Биография моды: Ричард Аведон и его шедевры

Культура
№35 (697)

Вы не можете отделить моду от мира. Мода – это образ жизни.

Ричард Аведон

Точно так же, как нельзя отделить моду от жизни, невозможно разделить моду второй половины прошлого столетия и её отображение в творчестве великого фотохудожника Ричарда Аведона. Аведон – истинный американец. И дело не только в том, что он родился, учился и большую часть жизни прожил в Нью-Йорке. Он несёт в себе американский дух, глубокомыслие Ирвинга Шоу, понимание человеческой души и человеческих поступков, сдобренное грустным юмором О’Генри, мудрую насмешливость Марка Твена плюс блеск, специфику и скорость подачи газетной и журнальной иллюстрации. Он, ас газетного фоторепортажа, прославлен как мастер фотопортрета, сотворитель кумиров. Потому что многим из тех, чьи портреты он сделал, был открыт путь наверх – к всемирной известности.
У Аведона, профессионала высочайшего класса и подлинного психолога, аналитика и художника с собственным видением, множество фотографий американских, да и европейских политических деятелей, финансистов, журналистов, писателей, учёных, актёров – совокупный портрет эпохи, воспринятой им очень лично. Может быть, именно поэтому, когда в 90-х был издан мгновенно ставший бестселлером альбом его портретов, Аведон назвал его «Автобиографией». Хотя представлены там были отнюдь не семейные фото, а такие шедевры, как портреты Иосифа Бродского (глубже и проникновенней смогла показать Бродского только Нина Аловерт), Рудольфа Нуреева, Мэрилин Монро, Роберта Оппенгеймера, Владимира Горовица, потрясающие «Пчеловод», «Автозаправщик», женщина-скульптор... Его современники.
Наверно, не меньшее потрясение и восхищение вызвало бы собрание всех или хотя бы многих снимков Аведона, запечатлевших творения лучших модельеров и тех дивной красотой, изяществом и шармом наделённых женщин, которые эти изделия (нет, называть этим словом такие платья, костюмы, ансамбли было бы неверно), эти произведения искусства демонстрировали. И эта серия фотокартин, скорее, даже растянувшийся на полстолетия сериал, тоже был важной частью творчества и жизни мастера, главой его автобиографии. Но правильнее назвать всё, что сделал Аведон, биографией моды. Потому что, несмотря на то, что в рекламе и пропаганде моды задействованы были такие отличнейшие фотографы, как Берт Стерн, Крис ван Вангенхайм, Питер Линдберг, Гельмут Ньютон, Стивен Мейсел и многие другие талантливые мастера, гроссмейстером среди них был гениальный Аведон, наделённый небесами способностью видеть скрытое и открывать недоступное.
То, что он сделал для моды и в моде, возведя её вместе с лучшими дизайнерами одежды в ранг искусства, и позволило Международному центру фотографии свою поистине великолепную выставку назвать коротко и конкретно: «Аведоновская мода». Мода – сквозь призму особого видения Аведона.
Вот одна из первых его работ, принесших ему известность: Дориан Ли. Оценивая необычную для конца сороковых и сразу привлекшую всеобщее внимание фотокартину Аведона, один из корифеев фотоискусства Ирвинг Пенн сказал, что манекенщица будто беседует с камерой. Это и была особая манера Аведона, пронесённая им через всю жизнь. Именно он сумел проявить тот самый фотогеничный динамизм Дориан, который её прославил, и уже тогда кто-то из репортёров сказал о нём: «делатель знаменитостей», и выражение это к Аведону приклеилось – на десятилетия. Знаменитостей он сотворил – большое количество. И в мире моды тоже.
Собственно, начинал он как фоторепортёр модного журнала. Ему был 21 год, когда в 1944-м пришёл он в знаменитый Харперс Базар, показал свои первые снимки его легендарному редактору Алексею Бродовичу и тут же был зачислен в штат. Это уже потом, чуть ли не два десятилетия спустя, стал он сотрудничать и с такими прославленными журналами, как Вог, Нью-Йоркер, Джуниор Базар, Тайм, почитавшими за честь украшать свои страницы и обложки уникальными фотографиями Аведона. Уже на старте выработал он свою собственную концепцию декларации модного костюма, выведя натурщицу из студии на улицу, в кафе, в бар, в казино, в музейный зал... Показывая при этом не наряженный, пусть даже в превосходное платье, живой манекен, а прежде всего женщину – красивую, гибкую, запредельно эротичную, проявляя её личностные свойства, убеждая в её неповторимости. При этом не давая даже заподозрить, что перед зрителем реклама, а срежиссировав жанровую сценку, в которой легко прочитывается сюжет, реализовав своё богоданное пространственное мышление и создав иллюзию движения.
Вот знаменитейшая модель пятидесятых Сюзи Паркер летит на роликах по парижской Плас Конкорд. Какая пластика! Какой динамизм! И какое платье! Она же в кафе демонстрирует новомодный тюрбан, она с двумя добивающимися её внимания  смеющимися парнями на старой улочке. 
Другая звезда моды Кармен в суете Мулен Руж, плавающая в стихии скандала суперсексуальная Верушка в самых разных интерьерах и окружении, красавица Санни Гарнет рядом с крупье в казино... Ярчайшие звёзды экрана не чурались позировать перед камерой Аведона, демонстрируя костюмы известнейших кутюрье. Интересно понаблюдать за тесной компанией, собравшейся у стойки бара: Бастер Китон, Мэл Феррер, Анетт Стройберг... А в ресторане «Максим» неподражаемая Одри Хепбёрн с Артом Бухвальдом, Симон и Барбарой Муллен в одежде от Диора, Бальмена и Пату. И какой потрясающий коллаж, раскрывающий суть и сущность Одри Хепбёрн, сотворил Аведон! Гений!
Часто и охотно снимал мастер Довиму, которую называл своей музой. Ох как хороша! Редкостная красота сочеталась в ней с какой-то особой элегантностью, обаянием, безусловными артистическими способностями. И призывной сексуальностью. Модные, для женщин издававшиеся журналы с аведоновскими фото расхватывали мужчины. Довима продержалась на подиуме дольше всех. Но каждое последующее десятилетие приносило в жизнь и в моду новые требования, новое мироощущение, новые взгляды, новые вкусы, подчас исключающие едва ли не всё, что было прежде. А значит, и новые линии, силуэты и просто идеи и стиль костюма.
Всякий раз появлялись и новые модели, чьи лица, фигуры, манеры, походка, типажи соответствовали требованиям его величества Времени. Линда Еванджелиста, Наоми Кэмпбел, Стефани Сеймур, Кристи Тарлингтон, «щепочка» Твигги, Кэйт Мосс... Все они и многие другие – в снимках Аведона, которые год от года становятся всё эмоциональней и всё выразительней...
Но он не боится и некрасивости, обнажая внутренний мир. Достаточно сослаться на «Эгоистку» - представленный на выставке шедевр Аведона. И всё же по-настоящему поразил меня трагической силы портрет старухи. А это оказалась сама Коко Шанель. Ей тоже не удалось победить время...
Центр фотографии находится теперь на углу 43 улицы и 6 авеню в Манхэттене (поезда метро В, D, F, 7 до 42 улицы). По пятницам после 5 часов вход бесплатный.