Диктатор Муссолини

История далекая и близкая
№40 (336)

Вторая четверть только что ушедшего в историю ХХ века во многих европейских странах прошла под знаком зарождения и укрепления диктаторских режимов. Формально это были диктатуры классов, партий, хунт. Но по существу абсолютными властными полномочиями обладали конкретные личности, способные до поры до времени творить историю по собственному разумению или капризу. Салазар в Португалии, Муссолини в Италии, Сталин в России, Гитлер в Германии, Хорти в Венгрии - один чуть раньше, другие чуть позже силой, демагогией, дворцовыми интригами расчищали себе путь во всемогущие лидеры. В отличие от прежних времен, этот довольно короткий период европейской истории обошелся без царей, королей, императоров. Лидеры новой формации, как правило, происходили из нижних слоев общества, к титулам не стремились, называли себя вождями, и это, в общем-то, нравилось простонародью.
Диктаторские режимы Европы и сами диктаторы давно испустили дух. И сегодня многие из тех, кто претерпел от них неимоверные страдания, предпочли бы предать ненавистные имена полному забвению. Но прошлое, тем более не столь давнее, так просто не уходит в небытие, оно переплетается с настоящим, пускает ростки в будущее.
Мир и в наши дни не свободен от личностной диктатуры. Да, нынешние самовластные лидеры не так агрессивны, как их европейские предшественники, предпочитают открыто не похваляться своим могуществом, иногда сохраняют внешние признаки либерализма, стараются вписать свои страны в орбиту остального мира. Но это все равно несменяемые вожди, хотя вполне легитимно именуются президентами, председателями, премьерами. Власть, как известно, развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. И при определенном стечении обстоятельств маски могут быть сброшены, лица диктаторов обретут присущие им черты.
Именно такие обстоятельства, благоприятные для появления диктатуры, стали складываться в Европе под конец XIX и в начале ХХ веков. Великолепный анализ того периода содержится в недавно изданной книге английского историка Джаспера Ридли «Муссолини». Накал социальных и политических страстей нарастал, терроризм словно с цепи сорвался. Всего за шесть лет, начиная с 1894 года, террористами были убиты президент Франции Сади Карно, испанский премьер-министр Антонио де Кастильо, императрица Елизавета Австрийская, король Италии Умберто I. Все более ожесточенные формы принимала борьба малых народов за национальное самоопределение, беднейших слоев пролетариата и крестьянства - за свои права и материальное благополучие, бунтарей интеллигентской среды - против засилья буржуазной и обывательской культуры.
Первая мировая война большинства европейских проблем не решила, а большевистский переворот в России только усугубил ситуацию, обострив конфликты между трудом и капиталом. Европейские коммунисты не без активной помощи спецорганов Москвы завоевывали в обществе все более прочные позиции. В Италии, Германии, Испании воцарился хаос, верный признак неминуемых революционных сдвигов. Рабочие то и дело бастовали, массовые демонстрации и пикеты вносили в будничную жизнь сумятицу, неуверенность, а то и отчаяние. Как считает Д.Ридли, ко всему этому следует добавить ущемленное самолюбие европейской политической и деловой элиты. На протяжении веков Западная Европа была центром мира, средоточием силы и богатства. Теперь с завоеванных позиций ее оттесняли Соединенные Штаты Америки и Советский Союз.
Нет, не на пустом месте нарождалась диктатура. Население устало от политических передряг и бесконечных экономических кризисов, оно жаждало порядка, пусть даже очень строгого. А людей честолюбивых, с лидерскими задатками везде хватало во все времена, нужны были только условия, чтобы лидеры публично себя обозначили. За этим дело не стало.
Нельзя сказать, что вновь появившиеся лидеры, будущие диктаторы, были людьми одного замеса. Напротив, они были очень разными и по характеру, и по мировоззрению, и по методам политической борьбы. Начинали по-разному, однако логика укрепления личной власти в конце концов сделала их мало отличными друг от друга. Итальянские фашисты, германские нацисты, испанские фалангисты, советские коммунисты - все приобретали звериное обличье.
