Мечта для мошенника

Америка
№35 (958)

Ежегодные потери государства от переплаты по счетам страховками Medicare составляют около 60 миллиардов долларов в год. Это примерно 10%  бюджета страховки для пожилых. Не все эти переплаты связаны с мошенничеством, в некоторых случаях, возможно, произошла ошибка. Впрочем, разобраться с этим никто не в состоянии.
Объявленная Обамой война мошенникам, обходящаяся ежегодно в 600 миллионов долларов, позволила в прошлом году вернуть в казну 4,3 миллиарда долларов. В позапрошлом возврат был гораздо меньше. Ну, а где же остальные переплачееные средства? Остались в кармане мошенников и, скорее всего, вернуть их так и не удастся в силу нехватки сотрудников и возможности постоянных проверок. Ежегодно Medicare получает около полутора миллиардов счетов, за предоставленные по страховке услуги, то проверить удается лишь 3 миллиона. Остальные, как и принято, в программе, в начале оплачивают, а потом проверяют. Иногда. Вот и образуется лакуна, которую потом закрыть невозможно.
«Это обычная практика, - говорит сотрудник центрального офиса Centers for Medicare and Medicaid Services, отвечающего за оплату счетов и их проверку Тимоти Деш, - если потом что-то покажется нам подозрительным, мы поручаем разобраться с этими счетами специально нанятым аудиторам, которые большей частью, и вылавливают мошенников».
Собственных сил у федеральных властей, несмотря на созданные федеральные «оперотделы» (strike force) по борьбе с мошенничеством, на проверки не хватает.
Газета NYTimes, посвятившая проблемам мошенничества со страховкой Medicare, несколько материалов полагает, что усилия обамовской администрации принесли определенные результаты, в особенности в области борьбы с больницами, предоставляющими завышенные счета, однако по сравнению с потерями, эти успехи сравнимы с каплей в море.  
Мошенники прекрасно осведомлены о проблемах госстраховки и прекрасно научились использовать ее слабые места. Вот наглядный пример. Этим летом в суде Лос-Анджелеса слушалось дело по раскрутке мошеннической схемы, кстати, одной из самых успешных на Medicare, в Калифорнии. Перед судом предстала группа латиноамериканцев, которая под руководством Олофунке Фадожутими на протяжении шести лет «обеспечивала стариков моторизованными инвалидными колясками и скутерами. Скутерами на жаргоне называется моторизованное кресло, без которого, также, как и без инвалидной коляски, не может обойтись уважающий себя клиент Medicare  
Бесплатную раздачу слонов, пардон, колясок, начали еще в середине 90-х годов прошлого века. С 1999 года Medicare потратил на обеспечение такими колясками и специальными скутерами 2,7 миллионов американцев – 8 миллиардов долларов. Теперь ответьте, а скольким людям такие коляски нужны на самом деле? В 1994 году, еще до начала мошеннической схемы, на 9000 клиентов Medicare приходилась одна коляска. В 2012 году одна коляска приходилась на 237 клиентов.
Уже эти цифры показывают, что в этом деле что-то очень нечисто. Но как и всякая госпрограмма Medicare весьма неповоротлив и для того, чтобы принять какие-либо меры ему потребовалось почти 15 лет. Все это время его администрация понимала, что страховку надувают мошенники, но ничего для того, чтобы остановить их не было сделано.
 «Обмануть Medicare достаточно просто, - говорит Джеймс Киггл, сотрудник неприбыльной Coalition Against Insurance Fraud, - если человек знает правила игры, он  легко может заработать на Medicare, причем крупно заработать. Можно плохо владеть английским языком, модно не иметь никакого представления о медицине. Все это не помеха для мошенничества. Главное, знать нужных людей, придумать самую нелепую схему, и Medicare оплатит все. За год можно заработать десятки миллионов долларов, и только потом, администрация страховки заметит проблемы. А может и не заметить. Такие случаи не редкость».  
Примерно так происходило  с «компанией» Фадожутими, которая обеспечивала «несчастных» пенсионеров инвалидными колясками, которые тем были совершенно не нужны.
Схема крутилась достаточно традиционно. Рекрутер находил обладателя страховки Medicare и передавал его данные агенты по маркетингу. Агент приезжала к выбранной жертве домой и предлагала получить инвалидную коляску безвозмездно.  
- Да зачем она мне нужна, -  спрашивали вполне здоровые и энергичные калифорнийские старики.
- Как же, - отвечала маркетолог, - ведь это за счет государства, вам это не будет стоить ни гроша, кто же от такого отказывается?
