КАСАНИЕ ТЬМЫ, ИЛИ ОДНАЖДЫ В НЕГЕВЕ

Литературная гостиная
№36 (698)

Продолжение .
Начало №694-697

Проснулся Сергей от звука открывающейся двери. Приподнявшись на локоть одной руки, и протирая глаза другой, он увидел в освещенном проеме красивый силуэт женской фигуры.
Тут же щелкнул выключатель, и в хлынувшем потоке света в квартиру вошла Лена, а следом за ней - Илан.
- Ух ты! - разглядев Лену, восхитился Сергей.
Узкое платье и высокие каблуки сделали крепенькую ленину фигурку соразмерной и женственной, а высоко уложенные волосы и косметика подчеркнули необычность и притягательность нежного лица.
- Ты прямо как с обложки модного журнала, только красивее... - сказал Сергей, ловя Лену за руку и усаживая к себе на колени. - Больше без меня такая нигде не появляйся. Отобьют ведь... - прошептал он, утыкаясь ей в шею и вдыхая запах горьковатых духов.
Сбоку вынырнул Илан, сразу принявшийся не то спихивать Лену, не то усаживаться к ней на колени.
- А я что - некрасивый? - обиженно бурчал он.
- Да ты вообще - вне конкуренции! - успокоил сына Сергей, усаживая его на второе колено.

* * *
На следующий день во время перерыва Сергей добросовестно перелистал весь “Маарив”, взятый у секретарши.
Ни один графолог свои услуги не предлагал. Наверное, все они были устроены в крупных фирмах, проверяли претендентов на работу, получали приличные зарплаты, и в дополнительных приработках не нуждались...
И вдруг, Сергея осенило - Игаль! Вот кто поможет с графологом! Когда они жили вместе в студенческом общежитии, Игаль, смеясь, рассказывал, что его мама все старается достать образец почерка подружки Игаля, чтобы показать его графологу - своей то ли приятельнице, то ли родственнице.
“Ну и балда же я, как это я сразу про Игаля не вспомнил?” - удивлялся себе Сергей, набирая нужный номер.
- Сергий! - услышал он обрадованный голос Игаля. - Давно с тобой не общались. Как у тебя дела, все в порядке?
- Работаю... - неопределенно ответил Сергей. - Знаешь, Марина уехала в Россию и письмо мне какое-то странное прислала. Я вот сейчас подумал, - внезапно осенило Сергея, - может быть, ее заставил кто-то это письмо написать?
- Марина? - удивился Игаль, уважавший Марину, и даже как будто робевший перед ней. - Давно уехала?
- Больше трех месяцев...
Сергей помолчал.
- Слушай, Игаль, ты мне когда-то рассказывал о вашей родственнице, которая графологом работает. Может быть, ей письмо показать, послушать, что она скажет? Как ты думаешь?
Игаль растерянно замолчал, видимо не понимая - кого Сергей имеет в виду. После минутного замешательства он отозвался: - А, это Далия, подруга мамина! Точно, есть такая! У нее даже контора своя. Смотри, я сейчас с мамой переговорю, а она с Далией созвонится. А потом я тебе сообщу все, что надо. Подожди полчаса.
Сергей переоделся и направлялся в кухню, когда Игаль позвонил.
- Вот тебе домашний телефон Далии. Позвони ей вечером, объясни, что от Леи (Это маму мою так зовут), скажи, что ты друг Игаля. А потом коротко изложи суть дела.
- Огромное тебе спасибо, Игаль! - растроганно сказал Сергей. - А сколько ей заплатить, как ты думаешь?
- Я знаю, что в конторе у нее - это довольно дорогая услуга. Но у знакомых она обычно денег не берет. В общем, смотри по обстоятельствам. И держи меня в курсе, как и что, - прощаясь, добавил Игаль.

 Глава 8
Белая “субару” Сергея остановилась у небольшой виллы в респектабельном пригороде Тель-Авива. Сверившись с адресом, который продиктовала ему по телефону Далия, Сергей вышел из машины.
Улица была пуста - тишина и зелень... Заходящее солнце напоследок гладило длинными горячими лучами дома, деревья, островки пестрых цветов, будто мать, целующая перед сном детей и покидающая их комнату.
Сергей подошел к воротам ограды, подергал за кольцо, которое держал в зубах добродушный каменный лев и услышал далекий мелодичный отзвук звонка, раздавшегося где-то в доме. Через минуту открылась калитка, и Сергей увидел приземистую молодую филиппинку, молча, без улыбки смотревшую на него.
- Мы договорились встретиться с Далией, - по-английски произнес Сергей. - Она дома?
- Да. Заходите, пожалуйста, - филиппинка посторонилась, пропуская Сергея. Широкое, толстогубое лицо ее не выражало ничего - ни приветливости, ни антипатии.
Шагая по выложенной мрамором дорожке к дому, Сергей заметил в маленьком внутреннем дворике старого мужчину, сидевшего в инвалидном кресле. На веревке сушилась выстиранная солдатская форма.
В салоне его встретила Далия - интересная женщина лет сорока пяти, с живым, умным лицом.
- Рада вас видеть, Сергий! Садитесь, пожалуйста, - сказала она с характерным тель-авивским выговором.
“Речь - как у диктора телевидения.”.. - мелькнуло в голове у Сергея.
Далия присела рядом с ним на диван, скрестив на коленях красивые руки с двумя тяжелыми серебряными браслетами.
- Где ваши письма?
- Вот, - протягивая письма, сказал Сергей, соображая, куда бы положить огромную коробку конфет, купленную им по дороге. Не видя рядом какого-либо столика, положил коробку прямо на диван. - Только там по-русски написано, - спохватился он.
- Это неважно, - развернув листок и быстро просмотрев его, сказала Далия. - Я прочитаю письмо у себя в кабинете, поработаю немного и вас позову. Подождите, пожалуйста, - и улыбнувшись, она вышла.
Сергей огляделся - невысокая светлая мебельная стенка, раскрашенные деревянные статуэтки, несколько абстрактных картин на стенах, на окнах - закрученные каким-то сложным манером шторы.
В комнату вошел мальчик лет восьми.
- Шалом! Ты к Лиору пришел? - спросил он, усаживаясь на диван и бесцеремонно разглядывая Сергея. - А Лиор к хавере уехал, я не знаю, когда он вернется. Это твои конфеты? - оживился он, увидев яркую коробку.
- Мои, угощайся, - отозвался Сергей, открывая коробку и протягивая ее мальчику.
- Шахар, ты руки после улицы мыл? - спросила, входя в комнату, Далия. Мальчик подбежал к ней, постоял, потершись щекой о ее плечо, буркнул:
- Вымою сейчас, - и зашлепал куда-то вглубь коридора.
- Пойдем, Сергий - сказала Далия, и они вошли в небольшой кабинет с письменным столом и двумя книжными шкафами.
- Садитесь, Сергий! Вот, ознакомьтесь, - Далия протянула Сергею Маринино письмо и листок со своим заключением.
Сергей торопливо пробежал глазами аккуратные, ровные строчки: “Письмо написано молодой женщиной. Характерные черты личности - эмоциональность, чувствительность, способность к сопережеванию. Уровень интеллекта нормальный. Практична, привязана к семье. Законопослушна, не склонна к обману и лицемерию. Письмо написано в состоянии эмоционального возбуждения, почти аффекта”.
Сергей оторвал взгляд от письма и задумчиво посмотрел на шкаф, явно не интересуясь выставленными за его стеклом книгами.
- Что-то не так? - спросила Далия, наблюдавшая за его лицом.
Сергей неопределенно пожал плечами. Как-то не напоминал ему этот симпатичный образ милой и женственной особы Марину - всегда сдержанную и деловито-собранную.
Далия помолчала, раздумывая о чем-то.
- Это письмо от вашей жены? - спросила она. - Вы в этом уверены?
Сергей кивнул, удивленно глядя на нее.
- Знаете что, принесите-ка мне еще какие-нибудь ее записки, письма... - то, что у вас есть, - предложила Далия.
Сергей пожал плечами.
- У меня нет больше писем... - потерянно пробормотал он.
Далия улыбнулась:
- Ну, посмотрите на кухне - может быть, ваша жена записывала какие-то кулинарные рецепты, возможно, на работе что-либо писала. Часто жены дают мужьям списки необходимых покупок. Проверьте у себя в карманах - возможно, и у вас такая записка завалялась. Если найдете что-нибудь - пошлите мне на факс - я вам отвечу. Это чтобы вам второй раз так далеко не ехать - вы ведь из Беэр-Шевы, кажется?
Сергей кивнул.
- Сколько я вам должен заплатить?
- Как другу Игаля, я вам делаю подарок, - засмеялась Далия. - Присылайте ваши записки...

Домой Сергей вернулся в девятом часу. Лена с Иланом еще не вернулись со своей ежедневной прогулки.
Сергей прошел в спальню и вытащил из шкафа сумочку Марины. Он подержал в руках элегантный кожаный чемоданчик и ясно представил себе Марину, легко и быстро идущую по улице с этой сумочкой, небрежно перекинутой через плечо. Словно вырвавшись на волю, воображение мгновенно нарисовало ему темно-рыжие кудряшки, спадающие на чистый лоб, мелькание изящных “лодочек” и даже тонкий браслет, свободно обхватывающий стройную щиколотку...
Болезненно зажмурившись и встряхнув головой, Сергей отогнал кольнувшее в сердце видение. Он присел на край кровати, открыл сумочку и сразу увидел розовый бланк с названием магазина, в котором работала Марина.
Взяв его в руки, Сергей увидел аккуратный, по-солдатски ровный список покупок, которые Марина, по-видимому, собиралась сделать. Сергей положил листок в карман джинсов, вернул сумку на прежнее место и начал переодеваться.
* * *
С утра на работе он зашел к секретарше Галит - всегда веселой, вертлявой девушке, которая успевала одновременно говорить по телефону, курить и набивать что-то на компьютере, одновременно прихлебывая кофе. Пару раз Сергей замечал на столе у нее еще и полуразгаданные кроссворды.
Он попросил Галит отправить принесенный листочек по факсу, а когда придет ответ - передать ему.
Через пару часов Сергей увидел в дверях цеха знакомую худенькую фигурку. Галит махала белым листком, подзывая Сергея к себе.
Далия сообщала:
“Эта записка и предыдущее письмо написаны разными людьми. По-видимому, в первом случае имела место подделка - попытка написать письмо от лица вашей жены. Такого рода почерк - ровный и без особенностей - на первый взгляд легко имитировать, но при сверке образцов специалист сразу же устанавливает факт подделки. Итак, заключение по записке, которую очевидно писала ваша жена:
Это молодая женщина с высоким интеллектом и решительным характером. Обладает хорошей выдержкой, терпением. Быстро приспосабливается к обстоятельствам, исполнительна и аккуратна. Не склонна к обману и к нарушениям закона. Заметно ставшее привычным фоном напряжение - опасение, настороженность”.
Снизу была приписка:
“Сергий! Я желаю вам благополучного разрешения семейных проблем.
Всего хорошего. Далия”.
Сергей невидящим взглядом смотрел на кофейный автомат; потом встрепенулся, наполнил горьковато пахнущей жидкостью стакан, и сел за стол, разглядывая пузырящуюся кофейную пену.
“Ничего не прояснилось, только сильнее запуталось, - отхлебывая кофе, думал он. - То, “разводное” письмо послано не Мариной. А кем? И почему из Симферополя? И чего боялась Марина? (снова вспомнилась та давняя сцена с окурками на полу и странной книгой). Зачем она уехала в Москву? Почему звонила матери, а не прямо мне? Звонила-то она, без сомнения - мне ли ее голос не знать...”