Известный психолог и философ Карл Густав Юнг делил появившихся вождей на два типа. Одни воплощали в себе физическую силу, к таким он относил Муссолини и Сталина. Гитлера же оценивал как фигуру мистическую, как шамана, время от времени впадающего в транс. По европейским стандартам, Бенито Муссолини, конечно, превосходил всех. Сын простого деревенского кузнеца, не получивший солидного образования, он тем не менее свободно говорил и писал на четырех языках, знал труды древнегреческих и римских философов, всегда с интересом знакомился с сочинениями современных ему мыслителей, цитировал их наизусть. Трудовую карьеру начал как провинциальный школьный учитель, но очень скоро увлекся социалистическими идеями, стал выступать на митингах и писать статьи в газетах. Журналист он был блистательный, тексты писал молниеносно, предпочитал четкие и звонкие, подчас парадоксальные формулировки. Неудивительно, что владельцы разных изданий наперебой приглашали его в главные редакторы. Как почти все будущие диктаторы, не раз оказывался за решеткой. Сажали его за выступления против монархии и подстрекательство толпы к неповиновению.
Постепенно Муссолини отошел от марксистской идеологии, она уступила место патриотизму. В ранней молодости он избегал призыва в армию, но когда Италия вступила в войну с Германией и ненавистной Австро-Венгрией, добровольно явился на призывной пункт. Служил рядовым, дослужился аж до сержантских нашивок, хотя ему предлагали место редактора фронтовой газеты. Храбро сражался, был дважды ранен, во второй раз очень тяжело. Патриотизм и фронтовое братство, беспредельное восхищение могуществом и величием Древнего Рима - вот что сформировало в молодом и волевом политике идеи, позже названные фашизмом. Объединившиеся вокруг него группы сотоварищей, надев на себя рубашки черного цвета, совершили знаменитый поход на Рим, чтобы разогнать слабое, беспомощное правительство, прекратить череду забастовок и заставить предпринимателей пойти на значительные уступки требованиям рабочих. Народные массы торжествовали - в стране восстанавливался порядок.
Социалист Муссолини люто ненавидел короля, религию и папскую власть. Дуче оставил короля на троне, позднее заключил соглашение с Ватиканом, жестко расправился с коммунистами, но других оппозиционеров не тронул. Терпимо относился к тому, что его иногда критиковали в газетах - правда, случалось это все реже. Разгрому не подверглись даже профессиональные союзы.
Малограмотный маньяк Гитлер и восточный деспот Сталин шли к абсолютной власти по-иному. Гитлер разработал свою программу и стал фюрером задолго до того, как возглавил страну. Сталин пробивался наверх путем хитроумных интриг. И оба они безжалостно уничтожали сподвижников при малейшем подозрении в нелояльности. Муссолини решился на подобное лишь в самом конце правления и тогда не пощадил даже своего зятя графа Чиано.
Гитлер и Сталин никогда не вызывали симпатий у лидеров западного мира. Их всегда опасались, и если вступали с ними в контакт, то лишь по крайней необходимости. Напротив, Муссолини доверяли, он не раз удостаивался горячих похвал Ллойд Джорджа, Чемберлена, Рузвельта. С ним считались, Италия из второразрядной страны встала вровень с Англией и Францией. Дуче легко простили и помощь генералу Франко в разгроме испанских республиканцев, и демонстративный выход из Лиги Наций, и захват Абиссинии. Униженно просили его посреднических услуг для сдерживания агрессивных устремлений германского нацизма.
Большинство итальянцев было вполне довольно жизнью в корпоративном государстве, созданном Муссолини. И не потому, что пропаганда задурила им голову. Уровень благосостояния по сравнению с прежними временами действительно повысился, конфликты между трудом и капиталом заметно смягчились, шире стал доступ к образованию, детям предоставлялась возможность один месяц в году отдыхать у моря или в горах за государственный счет. К тому же дуче был прост в обращении, никогда не орал на подчиненных, как истеричный фюрер. В лагерях для так называемых «интернированных» заключенных не истязали и не заставляли работать, как это было принято в гитлеровских и сталинских лагерях. И поезда в стране стали ходить по расписанию.