А в качестве бонуса она обещала пенсионерам полное обследование. И те соглашались. Правда полного обследования они не проходили, но врач их осматривал. В его задачу входила выдача заключения о необходимости данному пациенту инвалидной коляски.
Сразу же после осмотра, сотрудники Фадожутими привозили клиентам ненужное средство передвижения, делали фотоснимок для отчетности и уезжали. Старики прятали полученные коляски в гаражах и подвалах, а Фадожутими требовала у государства возмещения расходов.
Маржа на такой сделке была огромна. Если по оптовым ценам такие коляски стоили 700-800 долларов, то Medicare выставляли счет на 5800 из которых он оплачивал всего 80%.
Калифорнийские мошенники действовали достаточно осторожно и продали всего лишь 1000 колясок за шесть лет своей деятельности. По меркам Medicare это не так много, некоторые «колясочники» зарабатывали десятки миллионов долларов.
«Эта схема впервые появилась в середине 90-х годов в Майами, - рассказывает Киггл, - в городе, который дивная смесь клиентов Medicare и мошенников,  давно превратила в полигон мошеннических схем. Большинство таких схем апробируются тут, и лишь потом они распространяются по всей стране».
Обманывать Medicare стали с момента его появления. Больницы завышали счета, врачи требовали оплаты за лечение которого не было, лаборатории за анализы, которых не проводили. Кто только не пытался нажиться на государственной страховке. Но лишь мошенничество с медицинским оборудованием позволило вступить в эту опасную, но прибыльную игру людям, которые ничего общего с медициной не имеют.
Вот когда в эту криминальную область нашей жизни пришли виртуозы мошенничества, не уступающий великому комбинатору.
Это они поняли как поставить процесс правильно. Для того чтобы продать медицинское оборудование нужно, чтобы пациент пришел к врачу, тот выписал направление, и только после этого в дело вступает торговец оборудованием.
Но если главным является не здоровье пациента, а продажа оборудования, то процесс должен строиться иначе. «Предприниматель» находит доктора, который готов представить ему необходимый диагноз и назначение, нанимает рекрутеров, которые находят пациентов Medicare, готовых представить данные своих медкарточек, продавцов, которые таких клиентов обрабатывают.
Иногда таких пациентов просто заманивают бесплатной продукцией, как это происходило в Калифорнии, иногда подкупают, как это часто происходит в Бруклине, предлагая за использование карточки небольшой откат.
Однако если рекрутеров найти достаточно просто, то с врачами приходится повозиться. Найти доктора, согласного подписывать всякую туфту – непросто. Обычно мошенники, продающие медоборудование подкупают одного-двух врачей, которые штампуют нужные диагнозы. Раньше они экономили на врачах и пользовались «русской схемой», изобретенной бруклинскими мошенниками, еще в прошлом веке.  
«Русская мафия в Бруклине проделывала такой трюк много лет, - рассказывает сотрудник офиса генерального инспектора министерства здравоохранения Льюис Моррис.- Они просматривали некрологи в местных газетах, и когда обнаруживали что такой-то врач в районе умер, немедленно отправляли в Medicare письмо от его имени, в котором говорилось, что доктор такой-то сменил адрес своего офиса и просит внести изменения в его данные, что просит подтвердить письменно. В результате мошенники получали данные покойного доктора и использовали их в своих целях. Так продолжалось до последнего времени, когда были приняты новые регуляции для врачей, которые значительно снизили такие возможности мошенников».    
Итак, у комбинатора есть данные клиентов Medicare, есть врач, готовый выписать любое назначение и возможность продать медоборудование или медицинские приборы, которые потом щедро оплатит государство. Но возникает проблема, что лучше всего продавать? При этом нужно учесть два фактора: заработать и не засветиться.
Практика показывает, что мошенники продают все и фантазии в этом вопросе безграничны.  В 80-90 годы особым спросом пользовались ортопедические прокладки, особенно много их продавали в Бруклине. Стоимость такой прокладки 8 долларов, Medicare выставлялись счета на 500.
Мошенники продавали кислородные подушки, комплекты для электростимуляции нервов, искусственные конечности.
У каждого из этих предметов были свои плюсы и минусы. К примеру, такие средства как тест-полоски для диабета, позвляющие определить уровень сахара в крови, никакого подозрения у властей не вызывали, но стоили они гроши, и много на них заработать было нельзя.
