Праздник! Праздник? Праздник...

В мире
№39 (701)

3 октября Федеративная Республика Германия в 19-й раз отмечает День германского единства. В ноль часов 3 октября 1990 года ГДР прекратила свое существование и на политической карте мира появилась объединенная Федеративная Республика Германия. Но фактически объединение двух частей без малого полвека разделенной страны произошло еще 31 августа того же года. Указанного числа в Берлине министр внутренних дел МВД ФРГ Вольфганг Шойбле и парламентский секретарь при премьер-министре ГДР Гюнтер Краузе подписали Договор об установлении германского единства между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой.

Благословение
«Большой четверки»
Для объединения была использована одна из двух возможностей, предусмотренных Конституцией ФРГ: территория ГДР была включена в состав ФРГ, и действие Конституции Федеративной Республики было распространено на новые территории (другим возможным вариантом было создание нового государства путем объединения двух старых с принятием новой конституции).
Но тем дело не кончилось. Через 12 дней в Москве главы МИД Великобритании, СССР, США и Франции, с одной стороны, и ФРГ и ГДР  с другой, подписали Договор об окончательном урегулировании всех вопросов в отношении Германии. В этом документе стороны подтвердили создание объединенной Германии, включающей в себя территории ФРГ, ГДР и Западного Берлина, являвшегося до того дня самостоятельным политическим образованием.

Как определялись с датами
Первоначально Днем объединения предполагалось объявить 9 ноября – день падения в 1989 году Берлинской стены. Но эта дата ассоциировалась в массовом сознании (и не только немцев) с самыми темными страницами недавней истории Германии: это и мюнхенский «Пивной путч» 1923 года, и печально известная миру «Хрустальная ночь» 1938 года, положившая начало ноябрьским антисемитским погромам. И тогда для праздника было выбрано 3 октября 1990 года, когда состоялось фактическое объединение двух немецких государств.
Ныне этот день в Германии считается государственным праздником и соответственно нерабочим. Но праздничный ли он для населения страны? Однозначно ответить на этот вопрос сложно. А было ли таковым, скажем, 5 декабря в СССР или (с 1977 года) 7 октября, когда отмечался День Конституции - «сталинской» и «брежневской»? День – выходной, всюду флаги, ежедневные газеты вышли с красными «шапками», вечером повсеместно – от захолустного сельсовета до Кремлевского дворца - торжественные собрания, речи, здравицы... Вот и в Германии примерно так же: на флагштоках зданий флаги, СМИ полны приличествующих случаю передовиц, радио- и телесюжетов,  во всех центральных, земельных и коммунальных органах власти протокольные мероприятия. Разве что военные парады не проводятся. А вот что народ чувствует в этот день?

Разбитого не склеить?
А что ему, народу, собственно, чувствовать? Как делилась страна на «осси» (восточных немцев) и «весси» (западных) - так и делится. Недаром же в ходу столько лет грустный анекдот, как «весси» на вопрос «осси» - «Ну почему вы на нас смотрите свысока? Ведь мы же один народ!» - отвечает: «Да, мы тоже один народ»...
Но это – анекдот. А ведь до сих пор, когда едешь на поезде из западной части страны в восточную, отсутствующая физически граница заметна невооруженным глазом. Смотришь в окно вагона – и ландшафт вроде бы не изменился, и люди одеты так же, и говорят на одном языке, и броские вывески автозаправок - что в Мюнхене или в Баден-Бадене, что в Ростоке или в Дрездене. Тем горше становится на душе от вида замелькавших за окном заброшенных гигантских цехов промышленных предприятий бывшей ГДР, облезших фасадов панельных жилых домов ее окраин (в западной части страны такого не увидишь), ее неухоженных дорог и в целом отсталой (по западным меркам) инфраструктуры. И ведь это – не результат нынешнего глобального экономического и финансового кризиса, затронувшего и ФРГ. Это последствия объединения. Свыше половины предприятий Восточной Германии ликвидированы еще в начале 90-х годов. Западногерманские концерны, приватизировав их по дешевке, тут же  их позакрывали: технологически, с их точки зрения, они были отсталыми, вкладывать же средства в переоснащение представлялось невыгодным. Ну а что люди оставались не у дел – так для этого и существует социальная поддержка государства!

Куда уходят денежки?
И вот уже двадцать лет высокий уровень безработицы – явление для восточных земель постоянное. Миллионы прежде квалифицированных, а ныне утративших былые навыки восточногерманских рабочих годами живут на пособие по безработице или заняты на так называемых «одноевровых работах», вкалывая по направлению Биржи труда из расчета 1 евро в час при сохранении минимального социального пособия. При этом уровень безработицы в «новых» (восточногерманских) землях все годы, начиная с 1990-го, минимум раза в два выше, чем в «старых» (западногерманских).
А теперь добавим к этому «мусульманский фактор»: до 40% получающих пособия безработных составляют гастарбайтеры, большинство из которых - выходцы из Турции. Но если в начале 1970-х годов, когда и начался их прием в целях скорейшего восстановления разрушенной во Второй мировой войне западной части Германии, работающие составляли 65% от общего числа иммигрантов, то уже в 1983-м их доля упала до 38%. Так что аргумент, часто выдвигаемый сегодняшними немецкими политиками, что иммигранты необходимы для поддержания функционирования системы соцобеспечения, несостоятелен. Присутствие в 82-миллионной стране свыше 15 миллионов иммигрантов не только не способствует поддержке действующей системы соцобеспечения, но, напротив, в самом недалеком будущем грозит ее обрушением.
Ну и конечно же не будем забывать о непрекращающемся приеме беженцев из стран третьего мира. Ведь все они и их многочисленные чада и домочадцы берутся на полное гособеспечение, гарантирующее им оплату стоимости благоустроенного жилья из расчета одна комната на члена семьи, коммунальных услуг, включая кабельное телевидение, плюс деньги на достойное питание и одежду. Так удивительно ли, что именно в восточногерманских землях неуклонно растет популярность неонацистской Национал-демократической партии (НДПГ) с ее ксенофобскими лозунгами? И удивительно ли, что около 15% всех немцев искренне сожалеют, что страна не осталась разделенной на ФРГ и ГДР (об этом свидетельствуют данные сентябрьского с.г. опроса)? Но самое главное (и страшное), что выхода из существующего положения вещей никто из германских политиков сегодня не видит. Но говорить об этом не принято.

Праздничный тост
И вот теперь возвращаюсь к изначальному вопросу: так считать ли праздником день 3 октября?
С политической, психологической и бог знает еще какой точки зрения - да, бесспорно. Объединение прежде разделенной страны – благо для ее народа. А для нынешних граждан страны?
К слову заметить, выбор даты 3 октября для празднования Дня германского единства тоже, на мой взгляд, не вполне безупречен. И дело даже не в том, что этого числа 1942 года был произведен первый успешный запуск детища Вернера фон Брауна - ракеты «Фау-2», используемой Третьим рейхом для поражения городов Великобритании и Бельгии. Но именно 3 октября 1533 года (и этот факт вошел в историю!) жители поселка близ древнего немецкого города Виттенберга продали все свое имущество в связи с предсказанным проповедником Михаэлем Штифелем концом света. И ладно бы герр Штифель был просто шарлатаном. Так ведь нет! В мировую историю науки этот выдающийся немецкий математик вошел как один из изобретателей логарифмов. Ошибка ученого, увлекавшегося, как известно, нумерологическим исследованием Библии? Судя по тому, что предсказанного им числа конца света не наступило, – да, его прогноз оказался неверным. А сможет ли мощная ФРГ успешно интегрировать в себя маленькую ГДР, как то прогнозировали в 1990 году?
Хочется верить, что сможет. За что и предлагается поднять тост в этот праздничный (праздничный?) день.


Комментарии (Всего: 1)

Все верно, только вот про то, что скоро на флаге Германии взойдет мусульманская звезда С.Д. напишет позже. Это не в упрек ему, это просто констатация факта.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *