На западном берегу

Досуг
№34 (696)

В середине XIX в. Орегон стал конечным пунктом, путеводной звездой для первых переселенцев с восточного побережья на западное. Здесь заканчивался пеший сухопутный маршрут длиной в 1950 миль, пройденный людьми и животными через весь континент и вошедший в историю Америки как “Орегонская тропа”. Она брала начало на земле Миссури, в форте Ванкувер, и кончалась в фортах Орегона Холл и Бойс. Переселенцы, убегавшие от многолетних наводнений на Востоке, шли именно в Орегон, уже известный как плодородный сельскохозяйственный район (пшеница в человеческий рост, 5-футовая репа). Полгода пути, усеянного по обочинам могильными крестами! За 1840-1845 годы по Орегонской тропе прошло более 11тысяч человек.
Ландшафты штата определяют вулканы. Их тут целых четыре – Mount Hood, Mount Mazama, Newberry и South Sister. Кратер потухшего тысячелетия назад вулкана Маунт-Мазам превратился в дивное кратерное озеро, гигантскую круглую чашу,10 км в диаметре и около 600 м глубиной, заполненную ярко-синим “небесным вином”. Небесным не только по цвету, но и по смыслу, поскольку Crater Lake целиком и полностью зависит от щедрости небес – в него не впадает и из него не вытекает ни одна речка.
Это самое глубокое озеро в Штатах, а среди озер, находящихся выше уровня моря, - самые глубоководное на планете. Снизу, с территории одноименного парка, о наличии воздетого к небу озера можно и не догадаться. Но, поднявшись пешком или на машине по вьющейся спиралью асфальтированной дороге, проложенной по достаточно пологому склону вулкана, можно заглянуть за края чаши. Тот, кто хоть однажды увидит это чудо собственными глазами, никогда его не забудет.
На орегонском побережье много интересных, необычных мест. Даже если совершить тур только вдоль океана – по суше или по воде, не углубляясь в материк, можно получить массу ярких впечатлений. Понаблюдать за мигрирующими китами, пообщаться с морскими львами, устроившими себе лежбище в огромной прибрежной пещере. На пути будут попадаться старые маяки и форты. Местами берег обрывается, изъеденными ветрами, обглоданными прибоем отвесными скалами – базальтовыми, гранитными, лавовыми, образующими причудливые и потрясающе красивые силуэты, заводи, лагуны. И целые морские пещеры, иные из которых пугают своей мистической таинственностью.
“Дьявольская Мясорубка” на Мысе Perpetua, отмеченная в качестве ориентира одинокой сосной на вершине, – узкая глубокая расщелина, уходящая в недра скалы. Разбивающиеся о скалу волны устремляются в каменный желоб, издавая резонирующий от сводов свистящий и вибрирующий гул. Свод другой прибрежной пещеры, сообщающейся через дно с океаном, когда-то обвалился, образовав почти идеально круглую дыру, получившую название “Пуншевая чаша Дьявола” (Devil’s Punchbowl). На дне плещется морская вода. Особенно зловеще она выглядит во время штормов. Оказавшись в каменной ловушке, волна начинает беспорядочно метаться по кругу и бурлить, разбиваясь в брызги.
А Индейский пляж в Экола Парке с величественно застывшим между сапфировым океаном и бирюзовым небом белым островом-скалой Тилламук, увенчанным таким же белым маяком – еще одна готовая натура для живописца и фотографа.
Скалы из прочных пород уступают место мягкому, легко крошащемуся, солнечно-желтому песчанику, образующему причудливые конфигурации. Вода и ветер миллионы лет перемалывают его в неустанно мигрирующие пески, вздымающиеся могучими холмами высотой до 150 м. Это крупнейшие дюны Западного побережья Северной Америки. Смельчаки скачут по дюнам на квадроциклах. В выходные дни здесь собираются тысячи внедорожников. Уродливо вздыбленный над оголенными широченными колесами кузов делает их похожими на приготовившихся к бою гигантских фантастических жуков. Надсадный рев моторов оглушает и заводит, вгоняя и участников гонок, и их болельщиков в экстаз.
На слиянии двух рек, Уилламетт и Колумбия, стоит город Портленд, самый быстрорастущий среди всех городов США и одно из красивейших мест скученного обитания homo sapiens на Земле – по мнению местных жителей. Историческая часть города, Old Town, являвшаяся в середине XIX века крупным торговым и транспортным узлом штата, расположилась к западу  от реки Уилламетт, вокруг мраморного вокзала Итальянте-Юнион-Стейшн. Теперь это место отдыха и развлечений – рестораны, кафе, театры, магазины, художественные галереи.
Символом города и его покровительницей портлендцы считают статую Богини Торговли – Портландию. Выполненная из кованой меди 12-метровая полуобнаженная дама, сидящая на постаменте в динамичной позе, с трезубцем в откинутой руке, считается второй по высоте в Штатах – после нью-йоркской статуи Свободы. (А что было бы, если, медная богиня надумала встать в полный рост?)
С восточного пригорода Портленда начинается очень красивое ущелье реки Колумбия, проложившей здесь свой завершающий путь к Тихому океану. Глубокий, почти километровый каньон река украсила 70 эффектными водопадами, самый мощный из которых, Мултома, имеет 190 м в высоту и является вторым по величине в стране после Ниагарского.
А на границе с Айдахо есть другое ущелье – самое глубокое на всем континенте, на 50 м глубже Гранд Каньона (1650 м). И название у этой головокружительной пропасти соответствующее – The Hell, то бишь ад. По его каменному дну змеей извивается речка Snake. Это любимое место для тех, кто предпочитает романтичный, но достаточно экстремальный вид спорта – сплав по бурным рекам на каяках и надувных плотах.