А вот искусственные конечности, которыми увлекались мошенники в Пужрто-Рико, стоили безумно дорого, но их нельзя было продавать в больших количествах, чтобы не вызвать подозрения. На этом кстати, пуэрто-риканские мошенники и попались. Потому как количество протезов, проданных на этом острове, оказалось не намного меньше его населения.
В этом списке инвалидная коляска занимает особое место. Ее продажа – находка для мошенника. Она не только приносит огромную прибыль, но и не вызывает таких подозрений, как протезы. Ведь инвалидная коляска положена каждому клиенты Medicare, который испытывает сложности с передвижением. А какой человек старше 65 лет не испытывает таких сложностей?
И началась рубка зелени и моторизация клиентов  Medicare. В начале тысячелетия
афера перебралась из Майми в Хьюстон, где начался инвалидный бум. Если в 2001 году Medicare оплатил в округе, где расположен Хьюстон 3000 инвалидных колясок, то уже в следующем году здесь было роздана 31 000 колясок.
«Меня пригласили тогда на работу рекрутером, - вспоминает Лопин Хоруорт, которая признала себя виновной и отсидела полтора года, - предложив по 200 долларов за клиента. Уже в первый же день я заработала восемь сотен».
В ее задачу входило обнаружение клиента и доставка его в медицинский офис, где проводился осмотр, и выписывалось назначение. В свои лучшие дни она зарабатывала до 20 000 долларов.
Из Хьюстона колясочная лихорадка перекинулась на Луизиану, Арканзас, Калифорнию. Инвалидные коляски, как горячие пирожки расходились по всей стране.
Снизились и критерии предоставления такого оборудования. Если в середине 90-х коляски получали люди с серьезными заболеваниями такими как болезнь Паркинсона или рассеянный склероз, то в нашем тысячелетии основанием для получения такого средства передвижения стали хронические боли в спине, артрит. «Все эти диагнозы, - говорит профессор медицинской школы техасского университета, которого попросили проверить несколько врачебных направлений на получение колясок - говорят мне об одном – это сплошное мошенничество».
В Medicare также поняли, что дело не чисто, и даже в 1998 году, когда зарабатывали на колясках в основном во Флориде, выпустили меморандум, в котором называли раздачу колясок новым видом мошенничества.
Но этим дело и ограничилось.
Программа продолжала оплачивать счета за коляски, несмотря на постоянные доклады агентов, занимающихся расследованием мошенничества.
«Однажды мне пришлось стать свидетелем гонки стариков на скутерах, это происходило  в небольшой общине для пенсионеров в Литтл-Роке, - вспоминает сотрудник отдела по борьбе с мошенничеством минздрава Майк Филдс. – Старикам было очень весело, а я только подумал, неужели мы оплачиваем все это безобразие».
Но для центрального аппарата Medicare видеть проблему и решать ее, как говорят в Одессе, две больших разницы.
Поэтому вместо ловли мошенников или отказа оплачивать покупку инвалидным колясок были ужесточены правила предоставления колясок. Сначала в 2003 году, потом в 2004, в 2007.
«Эта практика очень напоминает детскую игру в кошки-мышки, - рассказывает бывший сотрудник минздрава Тед Дулитл, - администрация думает, что приняв новые регуляции она закрыла проблему, больше мошенники не смогут ничего сделать. Однако те придумывали новые способы как обойти регуляции и продолжали свою деятельность».
Только в 2008 году администрация решила разобраться с этой проблемой. В наиболее проблемные города страны были направлены спецгруппы, для вылавливания «торговцев» инвалидными колясками. В нескольких городах были проведены аресты, предъявлены обвинения, преступников отдали под суд.
«На самом деле нам удалось арестовать только самых одиозных мошенников, самых тупых и самых жадных, - вспоминает об этой операции сотрудник мичиганской федеральной прокуратуры. – Эти люди, большинство из них даже школы не закончило, за три месяца заработали 10 миллионов долларов. На том и погорели. А умные мошенники ушли на дно, перестали продавать коляски и переключились на другое оборудование».
Это доказывают и цифры продаж – 219 тысяч инвалидных колясок за 2012 год. Примерно столько же, сколько и 10 годами раньше. И сколько из них попали к настоящим инвалидам мы уже никогда не узнаем, хотя и платим за это свои доллары.  
Судя по отзывам специалистов, Medicare никогда не сможет остановить такое мошенничество. Он не способен на это структурно. И если продажа медоборудования составляет всего 2% его общего бюджета, а инвалидные коляски – всего 3% от продаж медоборудования, то есть проблемы и посерьезнее, которые все равно не решаются.  

Марк Ветров