы требуем адвоката!
- Это ваше право, - развел руками детектив. - Однако у нас имеется выброшенная вами мраморная пепельница, и эксперты уже доказали, что именно она стала орудием убийства. К тому же за вами еще один пункт обвинения - вы пытались свести с ума миссис Эвелину Мейсер. Доказательства налицо. К вашему несчастью, у вас оказался слишком любопытный слуга, привыкший внимательно относиться к окружающим. Он собрал все недостающие улики. Имея их и напрашивающийся мотив... Не думаю, что обсуждение приговора займет много времени у присяжных.
- Постойте! - попросила Мэри. - Дело в том, что мы не хотели трогать старуху. У нас и в мыслях ничего не было. Мы ведь и Эндрю убили совершенно случайно... Но некто стал свидетелем этого инцидента, и мы оказались в его руках.
- Да, - припомнил Томас, - когда Эндрю вернулся в тот злополучный день, первой его фразой стала: “А он был прав!” Значит, кто-то уведомил хозяина о нашей встрече.
- Потом стали раздаваться телефонные звонки, и нам диктовали, что делать с телом, и как вести себя с миссис Мейсер, - тяжело вздохнула Мэри. - Нас просто шантажировали, угрожая разоблачением.
- И как теперь вы сумеете это доказать? - поинтересовался Макдауэл.
- Некоторые из его телефонных наставлений мы записали на диктофон, - сказал Томас.
- Люблю квалифицированных преступников, - заметил Эткинсон. - Все-то у них есть.
На сей раз Эткинсон прошел в особняк Мейсеров с парадного входа, сопровождаемый дюжим привратником.
На террасе сидела миссис Эвелина, а Питер Раффи разливал в чашечки ароматный чай.
- Кто-то же должен заботиться о старой женщине? - поймав вопросительный взгляд детектива, сказал он.
- Не прикасайтесь к чашке, - попросил хозяйку Джефри. - Мне не нравятся повторы!
- Но Пит ко мне очень хорошо относится, - растерялась та. - Он так заботлив и внимателен. Именно Питер помог мне нанять Джона, который привел вас сюда.
- С ним сейчас беседует мой напарник, - объяснил Эткинсон. - А ваш слуга (считаю, что он стал вашим слугой совсем не случайно), куда лучше относится к произведениям искусства, которыми украшены стены вашего дома. Потому, я полагаю, на дне вашей чашки, миссис Мейсер, остатки сильного снотворного. Не так ли, мистер Мэтью Вэлконд?
Тот обескуражено опустил чайник на стол.
- Как вы меня вычислили?!
- Конечно, у нас до сей поры не было даже фотопортрета мошенника столь высокого класса, как вы, Мэтью. Но однажды вам довелось неосмотрительно оставить следы своих пальцев, которые тут же попали в общую базу данных. У меня есть плохая привычка - я всегда отдаю на проверку отпечатки, снятые со всех стаканов в участке - мало ли что...
- Я слишком часто попадался вам на глаза, - вздохнул Вэлконд. - Моя роковая ошибка.
- Просто я терпеть не могу, когда мне мешают работать разные балбесы, - заметил Эткинсон.

Ян Зарецкий

“Секрет”


Комментарии (Всего: 1)

Очень интересное повествование, спасибо. Перечитала дважды

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *