ОДНОЙ НАДЕЖДОЮ ЖИВЕМ

Дела житейские
№37 (699)

- Почему не надо покупать плеер? Мне же хочется сделать подарок, - мы спорим у входа в огромный магазин электроники в Кёльне. Нервничаю. Пошла покупать то, не знаю что. В качестве консультанта и переводчика со мной моя десятилетняя внучка.
- Бабуля, это старо, как мир, - девочка чмокнула меня в щеку.
Ряды электротоваров, плазменных телевизоров с огромными экранами.
- Иди сюда, - она тянет меня за руку в отдел электроники. - Если ты добавишь немного денег, то можно купить МП-3, а если еще добавить капельку, то МП-4, а если...
- А если еще, то можно купить самолет.
- На что он мне нужен, - дальше пошло пространное объяснение, в чем отличие МП-3 от МП-4 и сколько песен и еще всякого можно записать на этот прибор величиной с мой мизинец. - Ну что ты всему удивляешься, есть “пальчики” еще меньшего размера с бОльшим диапазоном.
Я посмотрела на внучку - детское, ангельское личико. Волосы, затянутые в хвостик, как у пони. Светлые кудряшки, трогательно спадающие на лоб. Когда этот ребенок успел научиться таким словам, как “диапазон”, и печатать на компьютерной клавиатуре на трех языках со скоростью, которая машинисткам-ундервудкам и не снилась? Я в ее возрасте радио видела в виде рупора и только на улице.
Выходим из магазина с маленьким пакетиком. Напротив сувенирный магазин. На витрине копия картины Лиотара - “Шоколадница”.
- Девушка из Дрездена, в Кёльн погостить приехала, - пошутила внучка.
Только на прошлой неделе мы стояли в этом музее, любуясь его шедеврами. Экскурсовод - седая женщина с большими серыми глазами, нервно поправив кружевной воротничок, представилась:
- Зовите меня фрау Шарлота. Господа, прошу не задерживаться подолгу у экспонатов. Экскурсия большая и насыщенная.
Она, обстоятельно рассказывая о каждом шедевре, ввела нас в зал великого Рубенса.
“Венера” повернула к нам свой бок, и я подумала, что век Рубенса был праздником полного тела.
- Не люблю я этих жирных дам, - доверительно шепнула мне фрау Шарлота.
С удивлением посмотрела на нее, потому что я тоже не березка.
Она, поняв свою оплошность, смущенно улыбнулась и повела группу к “Сикстинской мадонне” Рафаэля.
- Великий художник создал ее за год - с 1512 по 1513 г. для алтаря церкви монастыря Святого Сикста в Пьяченце. Папа Юлий Второй заказал картину в честь победы над французами, вторгшимися в Италию, и присвоения Пьяченце статуса Папской области. Предполагают, что моделью для мадонны послужила возлюбленная Рафаэля - Форнарина. После Второй мировой войны картина находилась на реставрации в Москве и в 1955 г. была возвращена в Дрезден. Теперь мы с вами имеем возможность преклонить колени перед этим великим творением. Экскурсия по музею окончена. Господа, полчаса свободного времени, сбор здесь. Я провожу вас до автобуса.
Мы отошли от картины. Рядом с нами остановилась женщина.
- Какая красивая девочка, - услышала я ее голос. - На кого она похожа?
- Сама на себя, - пошутила я. - А с моей случилось несчастье.
У меня сжалось сердце.
- Уже десять лет, как я живу в Кёльне. Почти уверена, что мы с вами никогда больше не увидимся, а мне так надо выговориться. Устала молчать, - она вздохнула. - У нее такие же светлые волосы и серые глаза, как у вашей девочки. Она сейчас взрослая. Училась хорошо, прекрасно рисовала. Даже выставка в Берлине была. А потом сошлась с каким-то... Шпана. Пристрастил ее к наркотикам. Год прожили вместе, а потом он из окна выбросился, а она исчезла. Мы еле нашли ее. Сын у меня влиятельный, всю полицию на ноги поднял. Сейчас она в клинике, лечится. Живем надеждой, что сумеем вернуть ее к жизни. Так хочется, чтобы наши внуки были счастливы.
- Храни тебя Бог, девочка, - она перекрестила мою внучку и подошла к собравшейся группе.
Идя к выходу, мы вновь остановились у “Шоколадницы”. Её холеное лицо, сосредоточенное на маленькой чашечке шоколада, выглядело отрешенно. Наверное, позируя художнику, она думала о своих заботах, которых полно у каждого живого человека.
Амалия ФЛЁРИК-МЕЙФ