Весьма охочий до любовных связей на стороне, Муссолини тем не менее уделял массу времени семье. В быту отличался скромностью. Долго не соглашался покинуть тесную квартирку в центре Рима и переехать на предоставленную ему шикарную виллу. Вино пил очень редко, питался, главным образом, фруктами и крохотными порциями спагетти, запивая еду молоком. Эта адская смесь в конце концов вызвала язву желудка, от которой он так и не оправился.
Но по мере того, как крепла его личная власть, нарождались и росли типические диктаторские черты: жестокость, неразборчивость в средствах достижения цели, коварство. В Абиссинии итальянцы по приказу дуче применили горчичный газ, а когда там было совершено покушение на генерала Грациани, итальянцы в ответ убили более тысячи эфиопов и сожгли около тысячи домов, резня продолжалась три дня и две ночи. В 1937 году Муссолини от имени короля ввел расовые законы. Людям белой расы категорически, под страхом тюремного заключения, воспрещалось наниматься на работу к чернокожим, белые и черные должны были ездить в разных трамваях и посещать разные рестораны.
Все диктаторы без исключения рано или поздно брали на вооружение антисемитизм. Гитлер с юности питал к евреям животную ненависть, Сталин возненавидел их во время войны, а когда война кончилась, возвел тотальный антисемитизм в ранг государственной политики. Терпимое отношение к «сынам Израиля» у Муссолини тоже было не слишком долгим.
В начальный период его правления особых признаков антисемитизма в стране не наблюдалось. Тому было несколько причин. Во-первых, либеральные власти Италии начали борьбу с этим позорным явлением еще во второй половине XIX столетия и немало преуспели. Во-вторых, богатые евреи - промышленники и банкиры - охотно финансировали фашистскую партию и поддерживали ее лидера. И, наконец, в-третьих, сам дуче не был антисемитом, и в любовницах у него побывало немало красивых и умных евреек. Расовые законы никоим образом прав этой части итальянского населения не ущемили. А Муссолини однажды выступил в прессе со статьей, в которой яростно защищал российских евреев от обвинений в «природном большевизме».
Трудно сказать, по каким именно причинам ни одна диктатура не способна обойтись без антисемитского душка. Вполне вероятно, что из-за определенной религиозной замкнутости и какой-то особости евреев диктаторам больше по душе однообразие, обезличенные толпы. Муссолини тоже не обошелся. Вот что рассказывает об этом Джаспер Ридли.
Осенью 1942 года в Рим из Берлина приехал Гиммлер, глава СС. Он долго убеждал дуче выслать всех итальянских евреев (в большинстве своем сефардов) в Польшу. Там, мол, с ними будут обращаться гуманно, трудоспособных займут на строительстве дорог, немощных и старых поселят в специальные приюты. Муссолини согласился, хотя совершенно точно знал, что Гиммлер лжет - в концлагерях на территории Польши евреев попросту уничтожали. В послании, отправленном Гитлеру, дуче посчитал нужным подчеркнуть, что иудаизм - это «болезнь, которую надо лечить огнем и мечом». Вместе с тем приступать к депортации евреев итальянцы не торопились. Больше того, в своих зонах оккупации французской и греческой территорий они всячески препятствовали намерению местных чиновников выловить и выслать в Польшу лиц еврейской национальности.
Возмущенный этим фюрер направил в Рим Риббентропа. В ответ на упреки в медлительности Муссолини сказал, что отдал армии и полиции соответствующие приказы, и если их плохо выполняют, то исключительно по причине врожденной сентиментальности итальянских солдат и офицеров. Возможно, так оно и было.
24 июля 1943 года Высший фашистский совет сместил Бенито Муссолини с поста лидера партии. Диктатору прощается многое, только не поражение в войне. А войну, начатую в союзе с немцами, дуче явно проиграл и за это должен был нести ответственность. Далее, как известно, последовал каскад знаменательных событий. 26 июля Муссолини подвергли аресту. 8 августа маршал Бадольо, ставший премьер-министром Италии, втайне от немцев заключил с англо-американцами соглашение о перемирии. Одновременно он распорядился во что бы то ни стало спасти дуче, и Муссолини вывезли в заброшенную гостиницу высоко в горах.
Гитлер тут же двинул свои войска на Апеннинский полуостров с целью опередить союзников и оккупировать Италию. Опытному десантнику и диверсанту Скорцени было поручено найти и освободить Муссолини. Скорцени выполнил поручение с блеском, дуче вернулся к власти, объявив, что отныне страна будет называться Итальянской социалистической республикой. И тут уж душок антисемитизма не замедлил трансформироваться в реальные действия. Начались облавы на евреев. Итальянцы отнеслись к этому с осуждением, многих гонимых удалось спасти, кое-где население оказывало открытое сопротивление полицейским и солдатам, действовавшим под командованием немецких офицеров. И все равно больше 15 процентов всех евреев Италии, 7 тысяч человек, были вывезены и погибли в газовых камерах. Гораздо меньше, чем в других оккупированных нацистами и фашистами странах, но на большее просто времени не хватило - подоспели и выручили войска союзников.
О том, как бесславно закончил свою жизнь Бенито Муссолини, известно лишь в общих чертах. 27 апреля 1945 года дуче вместе с его любовницей Клареттой Петтачи был захвачен итальянскими партизанами. На следующий день их расстреляли. Кто именно совершил казнь, доподлинно не известно. По одной версии, стрелял командир коммунистического партизанского отряда полковник Валерио, по другим - британский секретный агент. Тела привезли в Милан и повесили за ноги на железном заборе возле Центрального вокзала. Затем Муссолини похоронили в семейном склепе в городке Предаппио. Диктатор получил по заслугам.
Как ни странно, книга Джаспера Ридли и через полвека после описанных им событий звучит достаточно актуально. В мире еще полным-полно диктаторских режимов, одни уходят, другие появляются. Далеко не каждый начинает с жестокой расправы с политическими оппонентами, с кровавых разборок. История Муссолини показывает, что и население в целом может быть довольно режимом, несущим порядок, твердые установления, определенное материальное благополучие. Надобность в «твердой руке» нарастает, когда в стране усиливается хаос, массы бедствуют, а правительство теряет бразды правления.
О диктаторских режимах Востока разговор особый. Но похожая ситуация сложилась, например, в некоторых республиках бывшего Советского Союза. Распад великой державы, вызванные этим растерянность и обнищание миллионов людей породили лидеров с явными диктаторскими замашками. Не так уж важно, насколько благими были или пока остаются их намерения, что хорошего и полезного они уже успели сделать для своих народов. Их несменяемость все равно чуть раньше или чуть позже приведет к зловещим результатам.
Такая опасность нависает сегодня не только над Белоруссией и среднеазиатскими республиками, но даже над Россией. Очевидное стремление российской политической и экономической элиты, а также солидной части населения сделать Владимира Путина «вечным президентом» может очень плохо кончиться. Свобода волеизъявления на выборах еще ничего не гарантирует. Истинная демократия свободными выборами не ограничивается, тем более что в их технологии всегда обнаруживаются огрехи, которыми легко пользуются в своих интересах сильные мира сего. Можно ведь на вполне законных основаниях продлить срок пребывания лидера у власти и таким образом, помимо своей, а иногда его собственной воли, превратить лидера в диктаторы. Можно сыграть на внешней опасности - враг у ворот, оставим демократию «на потом», да здравствует «твердая рука»! Оппозиция в этих случаях быстро мельчает, теряет силы, лишается опоры в массах и в конце концов начинает всего лишь имитировать сопротивление официальной власти.
Так случилось в Италии 20-х годов прошлого столетия. Рецидивы не исключены и в настоящее время. Только широчайшие демократические свободы, строжайшее соблюдение конституционных основ, обязательная сменяемость лидера, каким бы сильным, талантливым, просвещенным он ни был, способны предотвратить беду. Бывает, она подкрадывается незаметно, под очень соблазнительными предлогами и обещаниями, но потом ее приходится вырубать топором, да и то не всегда получается.


Комментарии (Всего: 1)

мнение того, кого как раз и уничтожал дуче!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *