Прибежище радости

Дела житейские
№35 (697)

Вот уж точно, как убеждали нас древние, не стоит верить собственному мнению, если оно бездоказательно. По совести говоря, мне казалась неразумной и непродуманной сама идея организации дневных центров для нездоровых пожилых людей, тех самых финансируемых и контролируемых Медикейдом центров, которые кто-то, хорошим чувством  юмора наделённый, назвал детскими садиками для взрослых.
До тех пор, пока старый друг и шахматный партнёр моего, увы, покойного мужа не затащил меня чуть ли не силой в такой «садик», чьё звучное имя повторяет старинное, где-то в веках недлинной американской истории берущее начало прозвище того в буйной зелени утопающего квинсовского района, где он расположился. Dry Harbor, Драй Харбор, Высохшая Гавань... Это словосочетание напоминает нам о том, что три, а то и четыре века назад в тогда лесистых этих местах был причал, куда подходили небольшие торговые корабли и баржи с древесиной. Потом речка русло своё изменила, и остался район этот в памяти людской всё же гаванью, хоть и высохшей. Но когда день за днём с нарастающим восторгом приходила я в чудесный этот центр , то подумала: как-то не соответствует его название удивительно тёплой, дружественной атмосфере, созданной объединёнными усилиями двух коллективов – персонала и пациентов, единым организмом ставших, что, кстати, явление совсем нечастое.
Но вот ведь какие причуды лингвистики: харбор (harbor or harbour) в английском языке – не только гавань, но и прибежище, а у многочисленных значений слова «драй (dry)» есть и такое: испытывающий жажду. И всё сразу стало на место: название, как говорится, в яблочко – прибежище для тех, кто жаждет. Жаждет общения, заботы, занятости, новых впечатлений. Всего того, что человеку по-настоящему нужно в любом возрасте, а уж в старости – особенно. И вовсе это, как говорят, не разобравшись, многие, не лишне. Впрочем, я тут же вспомнила строчку Михаила Светлова: «Я могу прожить без необходимого, но без лишнего не могу». Вот это ставшее для каждого остро необходимым «лишнее» находят люди в отметившем своё первое десятилетие Dry Harbor, их втором доме, прибежище радости, интересных, не дающих скучать событий,   душевного   покоя.  А  он  ведь - залог здоровья телесного. Тем более что консультируют здесь знающие врачи разных специальностей, в любой час на страже  квалифицированная и очень внимательная к своим пациентам медсестра высокого класса, массаж, тренажёры, занятия лечебной гимнастикой и аэробикой – всё это к услугам «садиковцев» и широко ими используется, даруя здоровье и бодрость.
В религии разных народов, в том числе и в иудаизме, любовь приравнивалась к космической силе. И это не только любовь мужчины и женщины, но и материнская, родственная любовь наших детей и внуков. И, разумеется (ох, как бы этого хотелось), ответная. Любовь друзей (а такими заботливыми и искренними друзьями стали работники Центра). А ещё желание и жизненная необходимость общения. Что может быть страшнее одиночества? Когда человек заперт в одиночную камеру своих дум, страхов, болей. Что же  такое «садик»? Панацея? Нет, конечно. Но хорошо организованный, с заботливо и грамотно подобранным персоналом (а главный критерий в Драй Харбор – профессионализм и доброе сердце), он становится действенным и очень нужным лекарством.
Как и в любом месте, где собираются пожилые люди, здесь женщин больше, чем мужчин: всё та же грустная проблема вдовства. Я ненавижу чёрное слово «вдова» с того часа, когда здесь, в Нью-Йорке, через год после приезда в Америку похоронила мужа. «Ваше величество одиночество женщины...» Ледяное одиночество. Кто-то пытается, иногда небезуспешно, начать жизнь сначала. Остальные, а их большинство, остаются наедине со своей памятью и тоской. И как же важно тут дружеское участие, забота, приправленная любовью и пониманием. Только для женщин? Конечно же, нет!  Мужчинам, а среди них немало тех, кто прошёл через горнило войны, да и таких, кто уже, на беду свою, потерял жену, мужчинам, чьё живое дело, чья работа остались позади, просто жизненно необходимо быть в деятельном спаянном коллективе, избавиться от скуки и депрессии, получить возможность заниматься тем, что увлекает, быть рядом с интересными людьми. Это заряд бодрости, хорошего настроения, а значит, здоровья. Своего рода допинг молодости.
Да, да! Именно допинг молодости, – соглашаются все мои собеседники, среди которых и врачи, и инженеры, и педагоги, и коллеги-журналисты.  Потому что здесь, в замечательном нашем садике с полнозвучным именем Драй Харбор живём мы полной жизнью. Здесь окружают нас люди, к которым испытываем мы искреннюю симпатию, с которыми сдружились, с которыми интересно побеседовать, поделиться наболевшим, получить дельный совет – причём не от друзей только: в центре профессиональная, изучившая все извивы американских законов и нацеленная на эффективную помощь социальная служба. Здесь всякий день угощают нас вкуснейшими завтраками и обедами, какие и дома-то не всегда попробуешь. Потому что объездили мы уже половину громадного Нью-Йорка, побывали в музеях, парках, на концертах. И потому что здесь, в просторном зале Центра и в уютном дворике на свежем воздухе, нас тоже ждут прекрасные концерты  приглашённых артистов и музыкантов ( бывали тут Михаил Гулько, Михаил Брусиловский, успели пообщаться с Борисом Сичкиным). Кипит и наша собственная музыкальная жизнь – хор, выступления, пение, танцы. Замечательно! И это неудивительно: музыкальные работники подобраны увлечённые и умеющие увлекать, в их числе даже заслуженный артист Украины. И это мнение не одного человека, так думает большинство. Оттого-то коллектив Центра на удивление стабилен.
Ничего ещё не сказано о духовной жизни собравшихся здесь пожилых людей. А она насыщена и многообразна: беседы, лекции, интереснейшие рассказы и воспоминания. И, конечно же, чрезвычайно важно, что в пятницу проходит тут богослужение. Хотя среди пациентов Центра не только евреи, все с трепетом, благоговением и неослабевающим вниманием вслушиваются в мудрые слова вещей Торы, когда раввин читает и разъясняет очередную её главу. Говорит он необычайно эмоционально и образно. Мне посчастливилось, службу в этот день проводил  знаменитый ребе Блох, тот самый, что вёл передачи на радио, а теперь издаёт журнал «Пятое измерение».
Каким же организационным талантом, какой мерой ответственности должен обладать человек, чтобы, ничего не упустив, без сбоев и неудач руководить таким многопрограммным и многосложным делом во всех  его аспектах – социальном, медицинском, культурологическом, хозяйственном, просто человеческом, наконец? Наверно, сложно такого найти? Но он найден. Это Мария Гург. Руководитель требовательный, инициативный, пользующийся всеобщим уважением. Человек на своём месте. И это тоже одна из причин такого высокого уровня Центра, позволяющего приравнять его по статусу к санаторию. Он безусловно один из лучших. И хоть «садиков» в нашем мегаполисе множество, я выбираю Драй Харбор. И это продуманное решение. Dry Harbor – прибежище радости.
Адрес: 61-35 Dry Harbor Road, Middle Village, NY 11379.