Вместо усмиренного «Хищника»

Америка
№37 (699)

Как мы уже сообщали, полтора месяца назад Сенат Соединенных Штатов поставил жирный крест на программе дальнейшего строительства многоцелевого истребителя пятого поколения F-22 Raptor. Не помогли ни усилия военных лоббистов, ни страстные выступления в защиту «Хищника», как переводится на русский название этой машины, многих законодателей на Капитолийском холме.
В частности, сенатор-республиканец Джеймс Айнхоф, призывавший увеличить ассигнования для закупки истребителей нового поколения, так мотивировал необходимость их приобретения: «Сейчас мы все признаем, что за исключением самолета F-22..., русские делают самолеты серии «Су» («Сухой»), которые превосходят наши лучшие ударные машины - F-15 и F-16».
Основная причина принятого решения  – небывало высокая стоимость новинки - около 140 миллионов долларов за штуку, что делает F-22 самым дорогим истребителем, стоящим на вооружении в мире. «Хищник» буквально нашпигован таким количеством потрясающих и, соответственно, дорогостоящих технических новинок, что даже пришлось принять закон, запрещающий  продавать его любой другой стране.
В основу проектирования самолета положен принцип обеспечения повышенной выживаемости за счет реализации принципа «First look first kill» («Первый обнаружил, первый поразил»). В нем также широко использована технология Stealth, если и не превращающая машину в полную невидимку, то существенно снижающая ее заметность.
«Зачем нам эти самолеты, когда мы можем продолжить работу над более современным и более дешевым F-35?», - спрашивал президент.
Поддержал Обаму и глава Пентагона. Роберт Гейтс утверждал, что F-22, уже стоящих на вооружении, его ведомству вполне достаточно. К тому же, поскольку ни одна другая страна не строит самолетов, бросающих вызов этой машине, «она превращается в дорогостоящую инвестицию с сомнительной отдачей».
Наверное, об отдаче следовало подумать раньше,  до того, как более сотни F-22 выстроились на  авиабазе Лэнгли в штате Вирджиния, но что сделано, то сделано. А военная мысль в направлении экономии денег налогоплательщиков движется дальше. 
И приходит к еще одному способу замены дорогого на более дешевое. На этот раз Военно-воздушные силы предлагают вернуться к небольшим, скорее всего, винтомоторным, самолетам времен вьетнамской войны, пригодным, по мнению начальства, для боевых операций против боевиков в  Афганистане и Ираке и обучения местных пилотов в этих двух странах.
Казалось бы, логично – зачем нужны машины с невиданными боевыми возможностями там, где противник вообще не имеет собственной военной авиации и,  по общему признанию, все еще живет в позапрошлом веке? Непонятно только, учли ли авторы идеи о замене то, что эти бедные, часто оборванные бойцы тем не менее обладают современными средствами  противовоздушной обороны, созданными в тех же высокоразвитых странах, в которых строят такие истребители-штурмовики, как F-22 или «Су».
Согласно требованиям ВВС, опубликованным  в прошлом месяце, новый самолет должен базироваться на грунтовых  аэродромах; преодолевать расстояние в 900 миль на скорости 200 миль в час (по сравнению с 1500 миль в час для F-22), в том числе ночью и в плохую  погоду; иметь легкое стрелковое вооружение, а также нести ракеты и пару 500-фунтовых бомб.
В качестве возможных прототипов этого истребителя рассматриваются две модели – строящаяся в Канзасе Hawker Beechcraft T-6 и бразильская Embraer EMB-314 Super Tucano. Последнюю американские военно-морские специалисты рассматривают в качестве варианта для поддержки с воздуха миссий спецподразделения военно-морского флота «Морские котики» (SEAL).
Два пилота нового легкого самолета смогут пользоваться эффективной системой предупреждения о вражеских радарах и ракетах, их будет защищать бронированная кабина, а в том случае, если этих средств окажется недостаточно, их кресла смогут катапультироваться. Чтобы машина превратилась в учебную, с нее достаточно будет снять вооружение.
Конечно, бронированная кабина, особенно на тихоходных и низколетящих маленьких самолетах,  – очень «надежная» защита от имеющихся практически у любой террористической группы переносных зенитно-ракетных комплексов типа американского «Стингера» или российской «Иглы». Поэтому не очень понятно, почему «такой строгий и простой военный самолет, на котором смогут воевать против повстанцев американские пилоты», так привлекает начальника штаба Военно-воздушных сил генерала Нортона Шварца и почему его штатский коллега министр ВВС Майкл Донли считает, что эта машина «поможет обеспечению  безопасности партнеров, борющихся с террористами и боевиками». К сожалению, в словах последнего не чувствуется столь же большой уверенности в безопасности военных летчиков, которым придется (если все-таки придется) воевать на этой технике.