* * *
Первый весенний хамсин упал на город, будто распахнулась дверь гигантской духовки и нестерпимый жар хлынул вниз, обволакивая дома и раскаляя улицы. Горячий ветер опалял лица редких прохожих, мгновенно сушил развешанное на балконах белье, загонял в спасительную тень бродячих кошек.
В такую жару спалось беспокойно. Сергей проснулся среди ночи в нагретой постели. Он посмотрел на часы - четвертый час.
Лены рядом не было - в коридоре маячил слабый отблеск света, зажженного на кухне. Сергей закрыл глаза, пытаясь снова заснуть, но сон не шел. В квартире стояла абсолютная тишина. Почувствовав какое-то смутное беспокойство и удивленный долгим отсутствием Лены, Сергей встал и зашлепал босыми ногами по коридору. В дверях кухни он будто споткнулся о яркую стену света и остановился, прикрывая ладонью глаза.
Лена стояла босая, повернувшись лицом к окну, словно разглядывая что-то в неподвижной духоте ночи. Ее ситцевая ночная рубашка в мелкий цветочек белела на фоне темного квадрата окна. Лена любила такие сорочки и как-то сказала, что “хорошо, что мама их штук пять, наверное, из Молдавии привезла”.
- Лена, ты чего тут стоишь? - спросил Сергей, все еще щурясь от резкого света.
Лена молчала и не оборачивалась. Сергей подошел к ней и, преодолевая заметное сопротивление, повернул ее к себе. Увидел покрасневшее, мокрое от слез лицо Лены и недоуменно спросил:
- Что случилось? Ты что, Ленок?
Лена всхлипывала и смотрела в сторону.
- Да что случилось-то? - слегка пугаясь, громче спросил Сергей, несильно встряхивая ее за плечи.
Лена вздохнула глубоко-глубоко и, глядя мимо Сергея, сказала:
- Не посылала тебе Марина никакого письма. Это я тебе от ее имени написала.
Она помолчала и тем же ровным, монотонным голосом продолжала:
- Подружка моя по ульпану летела к родителям в гости, вот я и попросила ее это письмо из Москвы отправить. Она, правда, в Москве забыла его бросить; потом уже, в Симферополе спохватилась, и оттуда отправила. Но это уже не особо важно...
Сергей отпустил Ленины плечи, ошарашено посмотрел на нее и сел на подвернувшийся табурет.
- У тебя что, почерк похожий? - повисли в воздухе его удивленные, необязательные слова.
- Да нет, у меня буквы крупнее, я совсем по-другому пишу, - медленно, переводя дыхание, ответила Лена. - Просто я хорошо Маринин почерк знаю.
Заговорив о работе и повседневных делах, Лена как будто немного успокоилась и даже слегка оживилась.
- Ну и зачем ты все это затеяла? - Сергей удивленно, будто не узнавая, разглядывал Лену.
Лена взяла второй табурет и села рядом с Сергеем. Она сбоку посмотрела на него с выражением то ли обиды, то ли вызова и заговорила негромко, но с новыми, решительными нотками в голосе.
- А ты вспомни сам, как ты ходил мрачнее тучи. Ребенок все время перепуганный был, боялся на глаза тебе попадаться, - Лена шмыгнула носом и поджала губы. - Ты уж прости меня, но я ту кассету, что из России пришла, прослушала потом. Все оказалось именно так, как я себе и представляла. Да, полюбила Марина другого... Что же - всем теперь страдать из-за этого?
