Интифада номер “два с половиной”

В мире
№40 (702)

В минувшее воскресенье в Иерусалиме арабы-мусульмане напали на евреев, приехавших из Франции. Нападение произошло на Храмовой горе. Кто-то из арабов бросил в группу приезжих камень. Его примеру последовали другие мусульмане.

Люди, не знакомые с израильскими реалиями, наверняка были удивлены сообщениями об этом инциденте. В самом деле, действие происходит в Иерусалиме, столице Израиля. Гости посещают место, которое является не столько туристическим объектом (а посещение Храмовой горы действительно входит во все туристические маршруты, проходящие через Иерусалим), сколько символом, с которым у евреев связана их самоидентификация. И эти гости вдруг ни с того ни с сего подвергаются нападению со стороны представителей этнического меньшинства. Примерно так могут рассуждать некоторые читатели.
Удивляться, однако, нечему. Как объяснили мотивы своего поведения арабы, одному из них показалось, что евреи молятся. Евреям действительно нельзя молиться на Храмовой горе. Однако не потому, что это кому-то может не понравиться. Религиозные постановления трактуют этот вопрос именно таким образом потому, что стоявший на горе Храм был разрушен.
Но это внутреннее дело евреев. Какое отношение имеют ко всему этому арабы-мусульмане?
Дело в том, что мечеть Аль-Акса, стоящая на месте разрушенного Храма, с некоторых пор используется арабами в качестве постоянно готового к действию детонатора, с помощью которого можно в любой момент инициировать «народные волнения».
И в самом деле, как только появились сообщения о столкновениях арабов с полицией, защитившей евреев из Франции от нападения, события начали развиваться настолько согласованно, что никаких других предположений, кроме того, что мы наблюдаем заранее спланированную акцию, высказать было невозможно.
После того, как на территории Храмовой горы спокойствие было восстановлено, насилие перекинулось в восточную часть Иерусалима. В полицейских, патрулирующих улицы, здесь бросали уже не только камни, но и бутылки с зажигательной смесью. Вот вам и «волнения». Теперь осталось только найтись кому-то, кто возглавил бы выступления и выдвинул требования.
Как вы думаете, кто-то нашелся? Ну конечно. ХАМАС обратился с к «палестинцам на территории Западного берега, сектора Газы и Израиля» с пламенным призывом. К чему? Не поверите. К интифаде.
Отвлечемся на некоторое время от описываемых событий. Вспомним, что такое «интифада».
Принято считать, что это слово означает восстание угнетенных арабов против Израиля и что таковых было две - 1987 и 2000 годов. Однако внимательный читатель может напомнить нам, что и восстание шиитов против Саддама Хусейна в 1991 году называлось «Интифадой Шаабания», и восстание против американских войск в 2004 году его предводитель Муктада ас-Садр называл «иракской интифадой». А были еще массовые беспорядки на Бахрейне, в Саудовской Аравии и Западной Сахаре, которые тоже именовали интифадами.
Стало быть, ХАМАС призывает к интифаде, то есть к восстанию. Наверное, ХАМАС имеет для такого призыва какие-то основания, может подумать кто-то. На это можно сказать лишь одно: а какие основания были у арабов, живших на «палестинских территориях», начинать первые две интифады?
Давайте вспоминать. Начиная с 1974 года Организация освобождения Палестины активно препятствовала попыткам Израиля провести выборы на территориях, занятых в 1967 году. По этой причине, а также потому, что Египет и Иордания, отказавшись от претензий на территории Газы, Иудеи и Самарии, фактически способствовали тому, что арабы, населявшие эти территории, оказались заложниками общеарабской политики, направленной на консервацию для этих людей статуса «угнетенных», среди палестинцев начали преобладать настроения безнадежности. В этих условиях ООП легко перевела беспорядки, связанные с дорожно-транспортным происшествием, в котором погибли арабы, в скоординированную и управляемую «первую интифаду».
Объяснение причин интифады 2000 года также не займет много времени. Ясер Арафат понял, что «мирный процесс», начатый после соглашений, подписанных в Осло в 1993 году, может привести его к тому, чего он очень не хотел. Из отца народа, борца за независимость, и так далее и тому подобное, он стал бы руководителем заштатного государства. И Арафат принял решение «продолжать борьбу». В качестве повода было выбрано посещение Храмовой горы Ариелем Шароном, которое было названо «осквернением исламской святыни».
Что движет арабами сегодня? То же самое, что и прежде – желание расшатать Израиль. Уже неприлично повторять, что если бы они имели желание создать свое государство, они его давно бы создали. И тогда, когда был провозглашен современный Израиль. И позже, когда израильские руководители шли им на бесконечные уступки. И сегодня, если бы вожди палестинских арабов думали о своих людях, а не о своих амбициях.
Если бы администрация Аббаса, которого считают «умеренным» и «прагматиком», хотела не нагнетания напряженности, а скорейшего заключения мирного договора, она не поддержала бы провокационных призывов ХАМАСа. Однако она поддержала. «Министерство информации автономии» опубликовало заявление, в котором говорится, что Израиль «пытается запустить новую волну государственного террора», «игнорирует святыни ислама и христианства и свободу вероисповедания».
Но, судя по всему, инцидент раздуть не удастся. Призывы к «защите мечети от осквернения» уже всем надоели. Эти призывы звучали и во время археологических работ, и при строительстве в районе Храмовой горы. Таким образом, третьей интифады не получится.
Кстати, если окончанием первой считается заключение соглашений в Осло, то об окончании второй никаких сообщений не было. А присваивать новой интифаде номер «два с половиной» как-то несолидно.


Комментарии (Всего: 1)

Nadoeli cvoim neumeniem ujitsa.....

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *