Слишком горячие соседи

В мире
№35 (697)

На днях автор этих строк вышел прогуляться с детьми в рамат-ганский парк “Леуми”, где не так давно была открыта новая детская площадка. Самым интересным из всех установленных на этой площадке спортивных снарядов мне показался огромный круг, подвешенный на шарнирах и свободно вращающийся во всех направлениях, так, что во время катания на нем захватывает дух. Неудивительно, что к этому кругу выстроилась длинная очередь из ребятишек.
Неожиданно на площадке появились двое смуглых мальчишек, решивших, что они могут обойтись без стояния в очереди. “Э, нет, так дело не пойдет! Встаньте в очередь!” - сказал им немолодой мужчина, сидевший на скамейке рядом с тремя детьми, дожидавшимися своей очереди. Юные нахалы ретировались, но не прошло и минуты, как с криком: “Кто тут мешает моим детям играть?!” на площадке появился высокий молодой араб. Между ним и отцом троих детей завязалась нешуточная перепалка, явно грозящая перейти в драку. И тут, откуда ни возьмись, на площадке появилась целая толпа отдыхавших в парке арабов - мужчин и женщин. Одни из них наседали на пожилого еврея, другие оттаскивали их, чтобы не допустить драки, но выглядело это со стороны страшно.
Само это зрелище - арабы, в самом центре Израиля наседающие на еврея, окруженного перепуганными, плачущими детьми, - показалось мне какой-то чудовищной фантасмагорией. Увы, у меня есть собственный горький опыт общения с израильским правосудием, доказывающий, что в Израиле вмешательство в подобную ситуацию чревато самыми неприятными последствиями. Учитывая этот опыт, я хорошо понимал, на чьей стороне будут в этом случае полиция и суд. Просто позвонить в полицию и сообщить об инциденте я тоже не мог - у меня не было с собой сотового телефона...
В какой-то момент мужчина вырвался из круга арабов и вместе с продолжающими рыдать детьми быстро направился к выходу из парка. На новом аттракционе его дети в ту субботу так и не покатались, но зато, хочется надеяться, вернулись домой с отцом живыми и невредимыми.
Для Леонарда Карпа почти аналогичный инцидент на набережной Тель-Авива закончился несравнимо хуже: восемь арабов из Джальджулии забили его до смерти. Полиция, как всегда, вмешаться не успела.
Я думал, что после этого ужасного случая израильское общество найдет в себе силы и смелость верно расставить акценты и разобраться в сути произошедшего, так как без этого просто невозможно вести борьбу с описанным явлением. Но нет! Все израильские СМИ уже в воскресенье начали в один голос уверять публику, что национальная принадлежность убийц тут совершенно ни при чем; что речь идет не более чем о проблеме роста насилия среди молодежи, что подобное преступление вполне могли бы совершить и подвыпившие евреи. Скажем, известны случаи в Реховоте и Ришон ле-Ционе, когда молодые репатрианты из СНГ забивали насмерть случайных прохожих...
Не буду спорить, такие случаи действительно были. Однако если брать за основу криминальную статистику, нетрудно увидеть, что в последнее время число хулиганских выходок и нападений на евреев со стороны так называемых представителей нацменьшинств резко возросло. И никакого другого объяснения этому, кроме того, что они все чаще и чаще чувствуют себя хозяевами жизни и опьянены собственной безнаказанностью, лично у меня, увы, нет. Они знают, что израильская полиция боится свободно действовать в их кварталах и населенных пунктах - в квартале Аджами в Яффо, в квартале Джарауши в Рамле, в квартале Ракевет в Лоде, а также в Тайбе, Умм-эль-Фахме, Шфараме, Кафр-Кане, в той же Джальджулии... Они знают, что, в случае чего, на их защиту встанут правозащитные организации, а судьи вынесут им в итоге куда более мягкий приговор, чем вынесли бы за такое же преступление евреям, так как побоятся обвинений в расизме. Вон даже бывший председатель Верховного суда Аарон Барак недавно заявил, что все-таки, несмотря ни на что, израильские суды, по его мнению, относятся к арабам несколько предвзято.
Так стоит ли удивляться тому, как ведут себя эти самые представители нацменьшинств на тель-авивской набережной, в парках Рамат-Гана, Хайфы, Кармиэля, Акко?.. Стоит ли удивляться тому, что многие еврейские жители этих городов в последнее время боятся выходить на прогулку, так как самый обычный променад в Израиле становится небезопасным?! И вряд ли мы будем удивлены, если то, что произошло в минувшую пятницу в Тель-Авиве, очень скоро повторится в каком-либо другом городе страны.
Нам говорят, что на этот раз сам премьер-министр пристально следит за ходом расследования по делу об убийстве Леонарда Карпа, что полиция и министерство внутренней безопасности решили серьезно взяться за решение этой проблемы, что будет разработана новая программа по профилактике насилия. Но следует понять, что любая такая программа окажется бессильной, если мы не признаем, что у данной проблемы есть вполне отчетливый акцент. В стране существуют группы населения, представители которых склонны к преступлениям и антиобщественным действиям более других. Да, возможно, политически это не очень корректно, но если мы и дальше будем носить очки политической корректности, ситуация станет еще хуже, и нам все чаще и чаще придется уходить из того же парка “Леуми”, прижимая к себе плачущих, насмерть перепуганных детей.
Кстати, следствие по делу об убийстве Леонарда Карпа только началось, а израильская система правосудия уже продемонстрировала свою верность системе двойных стандартов: суд принял решение отпустить одну из проходящих по этому делу девушку, ту, которой 17 лет, под домашний арест. Поскольку именно в эти дни исполняется четыре года со дня изгнания евреев из Гуш-Катифа, многие израильтяне вспомнили, как накануне тех событий десятки 16-17-летних девушек были помещены в тюрьмы и провели там много месяцев только потому, что участвовали в демонстрациях протеста против реализации пресловутого плана Ариэля Шарона по одностороннему выходу из Газы. Выходит, эти девушки в глазах израильских судей представляют куда большую опасность для общества, чем их ровесница, в той или иной степени (в какой именно, следствию еще предстоит выяснить) принимавшая участие в убийстве.
И дело не в странности такого подхода. В конце концов, мы не первый раз сталкиваемся со странными, мягко говоря, решениями израильских судов. Дело в гибельности этого подхода для еврейского общества. Впрочем, речь идет о далеко не первом случае, когда “русские” подруги представителей нацменьшинств оказываются замешанными в совершенных ими преступлениях.
Истории девушек, находившихся в ту роковую пятницу в компании молодых людей из Джальджулии в общем-то похожи на тысячи других подобных историй. Они знакомятся с арабами, приехавшими погулять в их город. Те сначала очень красиво за ними ухаживают, а затем превращают в своих наложниц и подсаживают на наркотики. Отец 19-летней военнослужащей ЦАХАЛа, проходящей по делу об убийстве Леонарда Карпа, признался в беседе с журналистами, что пытался как-то повлиять на дочь, искал в этом содействия у полиции и различных организаций, но все было тщетно: девушка каждый вечер возвращалась домой, накачанная наркотиками и алкоголем, а на помощь этой семье никто не спешил.
Больше всего я опасаюсь того, что следствие по делу об убийстве Леонарда Карпа или суд над убийцами закончится оправдательным вердиктом. К сожалению, основания для таких опасений есть, и немалые.
Начнем с того, что наша полиция опять сработала из рук вон плохо. Собранные улики минимальны. Показания 17-летней девушки ее адвокат уже объявил не имеющими никакой силы, так как ей не дали сразу после ареста возможности встретиться с защитником. Все остальные фигуранты даже если и признаются в совершении этого преступления, потом могут заявить, что показания были выбиты из них силой. Непосредственных свидетелей убийства практически нет... Да и то, что вторую девушку, согласно сообщениям СМИ, могут сделать государственным свидетелем, боюсь, тоже особой пользы не принесет: запугивание свидетелей и их родственников - тоже недобрая традиция определенной части наших сограждан.
Все это может привести либо к тому, что прокуратура пойдет на сделку с защитой, либо к “казусу Шапшовича” (когда факт убийства налицо, арестованы все принимавшие участие в убийстве, но конкретную личность убийцы, по мнению суда, установить нельзя), либо даже, повторю, к полному оправданию всех фигурантов этого дела. Между тем, напомню, главный закон криминалистики гласит: главным средством профилактики преступности в любом обществе является не тяжесть, а неотвратимость наказания. Если же наказание за содеянное перестает быть неотвратимым, ни один из представителей такого общества не может знать, чем закончится для него обычная прогулка с детьми по городу.

Барух РОЗИН
“Новости недели”