- Ну, ты-то, видно, больше всех страдала... - невесело заметил Сергей. - Может, я тебе еще раньше приглянулся, а здесь случай удобный - прибрать такого красавца к рукам, пока бесхозный... Шустрая ты, однако, девушка... Деловая... - безжалостно добавил он и тут же пожалел об этом, заметив, как глаза Лены вновь наполнились слезами.
“Что-то я разошелся мораль читать, - устало подумал он. - Можно подумать, силой она меня в постель затащила.”..
- Ладно, Ленок, не переживай, - после паузы, примирительно сказал он. - Пока Марина не уехала, ты же к нам не приходила, коленками тут голыми не сверкала, глазки мне не строила, так ведь?..
Лена молча кивнула.
- Ну, так и нечего терзаться. Как вышло - так вышло... Марина, между прочим, так и не захотела за меня официально замуж выходить.
Последнюю фразу Сергей сказал то ли Лене, то ли себе. Лена удивленно посмотрела на него, хотела что-то спросить, но передумала.
- Давай-ка, выпей свою ромашку, или что у тебя там есть успокаивающее и спать пойдем, еще пара часов в запасе есть.
Он легонько обнял Лену за плечи, но она отстранилась с неприятно задевшей Сергея гримаской.
- Что за духи у тебя? - морщась, спросила она.
- Какие духи? Чего это я на ночь мазаться буду? - удивился Сергей. - Шампунем новым, наверное, пахнет - я вечером голову мыл.
Он быстро вскипятил чайник, налил воду в стакан и, бросив туда пакетик ромашкового чая, пододвинул его Лене. Она поднесла стакан к губам, и тут же поставила обратно, резко отодвинув подальше.
- Ну и запах, - брезгливо сказала она. - Плесень, прямо.
- Лен, да ты что сегодня? - удивился Сергей. - Запахи какие-то всюду мерещатся, ты прямо как... - он осекся, натолкнувшись на испуганный взгляд Лены.
- Какое число сегодня, двадцатое? - спросила она, что-то быстро подсчитывая в уме.
Сергей кивнул.
- Семнадцать дней задержка... - растерянно глядя на него, прошептала Лена.
- Ну что такое семнадцать дней... - успокаивающе ответил Сергей, помнивший отсутствие четкого распорядка в этой сфере у Марины.
Лена отрицательно покачала головой.
- У меня так не бывает... - прошептала она.
Сергей замолчал, обдумывая неожиданную новость.
Вдруг стало слышно ритмичное и неприятное тиканье настенных часов.
- Ладно, чего тут думать! - решительно, и словно убеждая самого себя, произнес Сергей. - Илан большой уже; привык, что он один ребенок в семье - забалованный, трусливый какой-то становится. Надо ему братика. Или сеструху, - совсем уже бодро закончил он.
Лена, моргая мокрыми ресницами и опершись лицом о переплетенные пальцы, расслабленно-отрешенно смотрела в стену.
- Ну, все, Ленок, вставать уже скоро, пошли спать, - сказал Сергей.
Он посмотрел в ее красивое заплаканное лицо, и убрал с волос стягивающую их красную резинку. Пушистые черные волосы мягко легли на цветастый ситец сорочки.
- И сними ты рубашку эту старушечью... - прошептал он, расстегивая верхние пуговки. - Что ты, как тетя Фрося из колхоза. Ты же красавица у меня...

