Фабрика грез миллиардера на ходулях

Досуг
№40 (702)

Канадский Cirque du Soleil (CdS), подлинное чудо ХХI века, связывает с нашей родиной и нашими соотечественниками так много видимых и невидимых нитей, что невольно зарождается какое-то странное ощущение духовного родства с ним. Да и канадский-то он лишь по месту прописки его головного предприятия. А во всем остальном интернационально-русский. В цирке работает около 4 400 сотрудников из 46 стран, говорящих на 20 языках. Примерно одна треть из них – выходцы из России (не говоря уже о республиках бывшего СССР).
Цирк, созданный Лалиберте, взлетел на такой заоблачный уровень, что о нем можно говорить и говорить – взахлеб. Ничего подобного до него мир просто не знал. Это совершенно новое слово и в цирковом искусстве, и в театральном, и в шоу (но при этом густо замешанное на русских цирковых традициях, на мастерстве и трудолюбии русских спортсменов и артистов). После каждого посещения его представлений лично я долго прихожу в себя. То же самое наверняка происходит и с любым его зрителем.
А ведь воздвиг Guy Lalibertе своего циркового гиганта – посреди мира всего, с нуля, с бродячей труппы. Этот забавный, по сей день похожий на веселого добродушного клоуна (хоть давно уже ходит в мультимиллионерах) франко-канадец – “творческий бизнесмен”, как его называют, в 14 лет сбежал из дома, собрал вокруг себя друзей в труппу бродячих циркачей и выступал с ними на улицах и площадях разных городов. На потеху случайной публике Ги выделывал пируэты на ходулях, глотал огонь, играл на аккордеоне. В 18 лет уехал в Париж, где по сути делал то же самое, попутно наблюдая и набираясь опыта. В 23 вернулся в Квебек и в 1984-м вместе со школьным другом, Даниелем Готье, финансистом по образованию, основал компанию, назвав ее Cirque du Soleil (“Цирк Солнца”).
А потом был тернистый путь становления гениального детища, путь разочарований и потерь, поиска и ошибок, находок и открытий. И наконец долгожданного успеха. В 2003 г. Лалиберте выкупил у Готье его долю и стал единовластным владельцем компании. Свой 50-летний юбилей он встречает с личным состоянием в $ 1,5 млрд. Сам Ги уже почти не выступает, но с прошлым расставаться не спешит. Любит поиграть на аккордеоне, походить на ходулях, развлекая своих пятерых детей, которые зовут его “папа-дракон” – за то, что умеет извергать огонь.
Сегодня компания Лалиберте – гигантская развлекательная империя, в основе которой лежит адский труд всех ее членов, какую бы должность они ни занимали. Но феномен Солнечного цирка заключается в том, что труд этот так умело организован, что каждому доставляет радость и глубочайшее моральное удовлетворение.
“Всё начиналось с малого, – рассказывает Павел Брюн об истоках слияния CdS с русским мастерством и традициями, – с 1990-го, когда я интегрировал в шоу “Nouvelle Experience” первых русских артистов, Владимира Кехаяла и Василия Деменчукова. В 1992-93, вместе с Московским цирком на Цветном бульваре, мы готовили большой воздушный номер для первого шоу в Лас Вегасе, “Mystere”, полностью укомплектованный российскими артистами, что стало первым крупным “вливанием” наших в CdS”.
Сам Павел Брюн 10 лет проработал в цирке дю Солей в качестве артистического директора и хореографа. Трудно переоценить значение русских в CdS, считает он, потому что русские традиции и технологии в искусстве цирка, театра и в спорте очень высоки и глубоки. “Шажок за шажком, приводя в CdS одного российского артиста за другим, создавая номер за номером, привлекая тренера за тренером, мы знакомили Цирк с тем, что знаем и умеем лучше многих (если не всех) в мире”.
В CdS есть отдел, занимающийся поиском интересных номеров и артистов, на что компания не жалеет никаких средств. Специальные люди ездят по всему миру, отбирая для участия в шоу лучших из лучших. Большинство артистов CdS – спортсмены высшего разряда: бывшие чемпионы Европы, мира, победители олимпиад. Из них более 300 – граждане России. А в шоу Alegria из 50 циркачей 30 - наши соотечественники.
Российские профессионалы ставят для CdS новые номера и шоу. Вот лишь несколько имен: постановщик пантомимы и клоунады Слава Полунин, специалист по подбору кадров Павел Котов, генеральный директор CdS RUS Наталья Романова, главный тренер цирка Борис Верховский, утверждающий, что таких невероятных высот Цирк смог достичь в первую очередь благодаря сильной советской цирковой и спортивной школе. Все массовые номера в “Алегрии” поставлены в чисто русских традициях москвичами Андреем Львом, Александром Моисеевым и Павлом Брюном. 
Со Славой Полуниным, лидером ленинградского театра пантомимы “Лицедеи”, тем самым трогательным “Асисяй”, что покорил когда-то наши сердца, Ги Лалиберте познакомился во время поездок по миру. Эта встреча для CdS стала в каком-то плане судьбоносной, определив направление и художественную выразительность всей его уникальной клоунады, в которой по сей день четко прослеживается полунинский стиль, поскольку наш “первый и главный Асисяй России”, как его называют, не только выступал в цирке с сольным номером, но и работал постановщиком клоунады.
По протекции Полунина четыре “лицедея” заключали контракты с CdS. Одного из своих бывших коллег он случайно встретил на улицах Нью-Йорка. Иммигрировавший в Штаты Юрий Медведев, талантливый мим и актер Театра на Таганке, зарабатывал на жизнь извозом. Полунин привел его в CdS, в шоу “Алегрия” – себе на замену. Для Юрия это было равносильно второму рождению. Он снова становился артистом, со своим сольным номером. И где - во всемирно известном цирке!
Бывшая москвичка, многократная чемпионка России и Европы по прыжкам в воду 29-летняя Настя Добрынина уже 11 лет работает в шоу “О”. В 1995-м, когда ей не было еще 18-ти, брат посоветовал Насте отправить резюме в цирк дю Солей. Отправила. Через какое-то время ей позвонили и лаконично сказали: “Мы вас берем, приезжайте”. И Настя отправилась в Монреаль. Как несовершеннолетнюю ее поселили в русскую семью, и направили на учебу – все артисты CdS должны иметь диплом о среднем образовании.
Один из ярчайших артистов шоу Alegria и старожилов CdS бывший чемпион мира по акробатике Евгений Иванов из Ярославля много лет назад примкнул к цирку вместе с семьей. Сейчас им с женой уже за 40. Дочери Кристине - 23. Она акробатка шоу в Орландо. Сын Тимофей родился во время гастролей. Ему 8 лет и он повсюду ездит с родителями.
Кристина начала выступать с 11 лет. Прежде чем с ней заключили контракт и взяли в шоу, девочка прошла 4-месячное обучение в Монреальском офисе CdS. С ней работали одновременно 5 учителей и тренер. Мать приводила дочь на занятия в 7 утра. Домой они возвращались не раньше 9 вечера. Но нагрузка была юной Кристине не в тягость. Она чувствовала себя счастливой.
Евгений по-прежнему акробат в шоу Alegria, в групповом номере “Фаст-трак”. И еще он – Красный Горбун, колоритный, запоминающийся персонаж, который проходит через все действие, как бы объединяя и связывая отдельные фрагменты в единое целое.
Да, основы во многом заложены цирковой и спортивной школой, созданной еще в СССР, отличающейся высочайшим профессиональным уровнем, но цирк дю Солей, впитав в себя лучшие мировые традиции, создал нечто принципиально новое, до него невиданное, уникальное. Он создал цирковой театр-драму, “акробатическую оперу”, гимнастическую пантомимо-клоунаду, мистику, фантасмагорию, чудо. Он создал искусство будущего, магический цирк-театр.
Здесь держат марку уникальности абсолютно во всем. CdS - это высочайший, почти запредельный профессионализм актеров и совершенно потрясающие костюмы. Одна из особенностей Цирка – он принципиально не использует в своих шоу животных. Другая – его воздушные акробаты, какие бы сложные, порой просто немыслимые трюки они ни выполняли, как правило, работают без страховки. В шоу не используется ни фонограмма, ни знакомые зрителю мелодии – для каждого представления пишется своя музыкальная партитура. У CdS свои композиторы, разумеется, лучшие. А лучший среди лучших - Рене Дюпре. Музыканты и певцы являются частью шоу.
Cirque du Soleil, отмечающий в этом году свое 25-летие, превратился в самый мощный цирковой организм в мире, которому нет аналогов. Настоящая шоу-империя с годовым оборотом $280 млн. Ее огромнейший головной офис (IHQ), находящийся в Монреале, так же уникален, как и все остальное. “Фабрика по производству цирковых грёз”, как ее окрестили сами артисты, состоит из двух зданий: “Студии” – всего, что связано с творческим процессом, и “Ателье”, где, помимо прочего, находятся мастерские по пошиву костюмов и изготовлению декораций и реквизита.
Это не просто пара административных зданий (строительство которых обошлось компании в $60 млн), а целый город со сложнейшей системой управления, находящийся на полном самообеспечении. В нем 1800 сотрудников, отобранных по всему миру, как лучшие из лучших, – режиссеры, художники-постановщики, музыканты, дизайнеры, художники по костюмам, тренеры, технический персонал, кадровики, учителя, повара...
Именно здесь рождаются, оттачиваются и воплощаются в жизнь фантастические шоу CdS. Средний возраст его артистов - 32 года, от 10 до 45 лет. Все приглашенные для выступления в CdS обязательно проходят курсы специальной подготовки – групповые и индивидуальные (formation). Несколько сотен специалистов работают с новичками, обучая их танцам, актерскому мастерству, музыке, пластике, пантомиме, акробатике и т.д. Только за прошлый год более 500 артистов прошли здесь специальное обучение. По истечении 4 месяцев лучшие из них получили контракты и работу в одном из шоу. А тем, кто не дотянул до нужной планки, вручили обратный билет на родину.
Костюмы CdS - это целая поэма. Художники черпают свои идеи и образы из средневекового театра “Дель арте”, старинных гравюр Жака Калло, творчества Гойи и Босха, из традиций старинной пекинской оперы, сказок Гофмана, Андерсена, Перро.
Костюмы, обувь, шляпы, маски и прочие аксессуары изготавливаются здесь, на местах, по индивидуальным лекалам. За один только прошлый год было создано более 25 000 костюмов. На них ушло более 50 км ткани, которая поставляется из самых разных стран мира, причем исключительно белого цвета. 80% всех тканей обрабатывается, красится и расписывается непосредственно в мастерских CdS художниками по текстилю.
Для изготовления масок, шляп, париков, которые всегда индивидуально, с головы каждого актера снимается гипсовый слепок. Требования к мастерам – высокий уровень и творческий подход к работе. Каждый костюм, каждый парик, каждый головной убор – произведение искусства. Вся обувь также шьется вручную, по индивидуальным колодкам, в обувных мастерских IHQ.
Чтобы читатели представили, во что это обходится, приведу один пример: комплект одного костюма с кожаной маской из серии “Старых Птиц” в стиле XVIII века стоит около $10,000. При этом каждый костюм обязательно дублируется. Мастерская IHQ, в которой трудится более 300 штатных сотрудников, – единственная в своем роде. (Ее площадь - 4 тыс. кв. м).
Одна часть цирковых трупп работает стационарно, другая отправляется в долгосрочные гастроли со своим шапито. Шапито цирка дю Солей – это театр-городок, рассчитанный на 2,5 тыс. зрителей и находящийся почти на полном самообеспечении. От города, в котором он монтируется, ему нужна только вода и телефонная связь. Все остальное работает в автономном режиме, включая электричество. В просторном фойе - магазины и буфеты. В отдельном крыле административные вагончики, школьные корпуса на колесах, столовая для труппы, членов семей артистов и персонала, техническая зона для монтажников и т.д.
Поскольку одно турне может длиться несколько лет и многие актеры ездят семьями, с ними следует по 70 контейнеров. Помимо циркового оборудования, в них все, что может понадобиться семьям для нормальной жизни, включая кухонную утварь и школьные принадлежности для детей. В состав труппы входят и учителя, чтобы дети не прерывали процесса учебы. Кстати, компания не только заботится об образовании детей своих сотрудников, но и помогает артисту овладеть другой профессией после того, как он уже не может выступать в цирке.
- Контракт, который с нами заключают, дает гарантированный годовой доход (какой именно – разглашать строжайше запрещено), – рассказывает гастролирующий с цирком артист. – Помимо гонорара, нам оплачивают проживание и питание. Для одиночек снимают номер в 4-5-звездочных отелях, семейным – кондо-апартаменты с кухнями. Мы имеем полные медицинские страховки и частичные - для членов семьи.
8 трупп одновременно гастролируют по свету со своими шапито. И 9 трупп работают стационарно: в Токио, Макао, Нью-Йорке, Орландо во Флориде и целых пять - в Лас-Вегасе. На создание одного представления уходит от 1 до 3 лет и порядка $40 млн. Масштабы и мощности CdS постоянно растут. В прошлом году, например, было запущено сразу три новых шоу – в Токио, Макао и Лас Вегасе.
Цирк дю Солей - это наглядное свидетельство тому, что мы вступили в новую эру, в XXI век.