На склонах самой высокой горы штата, на спящем уже 200 лет вулкане Mount Hood раскинулся обширный горнолыжный курорт, широко известный во всей стране своим самым длинным зимним сезоном – 345 дней в году. Здесь, в отеле Timberline Lodge, Стэнли Кубрик снял в 1980 году свой знаменитый фильм ужасов “Сияние”, по одноименной повести Стивена Кинга, где Джек Николсон блестяще сыграл роль писателя Джека Торренса, постепенно сходившего с ума от мистики, творившейся в занесенном снегами и отрезанном на многие месяцы от внешнего мира отеле. И это далеко не единственный фильм, снятый в заснеженных горах Орегона.
Почти у границы со штатом Вашингтон, недалеко от Портленда, стоит совсем небольшой, музейного вида городок. Его история довольно любопытна. Немецкий бизнесмен Джон Джейкоб Астор, создавший в Нью-Йорке небольшое предприятие по скупке пушнины у индейцев северо-западного побережья Америки, через несколько лет стал практически монополистом на пушном рынке США. Его флот, отправлявший меха в Европу и Китай, насчитывал 12 судов. В 1810 году Астор по собственной инициативе основал на берегу Тихого океана, в устье реки Колумбия, пост. Получивший в его честь название Астория, он стал первым постоянным американским поселением на северо-западе континента.
Вскоре появилась здесь и канадская Северо-Западная компания, торгующая пушниной и стремившаяся закрепить на реке Колумбия британское присутствие. Компания основала в верховьях реки форт Кутини-хауз и объявила земли при слиянии рек Колумбия и Снейк британскими владениями. Однако спустившись к океану, экспедиция обнаружила там американский пост.
Астория в ту пору состояла из нескольких строений – дом для поселенцев, склады, магазин, кузница и столярная мастерская. Все это было обнесено частоколом, а в частоколе - две бойницы с грозно торчащими жерлами шестифутовых пушек. Астор готов был отстаивать завоеванные Америкой, как он считал, позиции с оружием в руках, но, к его удивлению, на Атлантическом берегу никто не воспринимал его тихоокеанский пост как часть США.
А потом началась англоамериканская война. Не получая поддержки от американс-кого правительства, Астор предпочел ретироваться, продав свой форт Северо-Западной компании. Уже после окончания войны американцы отобрали у британцев Асторию. А ее основатель, вернувшись в Нью-Йорк, занялся гостиничным бизнесом по всему миру и, умерев в 1848 году, оставил своим детям в наследство более $20 млн. Словарь Брокгауза и Эфрона характеризует Дж.Дж. Астора как “одного из богатейших и предприимчивейших людей всех времен и народов”. Созданный им городок существует по сей день. В нем проживает 11 тыс. человек. Кстати, Астория – единственный город США, пострадавший от артобстрела с японских кораблей в ходе Второй мировой войны.
Здесь, в Орегоне, на песчаном пляже Кэннон Бич, зародилась дружба между американскими и российскими художниками оригинального жанра, переросшая в стойкие творческие контакты и традиции. На Кэннон Бич каждое лето устраиваются конкурсы на лучшую скульптуру из песка. Искусство создания песчаных скульптур не случайно возникло именно в США. Протянувшиеся на сотни и сотни миль широкие пляжи сами словно приглашают заняться творчеством художников, воспроизводящих окружающий мир в трехмерном пространстве. С 1990 года Чемпионат мира по песчаной скульптуре начали проводить в местечке Харрисон Хот Спрингс, в Канаде.
Один из его участников, скульптор Барри Свайрс, живет и творит в Портленде. Подружившись с русскими создателями ледовых и снежных фигур, он начал агитировать их попробовать свои силы в песчаной скульптуре, а затем и организовать в России соответствующий фестиваль. Пригласив одного из ледовых скульпторов, Виктора Чернышова, в Портленд в гости, Барри включил его в американскую творческую группу, принимавшую участие в фестивале песчаных скульптур на Кэннон Бич.
В том же году Чернышов получил приглашение, в качестве индивидуального участника, от канадских коллег на Чемпионат мира в Харрисон Хот Спрингс. Затем еще и еще раз. К нему присоединилась дюжина российских скульпторов, вместе с ним осваивающих новый для себя вид творчества.
Первый Международный конкурс скульптур из песка в России состоялся в 1996 году в Крылатском. Барри Свайрс демонстрировал на нем мастер-класс, обучая российских скульпторов навыкам создания песчаных скульптур. Новый летний вид творчества начал быстро распространяться по городам России. Отныне фестивали песчаной скульптуры, с легкой руки орегонца, организуются в Москве, Санкт-Петербурге, Анапе, Сургуте, Петрозаводске и т.д.
В Орегоне, как, наверное, в любом штате, есть свои зоопарки, аквариум, парки развлечений для детей и т.д. Но того новшества, что придумали владельцы орегонского сафари Wildlife, наверняка нет ни в одном другом месте. В трудные времена финансового кризиса они нашли остроумный, зрелищный, а главное – весьма доходный способ зарабатывания денег питомцам на пропитание.
На территории парка открылась уникальная автомойка, где любому желающему всего за $20 вымоют машину. Но не люди и не автоматы, а живые слоны, поливая ее водой из хоботов и старательно работая губками. Слоны обожают воду и выполняют свою работу с огромным удовольствием - к восторгу зрителей и клиентов, которые выстраиваются к слонам-автомойщикам в длинные очереди. Путешествующие туристы фотографируют, снимают на видео это забавное и умилительное зрелище, чтобы потом, вернувшись домой, показать его друзьям и близким. Не каждый ведь может похвастаться, что его машину мыли слоны!