 Глава 9
Предложение поехать на свадьбу к Димычу Лена отклонила.
- Мне как-то неудобно, - сказала она.
Настаивать Сергей не стал.
...Свадьба шла своим чередом. Под хупой раввин прочитал положенные молитвы. Дмитрий быстро и ловко, как все, что он делал, разбил стакан.
Играл и пел хороший ансамбль, гости танцевали. Приглашенные сефарды удивленно поглядывали на пустеющие бутылки со спиртным. Приглашенная танцевальная пара исполнила нечто зажигательно-латиноамериканское.
Свадьба заканчивалась. Заиграли “а-Тикву”. Все встали, слушая гимн. Вскоре народ начал разъезжаться.
Сергей еще раз поздравил новобрачных, попрощался с Вадимом, который оставался с семьей ночевать у родственников Светы в Тель-Авиве, и направился к машине. На душе было спокойно и приятно.
Он включил зажигание и уже выруливал со стоянки, с трудом лавируя между многочисленными машинами, когда зазвонил мобильник.
- Сережа! - услышал он голос Лены.
- Сейчас, Лен, я тебе перезвоню, - отозвался Сергей, отключил мобильник и выехал на шоссе.
Минуту спустя он набрал домашний номер.
- Что такое, Ленок? Я уже домой еду, - начал он, но Лена перебила его.
- Сережа, Марина звонила, - голос у Лены был странный, настороженный, что ли. - Мне кажется...
- Подожди! - неожиданно для себя оборвал ее Сергей. - Я скоро приеду, на месте поговорим. Илан спит?
- Да, все нормально. Приезжай, не задерживайся нигде, - и Лена положила трубку.
Сергей нажал на газ и “субару” понеслась, обгоняя редкие на ночном шоссе машины. На одном из поворотов Сергей пошел на обгон и только чудом увернулся от вылетевшего навстречу БМВ.
Сергей еще поднимался по ступенькам, когда Лена распахнула дверь - видимо, дожидаясь его, она все время смотрела на глазок и заметила загоревшийся в подъезде свет; а может быть, услышала торопливые шаги Сергея.
Она стояла в дверях - поникшая, будто подурневшая, растерянно и тревожно глядя на шагающего через ступеньки Сергея.
Он вошел, аккуратно закрыл за собою дверь и, не переодеваясь, присел к столу, приглашая взглядом Лену сесть напротив.
На столе лежал белый листок с торопливо записанной короткой фразой.
- Ну, что тут произошло? Чего ты такая перепуганная? - сдерживая нетерпение, и стараясь казаться спокойным, спросил Сергей.
- Ты знаешь, - неотрывно глядя ему в лицо, испуганно начала Лена. - Я сидела, читала, тебя хотела дождаться. Вдруг где-то около двух - звонок. Я подумала, что это ты, сняла трубку, даже “Алло” не успела сказать, а там женский голос, и торопливо так: “Сергей, ты?” Я и не подумала даже, что это Марина - совсем от неожиданности ее голос не узнала. Говорю: “Он на свадьбе у друга. Вы, может быть, что-то передать хотите?” Она меня перебила: “Это жена его, Марина”, - и тоже, видимо меня не узнает. Я спрашиваю: “Ты что, из Москвы звонишь?” Она как закричит: “Какая еще Москва?! Скажи ему.”.. - и тут она имя какое-то непривычное назвала, и вдруг что-то там стукнуло, а потом длинные гудки пошли.
Я это имя сразу записала, чтобы не забыть, - Лена показала глазами на беленький листочек на столе. - Попробовала вернуться к ней - знаешь, звездочка сорок два, но там уже только длинные гудки были. А потом, минут через десять, снова кто-то позвонил; я трубку поднимаю, а там мужчина на иврите Якова какого-то спрашивает. Я говорю: “Вы ошиблись номером”. Он извинился и трубку положил.
Лена замолчала и испуганно-выжидающе посмотрела на Сергея.
- Ты думаешь, Марина не в Москве? - упавшим голосом спросила она его.
- Да, не похоже, - сосредоточенно глядя на свои руки, ответил Сергей.
“Кто же тогда матери звонил?” - размышлял он.
“А что, - медленно высветился ответ. - Трудно голос подделать? Сквозь треск, сквозь шумы?”
“Только кто затеял этот “радиоспектакль” и для чего? Подумать надо хорошенько.”..
Он поднял взгляд на Лену, которая молча сидела напротив, бессильно уронив руки на колени.
- А ты что сникла? - грубовато спросил Сергей. - Что, думаешь, вернется Марина - так я тебя сразу же шугану отсюда? Ну конечно, конечно - поганым веником... - попытался пошутить он. - Надо выяснить сейчас, что с Мариной, где она; а между собой разберемся как-нибудь. Я тебя не оставлю... Да не реви ты! - прикрикнул он, видя, что глаза Лены уже наливаются слезами.
- Давай, ложись, может, еще успеешь немножко поспать до работы.
Сергей встал, обнял Лену за плечи, рассеянно чмокнул в висок и легонько подтолкнул к коридору.
- Я тут посижу, посоображаю, - сказал он ей вслед.
Сергей сел в кресло и задумался, глядя в темное окно. Он пытался мысленно свести воедино разрозненные факты и воссоздать наиболее вероятную, близкую к реальности картину событий.
Судя по последнему звонку, Марина не в Москве, и не уезжала туда. Кто-то хотел, чтобы Сергей думал, что она в Москве. Зачем?
Может быть, затем, чтобы он не поднимал шума и не искал ее в Израиле?
Судя по тому, как говорила Марина с Леной, и как прервался разговор, никакой свободы действий у нее нет. Она случайно получила доступ к телефону, да и то на какую-то минуту. Похоже, что телефонную трубку у нее просто выбили из рук, прервав на полуслове.
Видимо, ее держат взаперти. Кто и зачем?

Продолжение  в след. номере


Комментарии (Всего: 1)

Сoбepем для Вac по сeти интeрнет базy данныx пoтeнциальныx kлиентoв для Вaшeгo Бизнеca (нaзвание, телeфон, имя, e-mail,рoд деятельнoсти и дp ) Точнo, много, нeдоpoгo! Подробнee yзнайтe пo тeл: +791ЗЗ91З837

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *