Тысячелетники покидают гнездо

Америка
№40 (963)

Согласно последним данным статистики, тысячелетники - поколение родившееся между 1980 и 2000 годами - начали потихоньку покидать родительский кров и перебираться в собственное жилье.
Напомним, что материальная беспомощность 30-летних американцев считается одним из самых серьезных факторов, сдерживающих восстановление нашей экономики в целом и сектора недвижимости в частности.
В секторе недвижимости пассивность тысячелетников особенно заметна, владение собственными домами в этом поколении упала с традиционных 44% до 36%. Это привело к тому, что в последние три года снизилось строительство небольших домов на 2-3 спальни, но вырос спрос на дома, в которых проживает несколько поколений.
И все же  жизнь не стоит на месте, и даже такое вялое восстановление экономики приносит свои плоды.  Начиная с этого года, согласно данным национального бюро статистики, тысячелетники начали активно заводить семьи, чего раньше не происходило,  следовательно, они будут пытаться отделиться от своих родителей.
Пока этот процесс «выхода из подполья» еще достаточно слаб, однако, по оценке экономистов, в ближайшие пять лет это поколение потратит на аренду жилья 600 миллиардов долларов, а на покупку - примерно 1,5 триллиона.
Впрочем, с покупкой собственного жилья дело обстоит весьма непросто.
«Проблемы тысячелетников  давно известны, - утверждает глава исследовательского института Нильсена Дэвид Бербанк, - период их вхождения в жизнь оказался связан с самым тяжелым за последние полвека экономическим кризисом. Из-за роста стоимости образования выпускники колледжей влезли в огромные долги,  при этом положение на рынке труда было и остается достаточно тяжелым. Речь не только о сложностях с получением работы, но и о том, что средняя зарплата выпускника ВУЗа за последние пять лет снизилась на 3,5 тысячи долларов с учетом инфляции. Если учесть, что после кризиса условия предоставления ипотеки банками и кредитными союзами стали значительно строже, а размер задатка (downpayment) значительно вырос,  практически у большинства представителей этого поколения не много шансов на то, чтобы собрать средства на первый взнос. Именно поэтому большой процент тысячелетников после окончания колледжа возвращался и возвращается под родительскую крышу».
В прошлом году примерно 10% потенциальных покупателей первого дома – тысячелетников – не получила заем у банка из-за своего долга за образование. А 54% тысячелетников-домовладельцев на несколько лет откладывали приобретение собственного дома из-за того, что студенческие долги и низкая зарплата не позволяли им собрать деньги на первый взнос.  
Но все же картина не столь мрачна. Согласно данным  National Association of Realtors, уже сейчас количество тысячелетников, приобретающих свой первый дом, выросло. Как же этим счастливчикам удается решить этот непростой комплекс проблем?
Исключительно с помощью родителей и ближайших родственников. Именно они приходят на помощь  и помогают с выплатой downpayment.
В прошлом году примерно 27% новых домов было приобретено благодаря этой помощи. В этом году, по оценке риэлторов, количество таких сделок составит 30% от общего оборота.     
Такая неожиданная родительская помощь – позитивная тенденция для сектора недвижимости, она означает, что спрос на новые дома растет, следовательно, растет и их строительство. А это важный фактор для нашей экономики.
«Помощь бэбибумеров своим детям, - считает социолог Энн Неллис, -  вполне естественна, хотя и весьма непривычна. Раньше родители гораздо в меньшей степени помогали свои детям. Однако сегодняшние экономические реалии работают против молодых, а бэбибумеры оказались в гораздо лучшем материальном положении, чем тысячелетники. Даже медленное восстановление экономики играет на их обогащение, а постоянный рост биржи позволил им почти полностью восстановить потери от финансового кризиса».
Действительно, бэбибумеры быстрее других возрастных категорий восстанавливают свое состояние. Достаточно сказать, что средняя величина пенсионного фонда 401К, который американцы заводят на работе, за пять лет выросла почти в два раза с 76 тысяч долларов до 144. К этому можно добавить рост стоимости принадлежащей им недвижимости, которая еще не достигла своего докризисного ценового уровня, но стремительно приближается к нему.
«Бэбибумеры уже выходят на пенсию, - продолжает Неллис, - и многие из них задумываются, как лучше распорядиться своими сбережениями. А что может быть лучше помощи детям, которые оказались в таком незавидном положении?».
Возможно, что такая родительская помощь привлечет большее количество тысячелетников на рынок вторичного жилья, который сегодня переживает не лучшие времена. В первые годы кризиса даже у успешных тысячелетников на этом рынке  было немного шансов на приобретение дома. И дело здесь не только в долгах и жестких банковских правилах, – просто основным покупателем вторичного жилья в первые годы после кризиса были инвесторы, которые  по дешевке скупали обесценившуюся недвижимость. Когда же  цены пошли вверх, количество таких инвесторов заметно снизилось, и это резко уменьшило конкуренцию, что, в свою очередь, дало шанс молодым семьям приобрести свое первое жилье. Но без поддержки родителей даже дешевое жилье им не по карману.
Вот пример, жительницы Сиэтла, 31-летнего менеджера интернет-компании Аманды Вули, которая недавно стала обладательницей собственного маленького домика на две спальни.
«Мы  с мужем уже давно собирались купить свой домик и родить ребенка,  - рассказывает она, - однако когда мы нашли выгодную сделку, то поняли, что наших сбережений на выплату downpayment не хватит.
Мои родители сразу же предложили свою помощь, но мне совсем не хотелось брать у них деньги, мы ведь с мужем работаем. Однако когда мы попыталась получить заем в банке, когда познакомились с условиями их программ для покупателей первого дома, когда все подсчитали, то поняли, что при таких размерах выплаты ипотеки мы еще лет десять не сможем завести ребенка. Пришлось принять помощь родителей».
Родители Аманды выплатили деньги за половину первого взноса, и оплатили оформление сделки (closing).   
«Во-первых, - объясняет Дебора Вуллис, мать Аманды, - мы смогли помочь своей дочери, во-вторых, деньги, которые мы ей подарили, можно списать со своих доходов».
Согласно инструкциям налогового управления,  каждый из родителей может списать со своих доходов до 14 тысяч долларов за подобную помощь своим детям.
Но не все так просто, как могло бы показаться. Банки обставляют получение родительской помощи  многочисленными формальностями.  В некоторых штатах требуют документального подтверждения дара, то есть заявления дарителя. Но и это еще не все. Покупатель обязан представить полные данные о переводе денег со счета на счет или копию чека, обосновать получение этих денег, а также представить заявление дарителя о том, что тот не намерен требовать возврата денег.
«Такие жесткие правила вполне оправданы, - считает вице-президент Мэрилендского кредитного союза Дейв Рорбах. – Нам не раз приходилось сталкиваться с тем, что молодежь занимает у родителей деньги на первый взнос, а потом пытается отдавать эти деньги. Но такая финансовая стратегия заведомо провальна, как правило, 85% таких покупателей потом объявляют банкротство, и именно банкротство мы стараемся предотвратить».  
Но даже эти препоны не способны остановить бэбибумеров, которые пытаются в условиях нынешней экономики наладить жизнь своих детей–тысячелетников. И таким образом помочь  стране выбраться из экономического болота.

Н. Летов